Ещё

Анна Сидорова: у меня нет задачи просто съездить на Олимпиаду в Пекине 

Анна Сидорова: у меня нет задачи просто съездить на Олимпиаду в Пекине
Фото: Спорт РИА Новости
Скип по керлингу в беседе с корреспондентом РИА Новости рассказала о том, как лучше переносить условия карантина, подвела итоги прошедшего сезона, а также о том, планирует ли побороться за участие в Олимпиаде в Пекине.
— Как и все остальные спортсмены в нынешней ситуации, вы, судя по вашим видео в Instagram, вынуждены тренироваться дома. Как считаете, как лучше справляться с ситуацией?
— Если есть такая возможность, конечно, лучше уехать подальше от Москвы, за город. Есть хороший повод провести время с родителями. Мне кажется, я столько времени с ними не проводила за все свои последние 16 лет в спорте. В загородном доме проще выйти на улицу — у тебя есть свой собственный участок, ты можешь выходить на улицу и дышать свежим воздухом без маски. Чуть сложнее, правда, в том, что касается доставки продуктов или поездки в магазин, потому что все не близко. Но я стараюсь находиться за городом, чтобы избежать этого чувства закрытости в четырех стенах, там все же побольше свободы.
А в плане тренировок, несмотря на то, что я не бегаю на улице, все равно нахожу возможность тренироваться дома. Очень многие просили меня выложить видео моих тренировок. На самом деле наснимала я намного больше, чем выложила — как-то у меня не доходят до этого руки, ленюсь. Но сейчас в соцсетях настолько много записей тренировок спортсменов, что мои занятия не станут чем-то новым, и я просто буду одной из тех, кто поделился своими упражнениями. Но я, естественно, стараюсь поддерживать форму, чередую тренировки, не забываю о том, что надо тянуться. И, конечно, еще активнее слежу за питанием — но не из-за того, что боюсь поправиться. Просто я понимаю, что сейчас надо уделять внимание всему, тем более есть такая возможность.
Лучше делать акцент на самореализацию — больше читать, смотреть. Стараюсь быть в курсе всех событий, но это не значит, что я постоянно читаю новости про коронавирус. Я нахожу что-то интересное для себя, к примеру, в экономике, что мне до этого было неизвестно, и читаю по этой теме все подряд. Не могу сказать, что меня все происходящее сильно «накрыло» — по крайней мере в психологическом плане. Никакой истерии, стараюсь подходить ко всему с холодным разумом. Я больше переживаю за своих родителей, потому что они оба пенсионеры и находятся в группе риска. Мне спокойнее, что они за городом, и все, кто общаются с ними, это я, мой брат, собака, кот и несколько куриц (смеется). Такой у нас сейчас плюс-минус круг общения.
Мама меня обучает разным вещам. Говорит — раньше у меня не было возможности тебя учить каким-то бытовым моментам. Доходит до того, что она мне рассказывает, как нужно правильно резать (смеется). Мама находит какие-то тонкости, подсказывает, как делать правильнее. Вместе ухаживаем за курами — у нас их 12 штук плюс один петух. Занимаемся ими, ходим собираем березовый сок — деревенская жизнь у меня насыщенная.
Непонятно, что будет дальше
— Кроме чемпионата России в нынешнем сезоне вы же успели доиграть все соревнования?
— Женский чемпионат мира у нас тоже отменили, хотя я не должна была, конечно, там играть. Но это все равно было важно. Обычно в мае у нас всегда собираются тренеры, руководство федерации и принимают решения по составам сборных. Каждые полгода у нас проходит диспансеризация, и непонятно, будет ли у нас медицинское обследование на этот раз — это же сбор людей в одном месте, который запрещен, да и вообще придется выходить из дома. В сборную могут входить люди, которые имеют медицинские допуски, и эти списки должны подаваться в . Непонятно, как будет сейчас это сделано. У нас нет ни результатов — ни чемпионата мира, ни чемпионата России, по итогам которых формируются команды. Диспансеризации у нас, похоже, не будет. Как будут собираться люди на следующий сезон, тоже пока непонятно. Все мы живем в состоянии ожидания в надежде, что все это скоро прекратится. Я уже не говорю о том, что, не тренируясь на льду, мы теряем форму. Условия карантина во всех странах разные — у кого-то жестче, у кого-то мягче, а кто-то, как шведы, и вовсе не прекращает тренировки. А мы теряем форму.
— А вы общались со шведами — по-моему, они единственные, кто продолжает тренироваться?
— Мы не настолько близки, напрямую не общались. Но мы подписаны друг на друга в соцсетях, и я вижу, что команда продолжает тренироваться. Во всяком случае, я видела, что кардиотренировки и силовые занятия в зале они продолжают делать вместе. У них есть свой керлинг-клуб, а живут они все недалеко от него, так что, думаю, могут тренироваться и на льду. Не самое приятное, конечно, чувство понимать, что ты не тренируешься, а твой соперник не спит.
Сезон перемен
— Как в целом оцениваете этот сезон — думаю, даже если чемпионат России пройдет в августе-сентябре, его можно считать завершенным?
— У нас в очередной раз поменялась команда, и мне даже непонятно пока, что будет с составом на чемпионат России. Просто на этих соревнованиях выступают команды из одного региона, одного клуба. Я всю жизнь играла за Москву, а этот сезон выступала за Краснодарский край, и это должен был быть первый мой чемпионат России, на котором я бы играла за этот регион. Состав моей команды на чемпионат был бы другим в отличие от команды , где все игроки выступают за один клуб, они все питерские. У меня же было бы только два человека из моей команды. Конечно, с одной стороны очень важно хорошо выступить на чемпионате России, но с другой ты понимаешь, что у тебя нет возможности бороться на равных, у тебя каждый раз новый состав.
Мы очень плавно входили в этот сезон. Но в его середине нам снова пришлось пережить изменения в составе — когда нам казалось, что все случилось, что мы наконец-то сработались, пошла «химия», у одной из девочек нашей команды случился медицинский недопуск на девять месяцев. Она скоро станет мамой, а у нас в стране так принято, что когда ты беременна даже на ранних сроках, врачи тебе запрещают тренироваться и выступать. Опять же приведу в пример Швецию, скип их сборной Анна Хассельборг родит даже на месяц раньше, чем эта девочка из моей команды. При этом Хассельборг должна была ехать сейчас на чемпионат мира, а у нас игроку еще пять с половиной месяцев назад сказали — все, сиди дома. Очень разный подход, и это все, конечно, на нас отражается.
В середине сезона у нас также поменялся тренер. Много всего было, и, естественно, тебе всегда нужно время, чтобы привыкнуть друг к другу, сыграться, почувствовать друг друга. Недостаточно у нас было времени, чтобы выигрывать отбор на чемпионат мира. Помимо всех этих изменений, за пять дней до отбора у меня была операция, которую никак нельзя было отложить. Мы пытались решить все традиционными методами, но поняли, что не получится. В субботу меня прооперировали, в понедельник я вылетела на сбор, тренировалась на обезболивающих, а в четверг у нас уже стартовали игры. Конечно, чувствую тоже вину, потому что не смогла подойти к отбору в той форме, в которой следовало. Постоянно с нашей командой происходят какие-то ситуации, которые пока, я надеюсь, что пока, оттягивают тот момент, когда мы сможем показать зубы в полную силу.
— Как изменилась работа с приходом нового тренера , тем более, у вас уже была возможность поработать с ним на чемпионате мира-2018, на который вы поехали в качестве запасной?
— Не могу сказать, что тогда мы очень плотно с ним работали. На тот чемпионат я ехала с определенной ролью, изначально была договоренность, что буду играть только в критический момент. Основная работа с Белановым у нас в этом сезоне началась где-то за месяц до отбора. Не могу сказать, что в плане тренировок я делаю сейчас что-то, чего не делала никогда в жизни. Но сам подход нового тренера к работе отличается — он более систематизированный. Наш тренер — состоявшийся в жизни человек, керлинг для него больше не работа, а увлечение. Он в хорошем смысле этого слова болен керлингом, он — энтузиаст своего дела. Вся работа у него расписана, начиная с плана на месяц вперед и заканчивая расписанием, когда мы прибываем в аэропорт. Для меня такой системный подход был в новинку.
— Расставание с бывшим тренером Светланой Яковлевной Калалб наверняка было болезненным?
— Для меня это тот тренер, который открыл для меня керлинг. Именно она встретила меня, когда я пришла пробовать свои силы в самый первый раз. Мы очень много лет работали вместе, и большинство моих медалей было выиграно вместе с ней. Она для меня, наверное, как вторая мама — я проводила с ней реально больше времени, чем со своими кровными родителями. Теплые отношения между нами останутся навсегда. Но мы взрослые люди и понимаем, что так сейчас сложилась жизнь. Светлана Яковлевна сейчас работает с мужской командой. Иногда что-то меняется, и только время покажет, насколько было верным решение о перестановках в тренерском штабе.
Времени до Олимпиады остается очень мало
— Сейчас вы с энтузиазмом ждете начала сезона?
— В любом случае стараюсь не унывать. Не могу сказать, что полна энтузиазма, так как, как и все, не знаю пока, что будет в будущем. Мой энтузиазм сейчас больше направлен на то, чтобы узнать, что же нас ждет, сколько будет команд, будут ли отборы. Вопросов очень много. Не завидую тем людям, которые будут принимать все эти решения. Времени до Олимпиады остается уже очень мало, всего полтора сезона. Думаю, что те изменения, если они будут, будут носить критический характер, потому что от этих решений будет очень многое зависеть — и не для меня лично, а для всей страны в целом, для нашего вида спорта, для нашей федерации. Уверена, люди, работающие у нас в федерации, тоже это понимают и со всей ответственностью подойдут к принятию этих решений.
Если в начале четырехлетия можно было пробовать что-то новое, то сейчас уже нет смысла, на мой взгляд, экспериментировать. Нужно определиться с тем, что будет дальше, понять, какой путь развития они видят для национальной сборной, захотят ли они видеть противостояние двух команд до конца цикла с отбором на Олимпиаду или захотят сделать одну команду, собрав лучших игроков из двух составов, сделав что-то новое. Сейчас настает такой критический момент, который будет определять многое. И мы, спортсмены, тоже ждем этих решений, чтобы понять, как дальше будет двигаться жизнь. Если создадут одну команду, кто-то останется за бортом и будет вынужден искать себя в чем-то еще, понимая, что шансов на Олимпиаду нет, а нужно дальше как-то жить.
— Вы намерены бороться за Олимпиаду?
— Я могу сказать, что чувствую в себе силы. Я так скажу — у меня в жизни была уже Олимпиада и даже не одна. У меня нет задачи просто туда съездить, мне это неинтересно, я уже там была. Для того, чтобы бороться, я должна четко понимать, что обладаю всем необходимым, чтобы не просто сражаться внутри страны или на чемпионате Европы, а чтобы выигрывать медали Олимпийских игр, вот это мне интересно. Все остальное, наверное, нет, потому что у меня уже есть пять медалей чемпионата мира и несколько выигранных чемпионатов Европы. Просто так скататься на Олимпиаду мне не хотелось бы.
Видео дня. «Арсенал» сокращает зарплаты рядовым сотрудникам клуба
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео