Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Спецназ 67-й бердской бригады: «Боевики взяли нас «в подкову»

В течение 20 лет, каждое лето, 26 июня, участники боя под Сержень-Юртом, что бы ни делали, где бы ни находились, собираются вместе в городе, где дислоцировалась 67-я бригада специального назначения , чтобы почтить память погибших товарищей. В прошедшую пятницу у Мемориала «Воинскому братству защитников Отечества» состоялся митинг памяти боевой операции 691-го отряда «Меркурий-20». Представители администрации, городской общественности, родственники погибших, ветераны 67-й бригады, участники боевых действий в Афганистане и на Северном Кавказе, под звуки оркестра 24-й отдельной бригады специального назначения, возложили цветы к центральной композиции монумента «Летят журавли».

Спецназ 67-й бердской бригады: «Боевики взяли нас «в подкову»
Фото: VN.ru Все новости Новосибирской областиVN.ru Все новости Новосибирской области

«Легкой «прогулки не ждите!»

Видео дня

Боевую задачу разведчикам скинули сверху: выдавить боевиков из предгорья на равнину. Но она превратилась в миссию практически невыполнимую. Разведотряд бригады под командованием капитана Евгения Меркушина и заместителя командира, капитана в районе чеченского села Автуры преградил путь банде . Они приняли тяжелейший бой с противостоящими силами противника, удерживали оборону более суток, не позволяя боевикам прорваться в Гудермес. В том бою погибли 11 бойцов, из них пятеро бердчан: капитан Валерий Семьянов, прапорщики Дмитрий Сяськин и Вячеслав Грознов, сержант Борис Торчинский, младший сержант . В боевой операции было уничтожено более 150 боевиков.

«У меня в памяти навсегда остался этот день, - вспоминает участник инициативной группы по созданию Мемориала «Воинскому братству защитников Отечества», разведчик-пулеметчик 2-й роты спецназа 67-й бригады, депутат Законодательного Собрания Новосибирской области Сергей Конько. - Уже командиры получили приказ на выдвижение, из нас еще никто об этом не знал. Но почему-то мы все проснулись очень рано, часов в 5 утра. В Чечне солнце рано поднимается. Зарядку сделали, умылись. Слышали, что в командной палатке идет совещание. Командир нам сразу сказал: «Легкой «прогулки» не ждите!». Мы собрались: «Ну что, идем? Идем! За пацанов!». И я не помню, чтобы кто-то сказал: «Не пойду, или зачем?». Хотя даже самые опытные из нас понимали: все, что мы на войне делали прежде, не сравнится с поставленной задачей. И мы пошли, и сделали. И, благодаря ребятам, которые лежат на бердском кладбище, мы сегодня живы. Если бы не они, мы бы здесь не стояли. И я уверен, что наш вклад в разрешение конфликта в Чечне огромен, и они погибли не зря. Вспомните начало 2000-х: террористы взрывали дома, станции метро. Если бы мы не уничтожили этих боевиков, сколько бы их потом могли прийти в наши мирные города, принести беду и смерть, для этих головорезов нет ничего святого. И то, что мы вместе собираемся, вспоминаем, что погибшие товарищи проявили себя в решающую минуту как герои, это для всех пример и назидание для молодежи. Я сегодня подошел к курсантам из 24-й бригады специального назначения, которые играли в оркестре, салют давали: «Ребята, спасибо, молодцы, что приехали». А они отвечают: «Это вам спасибо за то, что мы по земле ходим». Для нас для всех, оставшихся в живых, испытание Чечней не прошло бесследно. Особенно после того боя мы сплотились. Может быть, среди нас не было каких-то рэмбо накаченных, но это были настоящие, надежные русские парни. И все было по-настоящему!».

Сергей Григорьевич рассказал, что он с боевыми товарищами сейчас работает над созданием документального фильма о событиях в Чечне: собирает все документальные свидетельства, воспоминания, фотографии:

«Мы уже переговорили с обозревателем телеканала «Звезда» , нашим земляком: он нам поможет сделать фильм правдиво и красиво, чтобы тот бой остался в памяти людей и истории армии нашей страны. Чтобы об этих ребятах, о наших командирах, узнали как можно больше людей, молодежи. Потому что когда мы вернулись, то нас тщательно расспрашивали, все этапы боя детально разбирали над картой. И потом офицеры Новосибирского высшего военного командного училища на факультете разведки эту ситуацию курсантам преподавали. Я тоже писал товарищам, которые учились на 2-3 курсах в училище, рисовал схемы: чтобы донести до них, что может их ждать на практике. И, благодаря действию нашего отряда, впоследствии многие разведчики, которые оказывались в подобных передрягах, остались живы. То есть, наша служба обогатила военную науку.

«Мы были в шаге от смерти»

Зачистка Веденского ущелья обернулась для спецназовцев неравным, кровавым столкновением с боевиками. В той точке, где сводный отряд должен был остановиться на ночлег, оказалась база боевиков – причем, их было слишком много.

"Мы попали в засаду и больше суток оборонялись в круговую. Мы могли уйти сразу, но наши ребята, которых не стало, лежали внизу, и их надо было доставать, - рассказал разведчик-снайпер 2 роты 67-й бригады . - Мы бились с боевиками лоб в лоб. Враг был так близко, что мы видели лица наемников-арабов. Да, было страшно и жутко: когда ты видишь рядом с тобой трассирующие пули, и они горят. Когда боевики и наемники, перезаряжая свои орудия, начинали психологическую атаку: «Русский Ванька, сдавайся!». Но нам было по 18-19 лет, это была срочная служба, которую мы должны были отслужить достойно, чтобы не было стыдно перед родителями и друзьями. И действительно, пулеметчик Сергей Конько, восемнадцатилетний парень, в ответ на крики боевиков сдаться вставал в полный рост: «Русские не сдаются!». И мы отслужили с честью, приказ выполнили. Конечно, безмерно жаль, что потери были большие. Но мы потому и собираемся каждый год, чтобы помнить о них. После Чечни, и особенно того боя, у нас у всех поменялось мировоззрение: мы стали больше ценить жизнь, семью, детей, память. И пока мы живы, пока мы дышим, пока живы наши дети, мы будет вспоминать ребят, и рассказывать об их мужестве».

Самое страшное на войне – видеть гибель своих боевых товарищей - убежден старший разведчик-пулеметчик 67-й бригады Виталий Филимонов:

«Буквально в двух метрах от меня сразило младшего сержанта Колю Титова. Получил серьезное ранение командир Евгений Меркушин. Между мной и Ромой Евдокимовым взорвался снаряд от гранатомета: большая часть осколков досталась ему, мне тоже прилетело несколько в руку. Боевики стреляли, не переставая: я лежал и видел, что ручей рядом просто кипел от попадающих в него пуль. Я стрелял в «зеленку», пока не расстрелял все, что было в магазине. Потом настала ночь, которую тоже надо было пережить: боевики пытались вести огонь, нас провоцировали. На следующий день пришло подкрепление, мы собрали всех ребят, раненых и погибших. Понимание того, что мы были в шаге от смерти, пришло позже. Но с каждым годом мы все больше осознаем, что все были в равном положении, но кому-то повезло больше. И этим везением мы обязаны нашим погибшим товарищам и нашему боевому мастерству».

По мнению спецназовцев, если бы не их командиры, потерь могло быть еще больше, их положили бы всех. Спасти отряд удалось благодаря Вадиму Хмелю, , , . Когда патроны кончились, заместитель командира, капитан Андрей Лелюх, родной брат Героя РФ Игоря Лелюха, принял решение в духе традиций спецназа: забрать всех - раненых и погибших, и уходить. Не победившими, но и не побежденными.

Как одержимые, рвались на войну

В Бердске чтят память о погибших на войне в Чечне еще и потому, что в городе живут их жены и матери, дети и сослуживцы: здесь похоронены пятеро спецназовцев 2-й роты. Времени не под силу залечить их раны, но в этот день, возможно, боль отступает, потому что рядом с ними - боевые товарищи погибших.

Говорят, что уходят самые лучшие. Лариса, жена Валерия Семьянова, убеждена, что это в полной мере относится к их отцу и мужу:

«Когда Валера погиб, Диме было 11 лет, а Роме -10 месяцев. Сначала нам сообщили о трагедии, потом мы ждали две недели, пока привезут гробы. А я уже, казалось, все слезы выплакала: наступил ступор, как жить дальше? Родители болеют, дети маленькие. Но ничего, помогла выжить забота о сыновьях. Мальчишки, можно сказать, выросли на кладбище да митингах. Дима – вылитый отец. Рома, как научился говорить, начал спрашивать в день памяти: «Сегодня нас папа встретит? Он нас ждет?». А сейчас у него есть цель, мечта: стать офицером, защищать Родину, как отец. Он закончил пограничный класс, с первого раза поступить в пограничный институт не удалось, учится в НГПУ. Но сын свою затею не оставит, говорит, что другой судьбы для себя не представляет. И я его поддерживаю!».

Раиса Егоровна Сяськина признается, что не проходит дня, чтобы она не вспомнила о сыне: «Дима закончил 11 школу, ПУ №38. Он сначала в бригаде проходил срочную службу, а потом остался по контракту. Вы знаете, они тогда, как одержимые были, рвались на войну. И два первых раза я даже не знала, что он Чечню ездил. А в последний раз пришел попрощаться, как будто чувствовал, что не вернется. Дима был мировой парень, душа компании. Ему было 13 лет, когда муж умер, и я за ним была как за каменной стеной. Одна отрада: внук – Жене было 5 лет, когда погиб отец. Как сейчас вижу: почетный караул, и он между часовыми на похоронах».

Справка

67-я отдельная бригада специального назначения была сформирована в 1984 году в Бердске. В декабре 1994 года на базе бригады был создан сводный отряд для ведения боевых действий на северном Кавказе. Бердский спецназ вынес на своих плечах Чеченскую войну, воевал за восстановление мира в республике, не жалея своей жизни. В 2000 году бригада была признана одной из лучших бригад спецназа ГРУ. За обе Чеченские компании бердское воинское соединение потеряло более 50 бойцов; шестерым военнослужащих присвоено звание Героя РФ (троим посмертно).

Кроме пятерых бердчан, 26 июня 2000 года погибли: сержант , ефрейтор , младший сержант , ефрейтор Александр Шивкив (сапер 31-й бригады ВДВ, придан отряду перед боем, похоронен в Уфе), старший лейтенант (командир разведгруппы 14-й обрСпН ДВО, погиб, пробиваясь на помощь ведущей неравный бой бердской бригаде), ефрейтор .

Ранее VN.RU рассказывал о штурме Грозного