Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Почему Ягудин ушёл от Мишина к Тарасовой – подробности громкого перехода

Малоизвестный эпизод противостояния двух выдающихся российских фигуристов.

Почему Ягудин ушёл от Мишина к Тарасовой – подробности громкого перехода
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com

Тренера Мишина в фигурном катании называют не иначе как Профессор. Алексей Николаевич трепетно относится к ученикам, не участвует в публичных разборках с коллегами и не играет в популярный в наше время «пинг-понг шариками из шоколадного джема».

Видео дня

Но 20 лет назад всё было иначе. обвинил в поражении на Олимпиаде и бросил ранимого парня в самый трудный момент. Уже после перехода Алексея к Тарасовой Мишин публично принижал его талант и, по мнению Алексея, способствовал постоянным победам Плющенко на чемпионатах России. А легендарную победу Ягудина в Солт-Лейк-Сити его бывший тренер объяснял чуть ли не чёрной магией. За что же опытный и мудрый Мишин ополчился на Ягудина? Вспоминаем малоизвестный эпизод противостояния двух выдающихся олимпийских чемпионов из России.

Видео можно посмотреть на «Чемпионате».

Борьба за внимание

Ягудин начал тренироваться у Алексея Мишина в 12-летнем возрасте. Росший без отца парень был самым младшим в группе и терпел издёвки товарищей, пока спустя два года в Санкт-Петербург не переехал Плющенко. Отношения между двумя юными фигуристами не заладились с самого начала. Лёша с удовольствием подтравливал Женю, а тот ревновал к нему Мишина и делал всё, чтобы заслужить внимание тренера. «Вали в свой Волгоград!» Эту фразу я слышал и от других спортсменов, но от Ягудина чаще всего. Конечно, я получал от него зуботычины. Как от старшего и более сильного. Причем, как правило, если он меня и бил, делал это исподтишка»», — вспоминал Плющенко. Мишин прекрасно знал о непростых взаимоотношениях между амбициозными учениками и старался не выделять никого из них, однако и Ягудин, и Плющенко всё равно чувствовали себя обделёнными. Алексею не нравилось, что он всё время выступал на одних турнирах с олимпийским чемпионом Урмановым, пока Плющенко в отсутствие сильных конкурентов штамповал победы и набирался уверенности в себе. Евгений в свою очередь считал, что конкуренту достаются лучшие программы и костюмы, а он получает остатки. При этом Плющенко не обижался на Мишина, а лишь заряжался мотивацией.

Ставка на Плющенко

В олимпийском сезоне Ягудин раз за разом обыгрывал Плющенко, но отношения с тренером портились. Любившему дисциплину Мишину легче работалось с исполнительным и послушным Плющенко, чем со вспыльчивым Ягудиным, на всё имевшим своё мнение. «Я не умею быть механической игрушкой в руках тренера. И здесь, конечно, Женя мне полная противоположность: он никогда не возражал Мишину и исполнял всё так, как тот говорил. Мишин не терпит возражений. И, может быть, поэтому я однажды почувствовал, что он уделяет больше внимания Плющенко», — рассказывал Ягудин «Известиям». Перед чемпионатом Европы в Милане Мишин жёстко контролировал режим Ягудина и даже отобрал у него игровую приставку. Полная концентрация помогла Алексею завоевать золото, а заодно и путёвку на Олимпиаду в Нагано, но отношения с Мишиным оставались напряжёнными. Злые языки нашептали Ягудину, что тренер в ответ на поздравление с его золотом и серебром Плющенко бросил: «Жаль, что не наоборот».

Обвинение от Мишина

Ягудин переживал, что тренер отдаёт предпочтение Плющенко, однако всерьёз о смене наставника не задумывался. Поворотный момент случился на Олимпиаде в Нагано. Алексей мог бороться за медали, но перед произвольной программой простыл и занял лишь пятое место. «На контроле в Олимпийской деревне Нагано открывают его чемодан, а там в обнимку с коньками лежат две бутылки водки. Иногда эта бравада сильно мешала ему. В Нагано он мог быть на пьедестале. Но после отличного проката в короткой программе он, приняв душ, сел на трибуну смотреть соревнования прямо под вентиляционной трубой. Я ему говорю: «Пересядь!» Не стал. В итоге – назавтра температура под 40 градусов, произвольная не задалась, упал с четверного», – писал позже Мишин. У Алексея Николаевича действительно были основания злиться на Ягудина, ведь представить подобную взбалмошность со стороны Плющенко он не мог. Кроме того, именно Мишин убедил федерацию соблюсти спортивный принцип и отправить на Олимпиаду Ягудина, а не Плющенко. Но в итоге непослушание Алексея стоило ему олимпийской медали, и его тренер не нашёл в себе сил поддержать ученика в самый трудный момент. «Сидя рядом со мной после произвольной программы, Алексей Николаевич не сказал мне ни слова. Когда на табло появились оценки, он ушёл, оставив меня одного с моими чувствами. Я сделал вид, что не заметил его ухода. Встал и приветствовал зрителей, хотя внутри у меня всё кипело. Отсутствие тренера вызывало у меня чувство неловкости», – вспоминал Ягудин.

Ягудина засуживают?

В тот момент Ягудин понял, что отношения с Мишиным зашли в тупик и ему надо уходить. До конца сезона оставался ещё чемпионат мира в США, отбор на который лишь усугубил ситуацию. Федерация вновь заняла сторону Плющенко, и на этот раз Мишин возражать не стал. К счастью для обоих учеников Мишина, олимпийский чемпион Нагано Кулик снялся с турнира, так что в Миннеаполис отправились и Ягудин, и Плющенко. Ягудин тот чемпионат выиграл, но окончательно убедился в правильности выбора. Летом Ягудин ушёл от Мишина к Тарасовой. Если Плющенко своей радости не скрывал, то тренер болезненно переживал потерю звёздного фигуриста. В январе 1999 года Плющенко впервые в карьере обыграл Ягудина. Алексей счёл тот результат несправедливым.

«Хоть я и откатался неважно, моё выступление было лучше выступления Плющенко. Не могу передать, что творилось со мной, когда Женька занял первое место, обойдя меня и Урманова. Когда злоба прошла, я вспомнил слова Писеева о том, что не видать мне поддержки, если я уйду от Мишина. Я-то полагал, что это касается лишь моральной или финансовой стороны, но неужели президент федерации имел в виду и судейство? Писеев и Мишин были хорошими друзьями, и сейчас я убеждён – те результаты были предопределены».

Победа на Олимпиаде

Однако Ягудин стал проигрывать Плющенко не только на внутренней арене. Евгений вышел на пик формы и побеждал на всех турнирах подряд. Естественно, перед Олимпиадой в Солт-Лейк-Сити все ставили на Плющенко, но Ягудин идеально откатал две потрясающие программы: короткую «Зиму» и произвольную «Человек в железной маске». Плющенко же в короткой упал с четверного тулупа и по сути потерял шансы на золото. Позже и Евгений, и его тренер Мишин будут винить в неудаче психолога , работавшего с Ягудиным и чуть ли не заколдовавшего Плющенко. А Ягудин признается, что именно конфликт с Мишиным помог ему заново обрести себя. Бывший тренер не поздравил Алексея с победой на чемпионате мира-2000 в Ницце, а затем принижал его талант и заслуги как тренера одиночников. «Мишин, можно сказать, повернулся на этой борьбе. Он не просто преследовал цель обыграть, он хотел уничтожить меня. Эти два года Мишин твердил, что Тарасова – пустышка в мужском катании, что Ягудин под её началом ничему не научился, только строить гримасы на льду. Я не могу припомнить точно, он как-то по-другому, очень зло это сказал, явно надеясь задеть меня. И это и вправду очень задело меня. В этот день моё желание выиграть Олимпийские игры стало бешеным. И я думаю, на самом деле судьба золота в этот день и решилась. Так что Мишин мне очень помог стать олимпийским чемпионом. Я благодарен ему. Он очень многому научил меня в фигурном катании. А потом ещё сделал всё, чтобы я поверил в то, что я могу стать олимпийским чемпионом, когда эта вера была утеряна», – рассказывал Ягудин после триумфа в Солт-Лейк-Сити.

Вражда в прошлом

С годами отношения между бывшими тренером и учеником нормализовались. Ягудин и Мишин говорят друг о друге уважительно и оба признают, что переход Алексея к Тарасовой был правильным шагом. Возможно, не заболей Ягудин на Олимпиаде в Нагано, он бы так и остался без главной награды в карьере.