Ещё

о необходимости экстрадиции россиян из иностранных тюрем на фоне пандемии 

«Не наша задача на полях данного материала разбираться в том, за что конкретно мотают свои, иной раз весьма немалые, сроки наши неудачливые сограждане в тюрьмах Европы и Америки. Иногда за дело, а иногда и нет. Люди там как минимум разные».
В начале недели гражданка России , не столь давно испытавшая на себе все сомнительные прелести американской тюрьмы и стараниями в том числе государства Российского депортированная на родину, опубликовала видеообращение к председателю Элизабет Тихи-Фисслбергер. С просьбой хоть как-то посодействовать изменениям в условиях содержания российских граждан в европейских и американских тюрьмах на фоне всемирной пандемии COVID-19. И Марию, повторимся, на себе испытавшую по довольно сомнительному поводу все удовольствия пребывания в самой демократической в мире американской пенитенциарной системе, здесь вполне можно понять.
И отнюдь не случайно её в этом благом начинании поддержали не только родственники российских заграничных сидельцев, но и само государство Российское, но об этом — чуть ниже и потом.
Пока же просто немного конкретики именно по сложившейся в реальности ситуации.
Не наша задача на полях данного материала разбираться в том, за что конкретно мотают свои, иной раз весьма немалые, сроки наши неудачливые сограждане в тюрьмах Европы и Америки. Иногда за дело, а иногда и нет. Люди там как минимум разные. И лично я — по опыту человека, отработавшего в своё время какой-то срок на безрадостной ниве криминальной журналистики, могу с некоторой уверенностью судить, что некоторых из них наша страна вряд ли хотела бы видеть не только у себя на свободе, но даже и у себя в тюрьме.
Такие, извините за прямоту, упыри встречаются, что у нас им одна дорога: к пожизненному заключению.
Да и то иной раз маловато будет.
А некоторые, если разобраться, так и вообще ни за что сидят.
И дело здесь вовсе не в злом умысле врагов (хотя и это тоже встречается). А в разнице в законодательствах и юридических подходах в практике разных стран. То, к примеру, за что сидела в США Мария Бутина, у нас даже в случае железобетонных доказательств вины фигуранта как максимум повлекло бы высылку из страны через аннулирование визы и какое-то административное наказание.
А, к примеру, американская гимнастка и олимпийская чемпионка , «гордость американского спорта высоких достижений», за те препараты, которые она открыто использовала во время олимпийских выступлений в виде «терапевтического исключения », по российскому законодательству должна была просто сидеть.
Вместе с врачами, её этой наркотой снабжавшими.
Ещё раз, ничего личного — просто разный правовой подход.
Но дело тут даже не в этом. Просто в ряде этих стран и, разумеется, в их тюрьмах в настоящее время при всей «разнице в подходах», помимо всех прочих бед, ещё и примерно одинаково бушует эпидемия COVID-19. В той же Италии и Испании, в тех же США.
И тут вопрос из обычной гуманитарно-правовой сферы (ещё раз, мы не собираемся обсуждать здесь виновность/невиновность сидельцев, тут наука умеет много гитик) в данном случае тупо перемещается в вопрос жизни и смерти. Причём в самом практическом и бытовом смысле этого слова, и это не может не пугать.
Просто, извините, эти люди в весьма недалёком будущем могут банально умереть.
При этом возможностей у нас им хоть как-то помочь, к сожалению, в текущих обстоятельствах, увы, не так много.
Вот если только петицию Бутиной поддержать…
И вот тут как раз и становится понятным, почему к очевидно правозащитной (в хорошем смысле этого слова) ситуации вынуждены подключаться серьёзные системные политики в лице главы : просто для него это всего лишь часть комплексной задачи, которую он уже неоднократно озвучивал.
А именно — необходимости защиты граждан России и их прав за рубежами Российской Федерации. Да, даже в том числе и таких. Просто потому, что они — граждане великой страны.
«В комитете Госдумы по международным делам вопрос поддержки россиян, оказавшихся в тяжёлой ситуации за рубежом, выделен в отдельное досье. В условиях борьбы с коронавирусом тем более нельзя отодвигать его на второй план. Наша главная задача — вернуть россиян на родину, сохранив их здоровье и жизни» — вот так.
Тут всё просто: может, потом, поближе познакомившись с материалами дел, по которым их обвиняют, мы сами захотим их немедленно расстрелять. Но это наши граждане, и это исключительно наш вопрос. И этот вопрос должны мы решать сами — просто потому, повторимся, что это граждане одной с нами страны. Этого вполне достаточно.
И именно так и ведут себя уважающие себя государства: в этом легко убедиться, достаточно просто по сторонам посмотреть. И это очень хорошо, что данный вопрос понимают (и поднимают) наши отечественные политики.
И это значит, что хотя бы этот не самый крупный, но весьма болезненный для общества вопрос мы сможем через какое-то обозримое время системно проработать и в том либо ином виде закрыть.
Очень бы хотелось в это верить, по крайней мере.
Потому как людей, которые сейчас там (неважно, по какой причине и по какому обвинению) находятся, нужно банально спасать.
Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео