Как Хрущев и Аденауэр поощряли бывших гитлеровцев 

Как Хрущев и Аденауэр поощряли бывших гитлеровцев
Фото: Реальное время
Истории двух стран и одной еврейки-нацистки
Почему Германия не осудила спортсменов-нацистов, а Международный олимпийский комитет и Никита Хрущев им в этом потворствовали? Об этом читайте в материале «Реального времени», завершающем трилогию исторических публикаций о покровительстве, которое нацизму оказывал МОК.
Увековечивание памяти нациста в ГДР Курт Эдель, первый президент МОК Германской Демократической Республики, запомнился неоднозначными решениями. Согласно историческим документам, он не имел никакого отношения к нацистам, но при этом всеми силами поддерживал память Рудольфа Харбига. Член НСДАП и СА, Харбиг воевал в люфтваффе и погиб на территории Советской Украины в 1944 году. Спортивная доблесть его заключалась в завоевании бронзовой медали на Олимпиаде 1936 года, где он бежал в легкоатлетической эстафете. Тем не менее Эдель настоял на переименовании стадиона в Дрездене в «Рудольф-Харбиг-штадион», а вдова спортсмена-нациста Герда Харбиг работала в НОК ГДР в качестве генерального секретаря этой организации. До 1966 года в Дрездене проводился легкоатлетический пробег памяти Харбига. Кстати, мэром города также был бывший нацист Герхард Шилл, танкист гитлеровской армии. Заигрывание с семьей нациста закончилось тем, что 23-летняя дочь Харбига Ульрике сбежала из страны в ФРГ.
Четвертое место в прыжках в воду на той же Олимпиаде заняла Ольга Йенш-Йордан. Фамилию Йенш она получила после замужества, от Артура Йенша, оберштурмбаннфюрера СС. Что не помешало Ольге самой стать в 1951 году соучредителем НОК ГДР. Иными словами, две вдовы не рядовых, а вполне себе видных нацистов занимали крупные посты в НОК ГДР.
Еще более ужасным видится нацистское прошлое Эгберта фон Франкенберга. На армейской службе он довоевался до звания майора вермахта, в 1932 году вступил в СС, легион «Кондор». Что не помешало ему стать высокопоставленным чиновником в ГДР. В послужном списке бывшего нациста, например, должность президента федерации автоспорта страны.
Складывается стойкое ощущение, что в Германии ценили и продолжают ценить нацистов, поскольку в 2018 году в Дрездене провели голосование, предложив выбрать имя стадиону между «Динамо» и (снова) «Рудольф-Харбиг». С перевесом в пару процентов победил «Рудольф-Харбиг-штадион». И тут даже нет претензий к действующей власти, поскольку выбор был сделан населением Дрездена.
В 2018 году в Дрездене провели голосование, предложив выбрать имя стадиону между «Динамо» и (снова) «Рудольф-Харбиг». С перевесом в пару процентов победил «Рудольф-Харбиг-штадион». Фото wikipedia.org В то же время имя чемпиона Спартакиады СССР 1928 года и участника Олимпиады в Берлине Вернера Зееленбиндера долгое время было в забвении. Зееленбиндер, будучи коммунистом, отказался приветствовать Гитлера после одного из соревнований. На него наложили дисквалификацию на 16 месяцев, но расплата наступила уже во время войны — он был расстрелян в 1944 году. Сразу же после войны его именем был назван стадион Werner-Seelenbinder-Kampfbahn в районе Нойкёльна, части Западного Берлина. Как только союзники ушли и в 1949 году была образована ФРГ, спортобъект переименовали в Stadion Neukölln. Только в 2004 году ему вернули имя Werner-Seelenbinder-Stadion в честь 60-летия гибели чемпиона-коммуниста.
Национал-предательница Хелена Майер
В нашем завершающем материале никак нельзя обойти стороной личности «национал-предателей». В Германии таковой стала фехтовальщица Хелена Майер, олимпийская чемпионка 1928 года. Она была полукровкой (отец — еврей, умер в 1931 году). Память отца Майер предала, став участницей Олимпиады в Берлине. Дело в том, что американцы проявили принципиальность, грозя бойкотом Игр в Германии из-за притеснения в стране евреев, и тогда немцы включили в состав своей сборной полуевреев — хоккеиста на зимней Олимпиаде и Майер на летней. Хелена заняла второе место и стояла на пьедестале почета, вскинув руку в нацистском приветствии. Всю Олимпиаду она проходила в форме со свастикой, став одной из героинь документального фильма Лени Рифеншталь и удостоившись рукопожатия и личной похвалы Адольфа Гитлера.
Но нарочитое выдавливание из себя еврейства не помогло Майер стать своей в нацистской Германии, и в 1940 году она уехала в США. Домой вернулась только в 1950 году, хотя родственников там уже не было, родной дядя погиб в концлагере. Через три года умерла и она сама. Уже упоминавшийся нами нацист фон Хальт, будучи на тот момент руководителем Олимпийского комитета ФРГ, произнес на ее могиле: «Спасибо, дорогая, за то, что ты сделала для немецкого спорта». А что она сделала для немецкого спорта: поощряла нацизм, зигуя на пьедестале почета и красуясь со свастикой, всячески пиаря, как бы сейчас сказали, гитлеровский режим.
Хелена Майер, 1928 год. Фото kulturologia.ru Тем не менее ее память почитают (!) и в США, где она стала членом Зала славы фехтования, и в Германии, где ее именем названа улица в Оффенбахе и местный клуб фехтования. Изображение Майер появилось на почтовой марке 1968 года, а на Олимпиаде 1972 года в Мюнхене ее именем был назван один из объектов Олимпийской деревни.
Как Хрущев способствовал нацистам
Сговор руководства СССР с МОК по поводу фон Хальта еще можно объяснить шантажом со стороны Международного олимпийского комитета. Но «амнистия Аденауэра», осуществленная по распоряжению Никиты Хрущева в 1955 году, не объясняется никакими политическими или экономическими интересами Советского Союза. Когда канцлер ФРГ  обратился к руководителю СССР с предложением амнистировать немецких военнопленных в честь 10-летия окончания войны, это был верх наглости. Начнем с того, что ФРГ уже стала членом . Далее какие-либо предложения от страны, проигравшей в войне, вообще выглядели дико. Напомним, условия Версальского и Потсдамского мирных договоров отличаются, как небо и земля. После Первой мировой войны «братья»-империалисты из Англии и Франции ободрали проигравших в войне как липку. Раздел Австро-Венгрии на три-четыре государства, территориальное раздербанивание Германии, денежная контрибуция, ущемление в правах, олимпийский бойкот, наконец, не идут ни в какое сравнение с решениями Потсдамского соглашения. Как видно на многочисленных примерах, полноценной денацификации в Германии не произошло.
В мае 1951 года в ФРГ вступил в силу закон, возвращавший 150 тысячам бывших нацистов все имущественные права, а сам Аденауэр на претензии, что в его правительстве полно «коричневых», ответил: «Хватит вынюхивать нацистов». Через год в своем выступлении в  Аденауэр сказал: «Мы признаем всех носителей оружия нашего народа, достойно боровшихся под знаком высоких солдатских традиций на земле, на воде и в воздухе. Мы убеждены, что хорошая репутация и большие достижения немецкого солдата живут в нашем народе и сохранятся впредь, несмотря на все оскорбления прошлых лет».
"Амнистия Аденауэра", осуществленная по распоряжению Никиты Хрущева в 1955 году, не объясняется никакими политическими или экономическими интересами Советского Союза. Фото dw.com Очередной пример реабилитации нацизма — история Хайнриха Хакса, вице-чемпиона ОИ-1936 в стрельбе. Он на момент Олимпиады в Берлине выступал, уже будучи офицером вермахта, а во время Второй мировой стал офицером группы армий «Юг». В 1944 году командовал полком 11-й, а затем 8-й танковой дивизии, став генерал-майором.
После войны Хакс был приговорен к 25 годам принудительных работ за военные преступления, но оттрубил только 10. Будучи амнистирован Хрущевым, Хакс тут же вступил в бундесвер в качестве бригадного генерала в 1956 году, а затем стал заместителем генерального командующего.
Решение Хрущева укрепило страну-члена НАТО. Вслед за немцами из лагерей были освобождены их пособники — власовцы, бандеровцы, «лесные братья» из Прибалтики. Причем им по приезде домой возвращали имущество, не поражая в правах. А в Прибалтике, где с бандформированиями не могли покончить до 1955 года, многие вообще не отбыли никакого наказания из-за амнистии. Тем самым Хрущев заложил мину замедленного действия и в Прибалтике, и на Украине.
Как поощряют дезертиров
На сайте wrestling.com.ua мне довелось ознакомиться с материалом, где рассказывалось об олимпийской схватке в Берлине двух борцов — Курта Хорнфишера из Германии и эстонца Кристиана Палусалу. Прибалт победил именитого соперника, затем случилась война, на которой Хорнфишер доблестно воевал, был шесть раз ранен, из-за чего достаточно быстро скончался в мирное время. Что касается Палусалу, то, будучи уже бойцом Красной армии, он поначалу дезертировал, был схвачен дома, приговорен к расстрелу, который заменили службой в армии. И не в штрафбате, а обычном полку, где Палусалу снова, не раздумывая, сдался в плен немцам.
Увы, дезертира и горе-вояку не наказали должным образом. А перед развалом Союза начали чествовать — с 1988 года в столице Эстонии проводится турнир его памяти, в 1989 году его именем был назван корабль, сейчас в Таллине открыт памятник Палусалу.
Украинский автор материала трактует это дезертирство следующим образом: «Двукратный олимпийский чемпион рассматривал Советский Союз как оккупанта родной страны. И решил, что раз СССР не спрашивал его мнения, когда присоединял Эстонию, то и воевать ему также придется без него».
Фото wikimapia.org Хотя были другие примеры, когда люди не рассматривали собственные судьбы в отрыве от страны, в которой они жили, и народа, к которому принадлежали. И мы их перечислим. Участник чемпионата мира 1934 года в составе сборной Австрии Георг Браун во время Аншлюса (присоединения Австрии к Германии) играл в чемпионате Франции. Тем не менее во время войны он участвовал в военных действиях в немецкой армии, пока не попал в плен. Лучший бомбардир сборной Польши на ЧМ-1934 Эрнест Вилимовский воевал в немецких танковых войсках. Чемпион мира 1938 года в составе сборной Италии Альдо Донати был призван на военную службу, вернулся с фронта и успел даже сыграть два матча за миланский «Интер» в сезоне 1945 года. Вице-чемпион олимпийского Берлина Фриц Шефер до войны был борцом греко-римского стиля, служил во Франции, где попал в плен, после чего вступил в Иностранный легион Франции и шесть лет воевал уже в Северной Африке и Индокитае.
Власовский след трагедии Хатыни
Олимпийский чемпион в толкании ядра Ханс Вельке в 1943 году получил чин гауптмана (капитана). Его убили партизаны около белорусской деревни Хатынь. Эта смерть стала причиной карательной операции, в ходе которой заживо сожгли 149 жителей деревни. Эту историю невозможно «замолчать» или сделать вид, что ее не было. Только поэтому страничка Ханса Вельке в англоязычной «Википедии» продолжает хранить запись о Хатыни.
Командовали массовым убийством бывший польский майор Константин Смовский и власовцы — бывший старший лейтенант Красной армии Григорий Васюра и бывший лейтенант Василий Мелешко. Мелешко после войны избежал кары и был разоблачен и расстрелян только в 1975 году. Васюра был посажен в 1952 году и через три года амнистирован по тому самому запросу Аденауэра. Жил на Украине, в 80-е годы частенько выступал перед молодежью в качестве фронтовика. Разоблачили его только после того, как власовец потребовал вручения ему ордена Отечественной войны к 40-летнему юбилею Победы. Судом было доказано, что лично Васюра убил порядка 360 мирных советских граждан.
И лишь перед вынесением приговора он прокричал: «Да, я сжег вашу Хатынь!» Хрущев знал, кого амнистировать… Только вот чем он руководствовался, последовательно принимая откровенно преступные решения, уже никто не скажет.
Видео дня. «Манчестер Юнайтед» обыграл «Вест Бромвич» в матче АПЛ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео