Ещё

Один из самых скандальных трансферов советского футбола: Колотов, Киев, ЦСКА, «Торпедо» 

Один из самых скандальных трансферов советского футбола: Колотов, Киев, ЦСКА, «Торпедо»
Фото: Чемпионат.com
В СССР тоже бывали остросюжетные трансферные сериалы!
В советском футболе не существовало таких понятий, как контракты, трансферы, компенсация за воспитание и подготовку. Будучи профессионалами по сути, игроки и тренеры формально числились военнослужащими, сотрудниками или государственных предприятий, а переходы из клуба в клуб регламентировались недоскональной инструкцией Госкомспорта. Простор для «распилов» и «откатов» был минимальный — соответственно и громких скандалов на «миграционной» почве практически не возникало. А те немногие, что всё же вспыхивали, как правило, кулуарно и гасились. Футбол был делом государственной важности, и за его «моральным обликом» руководящая верхушка страны следила строго. Обо всех нештатных ситуациях спортивные чиновники в обязательном порядке докладывали в Центральный комитет (ЦК КПСС). Но не всё удавалось решить тихо-мирно, без привлечения общественности. Пожалуй, самый громкий скандал трансферного рода в СССР разразился в 1970 году. Молодой дебютант сборной Союза Виктор Колотов поставил в тупик футбольное начальство страны, написав заявления о переходе сразу в три (!) клуба Высшей лиги — московские и , а также киевское . В конечном итоге талантливый хавбек остановился на украинском клубе, но от крупных неприятностей это его не спасло. Публичные обвинения в меркантильности, беспринципности и далее по списку — обидные, но не самые страшные из них. Куда более серьёзным моральным ударом для 20-летнего футболиста стала годичная дисквалификация. Только заиграл, забил первые голы за сборную — и на тебе: приехал…
Киевляне отбили Колотова у ЦСКА и увели буквально из-под носа у «Торпедо»
Уроженец маленького посёлка Юдино (сейчас — район Казани) так резко и неожиданно, в том числе для самого себя, оказался в центре всеобщего внимания, что, похоже, элементарно растерялся, поплыл. Вчера бегал спокойно в первой лиге, а сегодня — рвут на части ведущие клубы страны, в сборную вызывают! Видно, по неопытности, наивности и наделал ошибок, за которые потом пришлось расплачиваться. Первым из корифеев тренерского корпуса СССР глаз на юношу положил легендарный . Историю их знакомства порталу zbirna.com подробно изложил главный селекционер «Динамо» 70-х Андрей Биба (трижды чемпион СССР и лучший футболист страны 1966 года): «Однажды казанцы приехали в Киев на матч с нашим , и мы с Дедом отправились на стадион. Он хотел увидеть Колотова в деле. Но Виктор, к сожалению, был травмирован и на поле не вышел. Тогда Маслов попросил найти футболиста и привести к нему на трибуну. Через несколько минут они уже беседовали. Потом я отвёз Колотова в гостиницу и вернулся на стадион за Дедом. В тот момент у Маслова было такое одухотворённое выражение лица, что я сразу понял: произошло что-то важное. „Едем домой“, — бросил тренер. Мы с ним жили в одном доме. Но возле подъезда не расстались — Виктор Александрович пригласил к себе. Попросил жену принести графинчик с водкой и закуску. Налив две рюмки, поднял свою и сказал: „Ну, Андрюша, уважил. Такого парня привёз! Помяни моё слово: о Колотове, когда он перейдёт в киевское „Динамо“, будет говорить вся футбольная Европа. За это грех не выпить!“ Столько уже лет прошло, а я до сих пор теряюсь в догадках: как Дед пришёл к такому умозаключению, даже не видя Колотова в игре?».
Видео можно посмотреть на «Чемпионате»
Но рано радовались в Киеве. В Москве на хавбека тоже имели виды. План «перехват» включил ЦСКА. Аргументы московского клуба звучали убедительно: «служба» в комфортных — игровых — условиях, а главное — практически гарантированное место в сборной Союза, которую по совместительству возглавлял «армеец» . На руку ЦСКА сыграло и увольнение Маслова из «Динамо» по окончании сезона. Оно автоматически избавило Колотова от моральных обязательств перед киевлянами — он-то давал слово Деду! Прикинув все за и против, Виктор ударил по рукам с красно-синими. Но и это был ещё не финал. Узнав, что дело принимает крайне нежелательный для Киева оборот, в Юдино вновь явились динамовские переговорщики. Слово Бибе. «За ним тогда очередь выстроилась, — рассказал он изданию footboom.com. — Я 12 раз приезжал в Казань за Колотовым! Принимали уже за своего. Семья Колотова жила в скромных условиях, в микрорайоне Юдино. Однажды приехали с Лёшей Рубановым (этот человек представлялся тренером „Динамо“, но в действительности был кем-то вроде агента. — Прим. „Чемпионата“), сидим, разговариваем с родителями Виктора. Вдруг вижу, к дому подходит Володя Бреднев из московского „Торпедо“. Мы ж друг против друга столько играли. Я, чтобы не рассекретили, спрятался в соседней комнате, а Рубанов остался, представили его „дядей с Магадана“. Затаился, слышу весь разговор. Бреднев убеждает, привёз ключи от двухкомнатной квартиры в Москве, билеты на поезд. Я уже начинаю ёрзать, пора Рубанову включаться. Наконец слышен голос отца Колотова: „Интересно, а что дядя посоветует племяннику?“. И Рубанов в лоб: „Да я бы советовал, как сыну, в Киев ехать…“. И начал описывать преимущества жизни там. Сработал наш план, торпедовец уехал с пустыми руками. Когда вышел из своего убежища, сразу накрыли стол. Мы ведь в гости через гастроном шли, скупились».
«Динамо» сработало оперативно. Пока Виктор находился со сборной за рубежом, его родителей вместе с братом перевезли в Киев и заселили в новую квартиру. По возвращении национальной команды в Москву мать с отцом приехали забрать Виктора с собой. Уже в Киев. И тут развернулась уже поистине детективная история. Кроме родителей Колотова поджидали Маслов с Банниковым. Первый к тому времени принял «Торпедо» и забрал с собой из Киева знаменитого вратаря. Следующим новичком «автозаводцев», по замыслу Деда, должен был стать Колотов.
Семейство Колотовых на «Чайке» доставили в торпедовское общежитие. Отказать «своему» тренеру Виктор не смог: дал добро на переход в «Торпедо». Только после ухода Маслова с Банниковым мать открылась сыну: «Витя, мы уже в Киеве! За тобой приехали». А тут и Рубанов, тот самый «дядя с Магадана», подкатил на «рафике». Усадил всех троих в машину и отвёз аэропорт, чтобы первым же рейсом отправить в Киев. Маслову оставили записку: ЦСКА охотится, срочно уехали домой.
Вскоре военком Ленинского района Казани полковник Максимов получил телеграмму следующего содержания: «Срочно шлите личное дело Колотова в Печерский райвоенкомат г. Киева». Попытки ЦСКА вернуть «беглеца» не увенчались успехом. Динамовский болельщик №1, первый секретарь Компартии Украины Владимир Щербицкий употребил всё своё влияние, чтобы призывник Колотов проходил «службу» на берегах Днепра. В футболке с буквой Д на груди. У «Торпедо» таких рычагов воздействия на конкурентов и футболиста и вовсе не было.
«В Киев я отправлялся к одному тренеру — Виктору Маслову, а попал к другому — Александру Севидову, — констатировал впоследствии главный герой детективной истории. — Первый к тому моменту был уже в московском «Торпедо». Севидов же звал меня в Алма-Ату, в «Кайрат». Но в «Торпедо» попасть не удалось. В «Динамо» мне прямо сказали: «Не дури, парень, возраст у тебя призывной, вот и отправим тебя так далеко, что и не снилось». Словом, запугали, и пришлось мне проститься с мечтой поиграть у Маслова. Вышло так, что в Федерации футбола СССР лежали сразу три моих заявления о переходе из «Рубина»: в киевское «Динамо», в «Торпедо» и ЦСКА. За это получил дисквалификацию на год и пропустил первые пять игр за киевлян…»
Украинские читатели обвиняли «Советский спорт» в грубой лжи и требовали отдать автора фельетона про Колотова под суд «Дело Колотова», возможно, не вызвало бы бурления в массах, если бы не одна заметка. 16 декабря 1970 года газета «Советский спорт» опубликовала фельетон И. Шатуновского под названием «Футбольный детектив». В нём автор подверг критике как самого футболиста, так и тех, кто «недостойными приёмами заманивали его в свои клубы». Разумеется, без санкции сверху такой материал не появился бы на страницах всесоюзного издания. Из него, в частности, читатели узнали, что «особенно неприглядно выглядели в этой „возне“ вокруг „восходящей футбольной звезды“ представители киевского „Динамо“ и московского „Торпедо“. Публикация вызвала резонанс — в редакцию поступило 1159 писем. Только тональность их, прежде негодующе-осуждающая, в скором времени начала меняться. В полемику со столичными коллегами заочно вступила „Правда Украины“. После этого материала в редакцию „Совспорта“ полетела новая порция откликов, теперь преимущественно гневных. Газету обвиняли „в грубой лжи“, „московском давлении“, „клевете на украинский футбол“. Председатель Спорткомитета СССР Павлов представил в ЦК КПСС обзор писем на 14 листах — для понимания ситуации. Из них следовало, что мнения болельщиков по щекотливому вопросу кардинально разделились: порицание и оправдание футболиста смешались в плюс-минус равных пропорциях. Так, например, работник харьковского института „Укргипромаш“ Чернецкий призывал отдать автора фельетона под суд, а „вас, корреспондентов, гнать из газеты за шарлатанство и делячество“. Студенты кафедры воспитания киевского университета имени Шевченко возмущались коллективно: „Выступление этого ничтожества И. Шатуновского, который, наверняка, ненавидит всё украинское, вызвало бурю возмущения у любителей футбола города-героя. В „Правде Украины“ такую стряпню не печатают“. Читатель Исаенко обрушился на редактора отдела футбола „Совспорта“, которым в ту пору был автор „золотого“ гола сборной СССР на Евро-1960 : „Гражданин Понедельник (товарищем Вас больше назвать не могу), Вы просто трус, предающий интересы советского спорта. Как Вы можете пропускать грязь против честных спортсменов?“. Но встречались и противоположные мнения. Инженер Руднев из Коммунарска задавался вопросом: „Неужели сами „оскорблённые“ не смогли ответить на фельетон „Советского спорта“, а нашли себе адвокатов? Вот уж действительно смещение акцентов! Все виноваты, но только не руководители команды киевского „Динамо“. А ведь переход в эту команду всегда связан с махинациями. Вспомните переезды Островского, Поркуяна, Хмельницкого. Почему об этом молчит „Правда Украины“?“. „Уж коли вы ратуете за чистоту футбола, так не защищайте тех, кто его запятнал“, — призывал товарищ Лебедев из Жданова. Читатель Заруднев подытожил: „Позорная история и все без исключения „герои“ „Футбольного детектива“ заслуживают самого строгого наказания, невзирая на лица и ранги“.
В комментариях к закрытому обзору писем для членов ЦК КПСС главред „Советского спорта“ Киселев утверждал: Биба с Рубановым обещали трёхкомнатную квартиру в Киеве родителям Виктора, „двушку“ — Лисицыну, а самому футболисту — престижную „Волгу“ и звание лейтенанта. По его данным, решающий раунд переговоров состоялся 15-19 ноября 1970 года в отсутствие самого футболиста. В то время как Виктор находился в расположении национальной команды, „в квартиру Колотова-старшего забросили много водки, закуски и даже торт. Тогда-то и состоялась заключительная сделка“. Сам Виктор Михайлович, будучи от природы человеком скромным и немногословным, редко общался с журналистами. Но в интервью „Известиям Татарстана“ в 1994 году он объяснил причины отъезда из родного дома: „А вы поставьте себя на моё место. Жил в Юдино (пригород Казани), учился в институте, каждый день в шесть утра ехал в Казань на учёбу, мотался на игры. „Рубин“ не торопился мне помочь, и только когда я собрался в Киев, всё вдруг резко изменилось — заговорили о квартире, зарплате и других благах. Между прочим, мои родители переехали в Киев раньше меня“. Попутно Колотов опроверг популярный в 70-х миф о шикарных апартаментах в центре города, которыми его „подкупили“: „Вместе с родителями и семьёй брата получил скромную трёхкомнатную квартиру на бульваре Леси Украинки. Через год брату дали однокомнатную“. Бульвар Леси Украинки — это примерно четыре километра от Крещатика. Не прямо-таки центр-центр, но и не спальный район.
Колотов забил гол в первом же матче после дисквалификации. За 11 лет в Киеве он шесть раз стал чемпионом и взял два еврокубка
После долгих и утомительных для футболиста разбирательств дисквалификацию ему всё-таки скостили. Очевидно, не обошлось без незримого участия могущественного Щербицкого, поддерживавшего товарищеские отношения с первым лицом государства . Показательный момент: председатель Спорткомитета Павлов ещё в феврале запретил главреду „Советского спорта“ упоминать фамилию Колотова на страницах газеты — „в целях недопущения разжигания страстей вокруг футболиста“. С чего вдруг такая забота о юном спортсмене?
Так или иначе в начале мая Колотов был „амнистирован“. Чиновники приняли во внимание, что „Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров Украинской ССР и Украинский республиканский совет общества „Динамо“ сделали правильные выводы из критики в их адрес в связи с нарушением норм спортивной морали при организации переезда в Киев В. Колотова, привлекли к административной ответственности конкретных виновников этого нарушения, а сам В. Колотов полностью осознал свою вину“, и постановили объявленную 15 декабря 1970 года дисквалификацию футболиста сроком до 1 декабря 1971-го считать условной.
6 мая Виктор дебютировал в составе новой команды. Событие? По нынешним временам — топ! А тогда еженедельник „Футбол-хоккей“ уделил ему ровно один абзац: „В последнем туре центральным был матч в Киеве. Его заставила так определить турнирная таблица. Он привёл к официальной смене лидера, прошёл с преимуществом нового лидера — киевского „Динамо“ над прежним — „Зарёй“. Решающий гол забил Колотов“. Так началась новая жизнь футболиста Колотова, полная голов, побед, трофеев. Причин пожалеть о сделанном в 1970 году выборе у него никогда не возникало. Шесть чемпионских титулов, два национальных кубка, два европейских — такому собранию наград многие позавидуют. Да и в сборной Виктор сделал отличную карьеру: 55 матчей, 22 гола, серебро Евро-1972, две олимпийские бронзы. Он был универсальным солдатом, готовым исполнить любой приказ командира — оттого и ценился всеми тренерами, у кого бы ни играл, назначался капитаном. Партнёры уважали Колотова за порядочность, а болельщики просто любили — за самоотверженность на поле и человечность в быту. Только сам Виктор Михайлович себя не берёг — ни футболистом, ни тренером. Оттого и ушёл рано — всего в 50.
Видео дня. «Лестер» обыграл «Бернли» в матче 2-го тура АПЛ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео