Война улицы как политтехнология. Неонацисты Украины идут во власть

«Все выходные с проводим встречи с нашими ячейками. Начинаем готовить регионы к выборам. Что-то подсказывает — эти местные выборы будут очень интересными», — написал в Facebook вечером в воскресенье глава центрального штаба «Национального корпуса» Максим Жорин.
Война улицы как политтехнология. Неонацисты Украины идут во власть
Фото: Украина.руУкраина.ру
Действительно, судя по ленте новостей в Telegram-канале или на сайте «Нацкорпуса», 25 июня лидер партии Андрей Билецкий посетил Одессу и провел встречу с местным активом партии (а также дал интервью местному видеоблогеру Станиславу Домбровскому, который перед этим опубликовал видеозапись с угрозами убийства в адрес , его жены и ближайших сподвижников), а 26 июня выступил перед активом киевского отделения партии.
По сути, «Нацкорпус» начал свою избирательную кампанию уже на прошлой неделе, проведя целую серию уличных акций против своих оппонентов из Партии Шария — от избиений (Черкассы, Житомир, Харьков) до массовых маршей (Запорожье, Харьков).
Продолжением этой линии очевидно является и массовый марш в столице страны, который «Нацкорпус» анонсировал через свои медиаресурсы: «2 июля в Киеве начнется массовое шествие «Национального корпуса» и союзнических патриотических организаций против засилья прокремлевских сил в украинской политике! Мы идем к и требовать решительных действий по кремлевским агентам — ОПЗЖ и Партии Шария!»
При этом нельзя не отметить, что электоральные возможности «азовской» партии пока что достаточно скромны. Стоит отметить, что большинство социологов даже не включает «Национальный корпус» в опросы из-за мизерности рейтингов. Исключение — Киевский международный институт социологии (КМИС).
Весьма репрезентативный (4024 телефонных интервью) опрос КМИС, проведенный с 17 по 25 апреля, показал, что на выборах в Раду за «Нацкорпус» отдали бы голоса 0,4% от числа всех опрошенных, 0,5% от числа тех, кто собирается идти на выборы и 0,8% от числа тех, кто собирается идти на выборы и определился со своим кандидатом. Это величина на уровне статистической погрешности.
Другой опрос, проведенный КМИС c 24 мая по 4 июня (4000 телефонных интервью), показал в целом аналогичный уровень поддержки «Нацкорпуса» — соответственно, 0,5%, 0,5% и 0,7%.
Понятно, что это данные в среднем по стране, по регионам они несколько различаются, но все же — это очень мало. Тем более, что даже с преодолением 5% барьера можно завести в (где половина из 450 депутатов избирается по партийным спискам) целую фракцию, но на выборах в местные советы (где обычно несколько десятков депутатов) это даст в лучшем случае 1 — 2 мандата.
Пока что самый впечатляющий успех «Нацкорпуса» — это выборы, прошедшие 28 декабря 2018 года в Чигиринской объединенной территориальной громаде (ОТГ) в Черкасской области, на которых партия набрала 7,02% и получила три мандата (11,54% от общего числа депутатов в совете ОТГ). Но это исключение на общем фоне провальных для сподвижников Билецкого выборов — еще пара депутатов в ОТГ, ни одного на уровне советов крупных городов, не то что даже областей.
Даже совместный со «Свободой», «Правым сектором»* и «Державнической инициативой Яроша» поход на парламентские выборы 21 июля 2019 года принес националистам «на круг» лишь 2,15%, или 315,5 тыс. голосов. И то, сравнивая эти цифры с тем, что кандидат в президенты при поддержке тех же партий (но без «Нацкорпуса») набрал 31 марта 2019 года 307,2 тыс. голосов), напрашивается вывод, что поддержка Билецкого на выборах в Верховную Раду мало что принесла.
Скорее всего, Нацкорпус попытается разжечь в обществе «угрозу сепаратизма», что может дать какие-то шансы на прохождение неонацистского движения в местные советы, тем более, если при этом функционерам партии удастся создать на этой почве коалицию с другими ультраправыми организациями.
Гораздо интересней электоральные перспективы главного оппонента «Нацкорпуса» в лице Партии Шария. На парламентских выборах 21 июля 2019 года свежеиспеченная политическая сила с ходу получила 2,23% или 327,2 тыс. голосов. Немногим, но все же больше, чем объединенные националисты.
По данным опроса КМИС, проведенного за 24 мая — 4 июня, на выборах в Раду за Партию Шария проголосовало бы 2,9% от числа всех опрошенных, 3,3% от числа тех, кто собирается идти на выборы и 4,7% от числа тех, кто собирается идти на выборы и определился со своим кандидатом. Месяцем раньше цифры были скромнее — соответственно, 2,1%, 2,3% и 3,6%.
Если брать другую известную социологическу службу — Социологическую группу «Рейтинг» — последний раз она проводила общеукраинский опрос с 10 по 12 апреля, и по его данным, Партия Шария получила бы тогда на парламентских выборах 2,0% от числа всех опрошенных, 2,3% от числа тех, кто собирается идти на выборы и 2,9% от числа тех, кто собирается идти на выборы и определился со своим кандидатом.
По регионам Юго-Востока, очевидно, эти цифры выше. Точных цифр нет, но супруги Шарий в последние дни репостят в Telegram данные неких «закрытых опросов», согласно которым в Запорожской области их партию готовы поддержать 7,2% от числа тех, кто собирается идти на выборы и определился со своим кандидатом, в Одесской области — 7,9% (причем конкретно в Одессе якобы и подавно 11,3%). Понятно, что проверить эти данные никак нельзя, но вполне можно допустить схожий уровень электоральных симпатий.
В Одессе испортили рекламные баннеры Шария https://t.co/O2vyi1fZGf Неизвестные активисты испортили в Одессе рекламу одиозного видеоблогера и политика Анатолия Шария. На проспекте Небесной Сотни припарковался автомобиль «Газель» с рекламными плоскостями, где разместился Шарий . pic.twitter.com/lCq0WmlfhT
— Юг Информ (@yug_inform) February 16, 2020
Стоит отметить, что у Партии Шария, как и у «Нацкорпуса», есть ощутимый в электоральном плане минус — отсутствие внятной программы действий в экономической и социальной сфере, людей с конкретными достижениями в этих сферах и т.д. Та же «Свобода» этим еще может похвастаться, поэтому и имеет свои фракции в городских и областных советах, причем не только на западе страны, но и в центре.
Год назад, накануне парламентских выборов, я прогнозировал в статье на сайте Украина.ру, что Партия Шария может получить свои пару процентов голосов, однако далее деятельность этого политтехнологического проекта будет заморожена: « Флешмобы с красными шариками прекратятся, собранные люди разбредутся. Партия тихо прикроется, хотя и будет держаться в резерве "на всякий случай"».
Так и произошло. После 21 июля 2019 года активность людей с красными шариками резко сошла на нет пока вдруг не активизировалась 17 июня с митингом под Офисом президента Украины, на который со всех регионов свозили автобусами активистов.
Объяснить, почему надо голосовать за людей с красными шариками и их матерящегося вождя-видеоблогера, а не за солидных людей из списков «Оппозиционного блока», «Оппозиционной платформы — За жизнь» или местной «партии мэров», довольно сложно. Поэтому оба движения заинтересованы оптимально прямо под выборы раскрутить конфликт, поляризуя общество и заставляя людей голосовать не за кандидата с внятной программой, а за «самого радикального борца с ватниками» или, наоборот, «самого яростно орущего в мегафон борца с националистами».
Удивительным образом, но «Нацкорпус» и Партия Шария играют сейчас как электоральные близнецы. Впрочем, накануне прошлогодних парламентских выборов такая своеобразная наблюдалась в Харькове между коалицией праворадикалов и «партией плохих Ген» ( и с их «партией мэров»), когда возник конфликт вокруг памятника .
А избитые в ходе этого противостояния люди — это уже «побочный эффект политтехнологий».
* Деятельность организаций запрещена в РФ
18+