Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Как Мария Лиманская познакомилась с Уинстоном Черчиллем

С 1942-го она прошла три года войны, проливала пот, кровь и слезы, видела гибель и ужас вокруг. Она дошла до Берлина в победном 1945-м и там, регулируя движение у Бранденбургских ворот, попала в светлый майский кадр советского военного фотокорреспондента Евгения Халдея. Но знаменитой эта женщина проснулась уже много позже, в мирное время 1980-х годов в СССР
Как Мария Лиманская познакомилась с Уинстоном Черчиллем
Фото: Мир новостейМир новостей
В апреле 2020 года Марии Лиманской исполнилось 96 лет, и она, слава богу, живет и здравствует недалеко от Саратова в селе Звонаревка Марксовского района.
ФОТОГРАФИЯ, СТАВШАЯ СУДЬБОЙ
Мария родом из Старой Полтавки, тоже бывшего немецкого села, как и Звонаревка (все это «саратовское великолепие» до 1941 года называлось Республикой немцев Поволжья).
В 18-летнем возрасте девушка добровольцем ушла на фронт. Пережить пришлось всякое, но в наши дни 96-летняя женщина до сих пор с благодарностью вспоминает те, военные еще дожди. А все потому, что в дождливую погоду немцы не любили летать с бомбежками. В другую погоду бомбы сыпались и сыпались
Случилось так под городом Батайском, что ее сбил по невнимательности шофер грузовика: была страшная бомбардировка, из-за чего все и произошло. Мария, служившая тогда в запасном полку и шившая одежду солдатам, попала в больницу, которая также подверглась бомбардировке. И только тот факт, что несколько бомб не разорвались, спас тогда Марию и ее подруг. Вылечившись, она пошла на курсы регулировщиц, воевала в составе 1-го Белорусского фронта.
А фронтовые пути вели в Берлин. В один из майских дней 1945-го Марию, освоившую к тому времени профессию дорожной регулировщицы (она и сегодня может взять в руки красный и желтый флажки и тряхнуть стариной!), поставили на видный пост. Она регулировала движение автомашин у главных ворот немецкой столицы, чудом не рухнувших в боях, - Бранденбургских.
Сейчас Мария уже не помнит, когда и в какой момент советский фотограф Евгений Халдей сделал снимок, ставший позже знаменитым. «Много корреспондентов приезжали в Берлин, и все были с фотоаппаратами, щелкали очень много. Увидела этот снимок впервые в журнале «Работница» в начале 1960-х годов. Тогда пришла знакомая и показала фото. На нем я стою у Бранденбургских ворот в Берлине. Думаю, снимок сделан 2 мая 1945-го. Только подпись к нему гласила, что это не я, а другая девушка. Написала потом в журнал. Через некоторое время пришел ответ от самого Евгения Халдея. Он извинился за ошибку, прислал несколько подписанных им фотографий - тот снимок, где я с флажками, и еще пару кадров с Потсдамской конференции», - вспоминала позже Мария Филипповна, прозванная после публикации в «Работнице» ни много ни мало Бранденбургской Мадонной.
Тогда советских девушек-регулировщиц было шесть, сохранился даже их совместный снимок в Берлине, где они какое-то время жили в подвале разрушенного дома недалеко от тех самых ворот.
Ничего не боялись, и Лиманская с подругами даже оставили свои автографы на стенах Рейхстага, как тогда было принято. А ведь до 9 мая бои шли на окраинах Берлина, и на глазах Марии один снаряд долетел даже до центра и ранил нескольких солдат.
ВСТРЕЧА С БРИТАНСКИМ ПРЕМЬЕРОМ
Знаменитая Потсдамская конференция победителей проходила в пригороде Берлина летом 1945 года. К тому времени Мария Лиманская продолжала исполнять свои служебные обязанности регулировщицы, и получалось это у нее отлично. Поэтому задорной девушке оказали высочайшее доверие и поставили с флажками прямо на подъезде к дворцу Цецилиенхоф - именно там собиралась Большая тройка лидеров СССР, США и Великобритании.
Этот эпизод своей биографии Мария запомнила очень хорошо, шутка ли, не каждый день ты сможешь перекинуться парой слов с самим .
А дело было так. Британский премьер ехал мимо поста регулировщицы в сопровождении трех мотоциклистов и легкового автомобиля. Очевидно, внимание Уинстона Черчилля привлекла бойкая красавица в ладной гимнастерке советского образца. И он приказал остановить возле нее машину.
- У нас инструкция была такая: никого не останавливать, ничего не проверять Но сердце замерло, когда машина остановилась. Я подошла, козырнула, увидела Черчилля с сигарой в зубах. Он спросил: «Не обижают наши военные?» Американские и английские посты стояли рядом, в их составе одни мужчины. У наших - девушки. Ответила ему: «Пусть только попробуют!» У меня, кстати, на боку в тот момент пистолет был, - любит рассказывать про этот эпизод Мария. Так великий британец получил урок: русским девушкам не страшны никакие западные военные!
ЖИЗНЬ, ОТДАННАЯ ПОТОМКАМ
В конце 1945 года Мария Лиманская демобилизовалась в звании ефрейтора. Девушка вернулась в родное село, там ей нашлась работа в библиотеке, затем она трудилась санитаркой в роддоме, поселковой больнице и даже работала уборщицей. Свою славу она, как говорится сегодня, монетизировать не сумела и не хотела, и не смогла бы - не тот это человек.
Да и всего-то 7 классов сельской школы не позволили Марии, увы, сделать красивую карьеру. Ее муж был тоже фронтовиком. Мария Лиманская взяла тогда фамилию Шальнева, а после смерти супруга решила быть поближе к дочери и переехала в Звонаревку.
Здесь ветерана знают и очень уважают, помогают и поддерживают во всем, поздравляют с праздниками не только сельчане - в Звонаревке около 200 домов, Дом культуры, школа, отделение связи, аптечный пункт, - но и военнослужащие и руководство Марксовского района.
Символично, что одна из внучек Марии (Татьяна Лиманская) вышла замуж за этнического немца и уехала жить в Германию. И уже ее дочь Алена, то есть правнучка Марии Лиманской, однажды встала в Берлине на том же месте, где стояла на знаменитом снимке сама прабабушка в мае 1945-го, и сделала снимок
Что и говорить, сегодня это фото в альбоме ветерана Марии Лиманской одно из самых любимых. Жизнь, отданная Победе, детям, внукам и правнукам, - самая нужная, красивая и правильная жизнь.
Евгений Малякин.
Фото: РИА «Новости»/С. Пятаков.