Ещё

«Денис — самое дорогое, что дало мне фигурное катание». Первое совместное интервью Поповой и Ходыкина 

«Денис — самое дорогое, что дало мне фигурное катание». Первое совместное интервью Поповой и Ходыкина
Фото: SPORT24.ru
Чемпионка Универсиады , выступавшая в дуэте с Сергеем Мозговым, а также бронзовый призер чемпионата Европы (в паре с ) — уже больше года живут вместе. Ребята дали свое первое совместное интервью и рассказали корреспондентам Sport24 Эмме Гаджиевой и  о своей истории любви, планах на новый сезон, реформах ISU и лучших фильмах о фигурном катании.
— Чем занимаетесь на самоизоляции?Бетина: Это время проходит замечательно. Мы пытаемся заниматься спортом, насколько это возможно. Денис: Читаем книги, учимся, смотрим кино. Бетина: Спектакли по телевизору замечательные показывают. Денис: Да, мы смотрели «Бешеные деньги», «Перед заходом солнца» на канале «Культура».
— Как поживает ваша прекрасная собака? У вас целые шторы? На видео в инстаграме было ощущение, что Шнапс их съел. Бетина: Да, штор не осталось вообще. Денис: Изначально он мог просунуть туда только нос, которого нет. А сейчас он весь может пролезть.
— Давай проясним ситуацию, почему мы пишем именно в таком дуэте. Дело в том, что Денис и Бетина встречаются. Поэтому они не нарушают самоизоляцию, а живут вместе. Как все у вас начиналось? Кто был инициатором?Бетина: Началось все с фигурного катания. Это самое дорогое, что оно мне дало. Лучший подарок от фигурного катания. Денис: Началось все с дружбы. Мы подружились на каких-то стартах, общались. Потом, после чемпионата России, друг пригласил меня в свою галерею картин, а я позвал с собой Бетину. Дальше уже начали общаться и вне соревнований.
— Это было свидание? Денис: Нет, тогда мы дружили. Бетина: Я даже не думаю, что у нас были какие-то свидания, если честно (смеется). Просто в какой-то момент мы подумали: «Так, ну, наверное, пора жить вместе. Будет удобнее так».
— И как долго вы уже живете вместе?Бетина: Больше года.
— То есть вы дружили, а потом просто начали жизнь вместе. Денис: Ну, как-то так, да.
— Как отреагировали ваши родители, тренеры?Бетина: Да нормально, вроде как. Нет какой-то вражды, мы не Ромео с Джульеттой, нет каких-то проблем, все положительно восприняли. Главное, что нам хорошо.
— С одной стороны, вы, вроде, афишируете свои отношения. Тем не менее людей очень удивляет, когда вы выкладываете совместные фотографии. Часто вам такие вопросы задают подписчики?Бетина: Задают в основном Денису. Меня никто не спрашивает, а его постоянно. Один раз даже под видео его выступления был такой комментарий: «Ой, так они с Бетиной встречаются», а ответ к нему: «Да ладно? Вот это жаль».
— По статистике на карантине очень много разводов, все ругаются. Вы выдержали это испытание?Бетина: Я вообще не знаю, у кого такие проблемы, потому что мы не то чтобы не ругаемся, мы не понимаем, как после карантина выходить и контактировать с другими людьми. Что делать? Нужно будет расставаться: он пойдет по своим делам, я по своим. Мы настолько привыкли быть вместе все время, что так комфортно.
Денис: В принципе, и до карантина, когда Бетина закончила со спортом, и ей нечего было делать, мы тоже были вместе, кроме времени, когда я был в универе. Бетина ездила на мои тренировки.
Бетина: Да, я приезжала к ним на тренировки, смотрела, наслаждалась этим чудом. Не понимала, как вообще возможны все эти парные штучки. Это что-то невероятное.
— По твоим фото в инстаграме создалось впечатление, что ты помогаешь паре Ходыкин/Павлюченко. Денис: Сначала Бетина просто начала смотреть. В какой-то момент Сергей Сергеевич (Росляков) начал спрашивать у нее что-то по хореографии. А она выпускница ГИТИСа все-таки. Постановщик. А потом, когда мы поняли, что чемпионата мира не будет, тренеры посовещались и решили, что попробуем сотрудничать с Бетиной.
Бетина: Ну да, это получилось очень незаметно для меня. Я просто приходила на тренировки. Разумеется, я видела, что здесь можно сделать что-то лучше, здесь поближе, помягче. У меня спросили, я ответила, сказала: «А я могу над этим поработать». И мне сказали: «Ну, давай. А что ты сидишь? Поработай». Мы до карантина даже успели поскользить немного, над позициями поработать. Работать с ребятами одно удовольствие, на самом деле, они такие классные.
Денис: С Бетиной мы пока только скользили, потому что программы было отрабатывать бесполезно.
— Мы просили наших читателей оставлять вопросы для вас. Один из них — кем в будущем себя видит Бетина: хореографом или тренером?Бетина: Конечно, хореографом. Тренер — это слишком тяжелая, слишком эмоционально затратная работа. Слишком большие вложения, к которым я не готова, потому что я человек очень мягкий, очень нежный и чувствительный. Я не смогу нести такой тяжелый груз. Мне ближе что-то придумывать, как-то править, корректировать. Так я устроена.
— Как у вас распределяются обязанности по дому: кто готовит, кто убирает, кто руководит процессом?Бетина: У нас в семье главный, видимо, мопс. А мы все делаем вместе: убираемся, готовим, моем посуду. У нас это все органично происходит. Дополняем друг друга, помогаем.
Денис: Не то чтобы вместе, но мы чередуем.
— Какое любимое блюдо из того, что вы готовите друг для друга?Бетина: Денис очень хорошо готовит мясо, это у него получается просто замечательно. Любое прекрасно прожаренное мясо в шикарных соусах.
Денис: У Бетины блинчики. Но я их не ем (смеются). На самом деле, конечно, ем, но на карантине мы полностью перешли на здоровое питание.
Бетина: Да. Это тушеные овощи, мясо на пару. Пытаемся себя сдерживать и держать в форме, потому что нагрузки меньше, чем обычно.
Денис: Мы понимаем, что шар — идеальная фигура, но до него расплываться не стоит.
— Вы набрали за время самоизоляции?Денис: У нас все, как у всех. Сначала мы месяц набирали, а потом месяц худели.
Бетина: Мы каждый день бегаем минут по сорок, занимаемся. Мы не нарушаем самоизоляцию, бегаем вокруг дома, все нормально. Ну, убрать всю квартиру — это, знаете ли, тоже неплохая нагрузка.
— Под какую музыку хотите новые программы? Будут ли какие-то новые фишки или есть ощущение «только бы вспомнить, как кататься»?Денис: Музыка пока в секрете. Мы вроде как определились с короткой. На произвольную у всех есть предпочтения, но пока не выбирали. Сергей Владимирович собирает все предложения, скидывает их в общий чат, и мы коллективно выбираем три варианта. Дальше проходит еще один отбор.
Бетина: Есть идеи, есть направления, в которых ищут, но определенности пока нет, потому что никто ни с кем не встретился и не обсудил. Все-таки дистанционно такие вопросы решать очень сложно.
— Мне очень понравилась новаторская идея Лизы Туктамышевой с программами. Она не скрывала ни хореографию, ни музыку. Почему у остальных такое желание скрывать?Денис: Мы примерно выбрали музыку для короткой, но еще нет нарезки, возможно, она будет скомпонована из двух музыкальных фрагментов. Нам надо ее обсудить, покататься.
Бетина: Музыку нужно послушать на льду. У Лизы было время до карантина для этого. А на карантине все это очень тяжело сделать.
— Тут хорошо ложится вопрос от подписчицы. Почему фигуристы так часто выбирают одну и ту же музыку, избегают экспериментов и не ищут что-то новое? Денис: Мы, по-моему, искали новое. Я не помню, чтобы кто-то катал Трон (произвольная программа сезона 2019/20). Бетина может спокойно ответить на этот вопрос как хореограф, постановщик и человек, разбирающийся в этой теме.
Бетина: Это старая песня о главном. Суть в том, что программы под какую-то знаменитую музыку воспринимаются судьями лучше, но при этом я считаю, что можно сделать современное прочтение этой музыки, в этом нет ничего плохого. И искать новую музыку тоже нужно. К примеру, Габриэла Пападакис и  вообще взяли стихи и катались под них в произвольном танце. И это не мешало им занимать высочайшие места.
Я считаю, что с музыкой можно экспериментировать, но люди банально боятся, не готовы хореографически раскрывать новые музыкальные ритмы и мотивы. Брать рок-н-ролл, фокстрот — это очень тяжело. Нужно быть физически готовым выкатать быструю программу, а это дело не из легких. Это очень серьезный вызов.
— Сейчас потихоньку начинают отменять турниры, может быть, вы слышали, отменили турнир в Словакии, этап юниорского Гран-при. Денис, готовы ли вы с Дашей к тому, что серия Гран-при может не состояться, и вам придется штурмовать вершины на Кубке России?Денис: А вообще-то мы ежегодно ездим на этапы Кубка России!
Бетина: Если честно, у России сильнейшая сборная в мире и конкуренция между собой такая сумасшедшая, что, по-моему, этап Кубка России заменяет любой международный опыт.
Денис: Нет, разница (Гран-при и Кубка России), определенно, есть, даже в масштабе проведения. Это совсем другой стадион, другое количество зрителей. На этапах Кубка России нет такого количества зрителей, может быть, потому, что все ездят на этапы Гран-при. Все-таки в первое время публика тебя немного меняет.
Бетина: Нужно просто собрать целые трибуны на этапы Кубка России. Вот!
— В завершившемся сезоне был этап юниорского Гран-при в Челябинске, и там были полные трибуны. Организаторы поработали, семь тысяч, арена , крутая атмосфера. По сути на этапах Кубка России состав по силе сравним с этапами Гран-при. Действительно, приезжают сильные фигуристы, на которых интересно смотреть. Может быть, просто как-то изменить отношение к этому? Сделать больше рекламы? Как вам кажется?Денис: На самом деле, Челябинск, как мне кажется, это вообще столица фигурного катания. Четыре или пять лет назад, я помню, я был на Первенстве России в Челябинске.
Бетина: Да, я тоже там была. Организация была на высшем уровне. Полные трибуны. Как финалы Гран-при или даже круче.
Денис: Вот я и говорю. На финале Гран-при в Японии, когда я еще был юниором, стадион был меньше, и трибуны были более пустыми.
— То есть нужно проводить все этапы Кубка России проводить в Челябинске?Денис: Да.
Бетина: Нет! Наоборот, нужно проводить везде, где они сейчас проводятся, чтобы развивать все регионы. Это же круто, у нас такой состав!
Денис: Надо все делать, как в Челябинске. Ориентироваться на Челябинск.
— Давайте топ-3 города, где вы выступали, по организации. Первое место — Челябинск, а второе и третье?Бетина: Красноярск был хорош на Универсиаде.
Денис: Нет! Там пробки ужасные! Все бы ничего, если бы не пробки.
Бетина: В Санкт-Петербурге был хорошо проведен чемпионат России. И в Перми, где было детское первенство России, была замечательная организация. Мне все юниоры тогда хвастались, мол, посмотри, как у нас круто, а у вас такого нет!
— Денис, ты сказал про пробку в Красноярске. Это было критично, вы куда-то опоздали, или все было в порядке?Денис: Мы так встали, что просто капец. Кристина (Степанова, хореограф. — Sport24) поехала раньше, на такси, и она проскочила. А мы ехали и думали, что если пробка не рассосется, то мы можем приехать прямо к разминке на льду. Турнир-то вечером, и как раз основной час-пик в шесть-семь. Нам еще тогда в федерации сказали, что, если будут проблемы по пробкам, звоните, мы постараемся все сделать и помочь, но не борзейте, потому что все-таки идет трансляция Первого канала.
Бетина: Да, федерация была готова даже задержать соревнования, если бы случился какой-то форс-мажор. Слава богу, все обошлось.
— Интересно ваше мнение по поводу изменений в системе оценивания прыжков. В частности, уравняли лутц и флип. Почему лутц считался самым дорогим?Денис: Могу ответить на этот вопрос! Потому что лутц — единственный прыжок, который прыгается в противоход. Дуга наружная, корпус идет в одну сторону, а прыжок в противоход. Поэтому он и считается самым сложным. Все остальные прыжки идут по ходу — дупель, сальхов, ритт.
Но, мне кажется, разница в четверных все-таки существует. Я их не прыгал, не могу заверять. Наверное, люди, которые это делали, спрашивали у тех, кто прыгал. И по статистике четверной лутц точно прыгают чаще, чем тот же риттбергер. Риттбергер, по-моему, из топовых взрослых одиночников пытался только Юдзуру Ханю. И то не всегда успешно.
— Мне непонятна такая ситуация, всю жизнь лутц дороже, чем флип. Но именно сейчас ISU решил их уравнять. Как думаете, почему сейчас?Денис: У ISU свои планы. Наверное, они решили, что пора сейчас.
Бетина: Для меня, как для танцорши, которая не прыгает, это не очень понятно. Почему до этого стоило дорого, а сейчас — нет?
Денис: Мне вообще грех жаловаться на эту реформу. У меня увеличили цену за тодес вперед-наружу. Мы еще не разбирали правила, там есть много нюансов, но из основного, что я прочел — в парах увеличили разницу между тодесами — вперед-наружу стоит больше, чем назад-наружу. Раньше они стоили одинаково. Для нас это лучше, потому что мы единственные делали тодес вперед-наружу. Только Столбова/Новоселов начинали его делать, но перестали.
— Американский тренер Том Закрайчек сказал, что эти реформы должны толковаться как реакция ISU на доминирование русских девушек и Нэтана Чена. Он отметил, что уже один выученный четверной будет позволять иметь конкурентоспособную оценку. Бетина: Наши девочки прыгают не один четверной, прыгают уверенно, поэтому я не до конца понимаю эту мысль.
Денис: Этот человек-эксперт, мы не эксперты, мы спортсмены.
Бетина: Если теперь есть такие правила, под них нужно подстраиваться, работать в этих правилах, другого выхода нет. Тут можно критиковать систему или нет, она просто есть, нужно подбирать технический контент программы, исходя из этих правил.
— То есть более реальна теория, что правила нужны для того, чтобы фигуристы начали учить разные четверные?Денис: Скорее всего. Риттбергер никто не прыгает, там нет того зубца, который есть на лутце или на флипе… Я просто не очень люблю риттбергер (смеется).
— Бетина, недавно смотрел эфир с Лизой Туктамышевой, ты сказала, что уйти нормально от тренера можно только не в России. Как ты думаешь, в чем у нас проблема?Бетина: Это все по моему личному мнению. Зависит от системы, потому что в Америке и других зарубежных странах в основном контракты. Как у футболистов — продаешь спортсмена как в другой клуб. А здесь нет такой системы, тебя человек растит с самого маленького возраста, он сам растет вместе с тобой, у вас складываются какие-то отношения, чуть большие, чем просто тренер-спортсмен.
Великая русская душа подразумевает вложение и со стороны тренера, и со стороны спортсмена. Именно эмоциональные вложения, которые дают именно вот эту тяжесть перехода, его неприятность. Все равно, даже когда ты уходишь от любого тренера, ты чувствуешь, будто что-то вырываешь, и тренер чувствует то же самое. В Америке это проще, потому что контракты. Все четко описано, что каждый должен, что не должен. У нас этого нет, у нас больше душевный подход. Так что дело не в государственной системе спорта, а именно в человеческих отношениях.
— Бетина, а вам с Сергеем лично тяжело дался переход от  к Анжелике Крыловой?Бетина: Да, это было ужасно. Лично для меня это был катастрофичный переход. Серега менял до этого очень много тренерских составов, даже в Америке работал. Он относился к этому спокойно. А для меня это была полнейшая жесть, которую до сих пор очень тяжело отпустить. Я чувствовала себя максимально плохо в этой ситуации. Даже не знаю, как это назвать.
— Общаетесь сейчас с Ксенией?Бетина: К сожалению, нет. Никаких отношений не сохранилось. Разрыв был действительно очень неприятным. В танцах она сделала меня как личность, вела с самого начала. Я у нее каталась с десяти лет.
— Возможно ли уйти от тренера и сохранить нормальные отношения? Если ты спортсмен, который приносит медали. Бетина: Думаю, возможно, если у вас с тренером максимально доверительные отношения, и он сам понимает, что ваша совместная работа исчерпала себя. И если тренер действительно любит своего спортсмена и желает ему лучшего, он его спокойно отпускает. В этом ситуации нужно уважать и выбор спортсмена, и выбор тренера. Если вы заранее все обсуждаете, можно избежать конфликта.
— На днях жестко раскритиковала фильм «Лед». Смотрели?Бетина: Смотрела оба. И «Лед», и «Лед-2» (смеется).
Денис: Я тоже смотрел. Да, для обычного человека это красивая история. Но когда ты смотришь именно катание… Это комедия. Там не фигуристы, а актеры. И их лица сложно снять на льду, потому что они не так уверенно стоят на коньках, происходят замены главных героев на фигуристов-дублеров…
Бетина: В фигурном катании невероятное количество интересных историй. Если взять хотя бы одну из них и реально раскрыть — получился бы крутой фильм. Но там был взят какой-то нереальный сюжет, который выглядит абсурдно даже для обычного зрителя. Особенно в фильме «Лед-2». Там вообще с сюжетом катастрофа. Любой человек понимает, что не выбежит хоккеист на Олимпиаде с другим партнером в его костюме катать программу.
Это понимает любой человек, который хоть раз интересовался профессиональным спортом. Не обязательно даже фигурным катанием. Можно было сделать что-то более правдоподобное, серьезное и крутое. А так получилась то ли недокомедия, то ли мелодрама. Но кого жалеть — непонятно, потому что полный абсурд.
В фигурном катании есть крутые темы, на которые можно снимать фильмы. Есть много интересных моментов — про то, как спортсмен боролся, восстанавливался после травмы.
— А что вам с Денисом больше всего нравится из фильмов о фигурке?Бетина: «Лезвия Славы: Звездуны на льду», где катаются два мужика в паре.
Денис: Согласен, там очень крутая концовка. Бетина: Да-да! Когда они в конце на льду показали фигуру двумя ногами.
(вместе с Денисом показывают жестами)
— А как же «Тоня против всех»?Бетина: Тоже неплохой. Хорошо получился. Но все равно «Лезвия Славы» куда прикольнее. Денис: Ну и сериал с  (Spining out. — Sport24). Они взяли фигуриста, чтобы фигуристы начали смотреть (смеется). Бетина: Джонник там божественен! Он свою роль отыгрывает так, что хочется сказать: «О, господи».
— Денис, насколько тяжело вам с Дашей будет возвращаться на лед после паузы в тренировках?Денис: На самом деле, мы еще в том сезоне моделировали эту ситуацию и не катались 2-3 месяца. Выходил на лед раз в неделю и делал что-то простое, потому что я болел. Была травма, не мог выполнять сложную физическую нагрузку. Плюс нынешней ситуации в том, что теперь я не болею, и мне будет легче входить в рабочее состояние.
В условиях самоизоляции мы поддерживаем нашу физическую форму, поэтому нам нужно будет только вспомнить, как кататься. Думаю, это не займет так много времени. Просто вспомним наши наработки.
Бетина: А у ребят очень много наработок! Очень крутых, очень интересных.
— Проанонсируйте какую-нибудь одну очень интересную фишку. Денис: Мы приготовили новую поддержку. Она пока не получалась на льду, но в зале мы ее в принципе делаем. Она не будет в программе, но, скорее всего, окажется в показательных. Если получится на льду.
— Почему не будет в программе. Не идет на уровень?Денис: Она достаточно сложная, и в то же время оригинальная. Бетина: Соревновательные программы пока не готовы к такому. Это все, что мы можем сказать.
— Может быть, еще есть, что рассказать?Бетина: Больше ничего. Денис учится ночами. Я сплю, а он не спит. Просыпаюсь — он не спит. А днем спит (смеется). Встает и идет бегать. Ничего интересного.
— Денис, а где ты учишься?Денис: В ГУУ — Государственный университет управления.
Бетина: Управленцем будет.
Денис: Сейчас у меня заканчивается третий курс.
Бетина: Потом диплом будет. Он постоянно учится, уже мне надоел. Говорю ему: «Сколько можно учиться, как можно быть таким умным?»
Денис: Но сейчас перестал учиться. Сломался компьютер.
Бетина: Довел его до такого состояния, что зарядка взорвалась. Постоянно в нем сидел.
— Дают поблажки на сессии?Денис: Какие-то поблажки были, но всегда по-разному. В основном сдаю все сам. Могут что-то отсрочить, чтобы я сдал попозже. Последняя сессия была с хорошими поблажками. Что-то не успевал, потому что уезжал на чемпионат Европы.
Подписывайтесь на youtube-канал Фигурка и смотрите самые интересные видео о фигурном катании
Видео дня. «Зенит» стал чемпионом России за 4 тура до конца турнира
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео