«Москва похожа на любой мегаполис мира — много людей и все пьют пиво». Джонс о России, Кубке мира и новой сборной

Лин Джонс стал главным тренером по регби в августе 2018-го года. Почти сразу же после его назначения «медведи» из-за дисквалификации соперников неожиданно оказались на Кубке мира-2019 и валлийцу пришлось экстренно готовить команду на турнир в Японию. Россия проиграла во всех играх, но запомнилась болельщикам самоотдачей и борьбой.
«Москва похожа на любой мегаполис мира — много людей и все пьют пиво». Джонс о России, Кубке мира и новой сборной
Фото: Sport24Sport24
Теперь Джонс готовит новую команду к Кубку мира-2023. В интервью Sport24 главный тренер сборной рассказал об омоложении команды, реформах стиля игры, русском языке и походе в московские пабы.
Также Лин ответил на вопросы, которые оставляли в социальных сетях Федерации регби России.
«Буквально молимся, чтобы клубный сезон начался в конце мая»
— Где вы сейчас находитесь?
- Сижу дома у себя в Уэльсе. Нахожусь тут на протяжении четырех недель с момента возвращения из Тбилиси, где мы должны были сыграть со сборной Грузии. Ситуация здесь такая же, как и во всем мире. Из дома выходить можно только при крайней необходимости.
— Держите связь с игроками?— Да, конечно. Со многими переписываюсь. Буквально вчера общался с и . Все ребята тренируются дома и выполняют программу клубов. Надеюсь, они скоро смогут сыграть в регби.
— Пока весь спорт на паузе, часть турниров отменяют, а часть переносят. Что делать с последним туром чемпионата Европы, учитывая, что победитель уже известен?— Не могу даже представить насколько тяжело сейчас спортивным функционерам принимать подобные решения. Думаю, нужно приложить максимум усилий, чтобы все турниры были доиграны. Команды, которые в последнем туре выступают дома, рассчитают на определенную прибыль от этих игр и провести их было бы правильно.
Что касается сборной России, для нас очень важна игра с Грузией. Если мы хотим научиться побеждать такие сборные, нам важно как можно чаще играть с ними.
В этом плане в вынужденной паузе есть и позитивный момент. Он поможет команде восстановиться после травм. Четыре недели назад у нас не было ряда ключевых игроков — , Станислава Сельского, Андрея Острикова, , и многих других. Надеюсь, что за время перерыва все ребята смогут восстановиться.
Мы буквально молимся, чтобы клубный сезон в России начался в конце мая. Или как можно быстрее из возможных вариантов. Регбистам нужно больше игровой практики, чтобы набрать нужную форму.
«За игры с Японией, Самоа и Ирландией ставлю девять баллов из десяти»
— Осенью сборная России второй раз в своей истории выступала на Кубке мира. Насколько вы довольны своей командой? Давайте поставим оценку от 1 до 10.— В матчах против Японии, Самоа и Ирландии я ставлю нам девятку. За игру против Шотландии — шестерку.
Люди не всегда понимают, насколько сложно было игрокам, тренерам, да и всему российскому регби в оптимальной форме подойти к тому Кубку мира. Когда в 2018 году на встрече в Париже мы вместе с представителями ФРР обсуждали мою будущую работу, мне поставили задачу омолодить команду с прицелом на Кубок мира — 2023 и создать новую боеспособную сборную. Но спустя буквально неделю произошло то, что вы прекрасно помните. Наших соперников дисквалифицировали, и мы отправились на Кубок мира. Все встало с ног на голову.
С одной стороны, это отодвинуло план развития российского регби на 12 месяцев вперед. С другой, мы провели отличные для себя матчи на главном турнире планеты и показали, что можем на равных играть с командами уровня Японии. Рад, что игроки получили такие потрясающие эмоции и провели, возможно, лучшие матчи в своей карьере.
— Какие сильные и слабые стороны сборной показал Кубок мира?— Мне много чего понравилось. Схватки, молы, коридоры, защита. Но нам нужно больше работать над игрой ногой. Например, в игре с Италией перед Кубком мира мы провалились в этом аспекте. С Японией было уже лучше — мы били аккуратно, как нужно. Еще нужно привести в порядок скорость нашей игры в целом и отдельно линии защиты. Здесь мы заметно отстаем от мирового уровня.
«Сборная России меняет стиль. Мы учимся играть в атакующее регби»
— Команда неудачно начала чемпионат Европы, проиграла Испании и Бельгии. Что произошло?— Есть несколько причин. Первая — «похмелье» после Кубка мира. Команда подошла к первым играм немного не с тем настроем. А наши соперники настраивались на Россию по максимуму. Вторая — травмы многих важных игроков.
Не буду говорить об этом публично, но я знаю конкретные вещи, над которыми нам надо поработать. Когда все вернутся в строй и войдут в нужные кондиции, команда будет выглядеть совершенно по-другому.
— Матч с Румынией показал, что кризис преодолен?— Не думаю, что это был кризис. В игре с Румынией игра ногой была на нужном уровне, это принесло результат. На чемпионате Европы год назад у нас не было такого количества травм, в 2020-м мы вынужденно варьировали состав. И у молодых игроков стало лучше получаться в третьем-четвертом матче.
После Кубка мира команда изменила свой стиль. Мы решили играть в более атакующий регби, больше держать мяч в руках, стараться действовать шире. Когда меняется стиль, все получается не сразу.
— Многие отмечают, что сборная России во втором тайме играет хуже, чем в первом. Видите ли вы проблему в этом?— Интересный вопрос. Мы очень озабочены этим. Первые таймы получаются неплохими, а во вторых действительно подсаживаемся. Есть три причины, почему так в принципе происходит. Первая: физическая готовность. Но это не про нас, наши игроки подходят к матчам в хорошей форме.
Второй и третий факторы применимы к нам. Игроки привыкли выполнять установку тренера и делать то, что им говорят. Во втором тайме наступает сильная усталость и решения приходится принимать самому. У наших ребят пока не получается удержать в голове все, что было. А принятие правильного решения на автомате на таком уровне требует большой работы.
Решить эту проблему может увеличение числа интенсивных игр на клубном уровне, где все решается в последние 20 минут, а любая ошибка может стоит тебе победы. Сейчас наши регбисты привыкли, что оплошность в конце матча на результат обычно не влияет. В чемпионате России есть интенсивные игры, но большинство встреч такими назвать нельзя.
Этой весной должна была стартовать Континентальная регбийная лига, где сильнейшие клубы России играли бы с командами из Германии, Румынии, в будущем — Грузии. Матчи были бы интенсивными от первой до последней минуты. Такой турнир может дать нам позитивный опыт. 20 лет назад сборная Уэльса испытывала проблемы, но реформы клубного регби помогли ей заметно шагнуть вперед.
— То есть России нужно изменить структуру внутреннего чемпионата?— Глобально менять ничего не нужно. Помогло бы еще одно европейское клубное соревнование, которым могла бы стать Континентальная регбийная лига. Добавятся интенсивные матчи, в которых все будет решаться в последние 20 минут.
— В нашу беседу встраивается вопрос из социальных сетей. За счет чего «Енисей-СТМ» побеждает в чемпионате России?— «Енисей» является лучшей командой страны за счет ряда причин. У красноярцев хороший резерв. Из их академии многие попадают в основную команду. Главный тренер собрал очень хороших легионеров, которые вместе с сильными игроками сборной России превратились в мощный коллектив.
Итог — очень хороший баланс между русскими и иностранцами, плюс академия. К тому же «Енисею» очень помогает регулярное участие в еврокубках — команда видит реальный уровень мирового регби и старается ему соответствовать.
— Существует ли в сборной России проблема смены поколений?— Это действительная большая проблема. Нет нужного количества игроков, которые бы пополняли взрослую сборную из национальных команд младших возрастов. Да, у нас был самый старый состав на Кубке мира.
Полтора года назад передо мной ставили задачу — обновить сборную. Она сдвинулась. Теперь я пообещал Высшему совету ФРР, что команда будет омоложаться. У нас был разработан план работы с резервом, но коронавирус его сильно подкосил — пришлось отменить сбор с молодыми игроками, который должен был пройти в мае. Под вопросом и молодежный чемпионат России (регбисты до 23 лет), который ввели в этом сезоне.
Я очень благодарен тренеру по резерву Сергею Лыско, который хорошо поработал с молодой командой в то время, когда основа выступала на чемпионате Европы.
— Текущее состояние детского регби в России позволяет укрепить сборную? Или на этом уровне необходима большая работа?— Конечно, детское регби — это основной плацдарм для всего. Пока наш вид спорта не появится в общеобразовательных школах, ответственными за его развитие будут клубы.
Сейчас Россия в этом плане отстает от сборных первого эшелона примерно на 20 лет. Это число можно сократить, если клубы будут внимательно следить за детскими школами и подводить игроков к основе в возрасте 21 года. А не к 28-ми, как это зачастую происходит.
Конечно, в Уэльсе в этом плане все более развито. Там нет большого количества видов спорта, которыми можно заниматься и за которыми можно следить. Зимой все дети смотрят регби, а летом к этому добавляется крикет. У нас нет борьбы, волейбола, баскетбола. Такова культура. Думаю, если вы поедете в Дагестан с целью найти борца, вы легко справитесь с этой задачей. В Уэльсе то же самое с регби.
У нас по телевизору всегда регби — ты постоянно его смотришь, играешь в него. Это вырабатывает инстинкты, которые помогают профессиональным игрокам приниматься правильные решения на большой скорости, практически не задумываясь. Об этом мы уже говорили интервью.
«Удивился, что в каждом городе России есть ирландский паб»
— Нынешняя пауза — возможность поработать над русским языком?— Очень важно учить язык той страны, в которой работаешь. Что до меня, то я иногда вставляю русские слова в свою речь — «пожалуйста», «удачи», «хорошо». Особенно, когда играю с детьми. Они звучит романтично, поэтично и мелодично.
Уроков у преподавателей я пока не беру. Но я очень бы хотел пообщаться с носителем. Возможно, где-нибудь на сборах.
— Что вас больше всего удивило в России?— То, что русские люди точно такие же, как и во всем мире — такие же характеры, типажи и шутки. Еще меня очень сильно удивило, что в каждом русском городе есть ирландский паб (смеется).
Когда я только приехал в Москву, мне устроили экскурсию по заведениям столицы и в шутку рассказали, что в России думают, что все иностранцы — это шпионы. Я даже это слово выучил на русском — «шпион».
Еще мне нравится, что в России осталась связь человека с природой. Ты можешь бесплатно сходить порыбачить и в некоторых случаях даже поохотится. В моей маленькой стране везде стоят камеры и за все надо платить.
Я говорю всем своим друзьям, что Москва — это тот город, который они должны посетить до того, как уйдут из жизни. Это прекрасный современный мегаполис. Здесь все точно так же, как и в других крупнейших городах мира — такое же метро, много людей на улицах и все пьют пиво.
— Где ирландские пабы лучше — в Ирландии или в России?— Когда ты хочешь выпить, это не имеет значения. Но, честно говоря, я уже не помню, когда в последний раз ходил куда-то, чтобы выпить пинту «Гиннеса». Все уже давно закрыто.
— Закончим интервью самым популярным вопросом из соцсетей. Как долго вы планируете оставаться тренером сборной России по регби?— Когда обсуждалось мое будущее, то целью значилось попадание на Кубок мира — 2023, омоложение состава, работа над долгосрочным планом развития.
Сейчас одна из наших главных задач — победа над Грузией, которую мы не обыгрываем с 1993 года. Не будет такой цели — не будет роста результатов. Если мы научимся играть на том уровне, чтобы обыгрывать Грузию, то мы сможем легко отбираться на Кубки мира и выйдем на новый международный уровень.
Главное, чтобы все люди, которые имеют отношение к регби в России, работали на благо сборной. Если эта работа будет проходить на таком же уровне, как это было в 2019-м году, то мы сможем достичь всех поставленных целей.
Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене
18+