Ещё

На Олимпиаде-1980 просто не могло быть того, что творилось в Сочи 

На Олимпиаде-1980 просто не могло быть того, что творилось в Сочи
Фото: Экспресс газета
19 июля 1980 года в Москве открылись XXII Летние Олимпийские игры. 3 августа состоялась церемония закрытия соревнований. 40 лет прошло, а мы до сих пор с теплотой и грустью напеваем «До свиданья, Москва, до свиданья» и вспоминаем кадры, на которых мишка пускает слезу, машет лапой и улетает в «сказочный лес».
Олимпиада в СССР стала первой в истории, которая прошла на территории Восточной Европы в социалистической стране. Понятно, что к событию было приковано внимание всего мира, поэтому перед организаторами ставилась задача провести соревнования на самом высоком уровне. Заведующий кафедрой режиссуры и актерского искусства эстрады Санкт-Петербургского государственного института культуры, профессор Аскольд Конович был одним из постановщиков церемоний открытия и закрытия. Накануне интервью включила видеозапись тех лет — и опять чуть не до слез. Мощная, эмоциональная, несущая дух многонациональных традиций страны, получилась постановка. Четыре десятилетия назад никому и в голову не могло прийти пригласить на постановку иностранцев. Наоборот, методике проведения стадионных театрализованных художественно-спортивных представлений к нам ездили учиться со всего мира.
— Для сравнения пересмотрите открытие и закрытие Олимпиады 2014 года, которую ставили зарубежные специалисты. Какая нужда была приглашать иностранцев? Никакой, кроме финансово-экономической, — горячится Аскольд Аркадьевич. — В Сочи потратили огромные деньги на помпезность, но не смогли представить образ, который оставил бы след в сердцах людей. Придумали непонятных персонажей — не разберешь, кто есть кто. Откровенным плагиатом выглядел медведь, который тоже вроде как заплакал, но это никого не тронуло. Да этого почти никто и не заметил. А все потому, что не нашли яркое, образное решение, не передали основное — атмосферу. , гендиректор Первого канала, прямо заявил: «Для нас важны не несколько тысяч зрителей на стадионе, — важно, чтобы миллионы увидели яркую картинку». На мой взгляд, это порочная практика. Результат: практически каждый в нашей стране споет финальную песню Олимпиады 1980 года, но не вспомнит ни одной, прозвучавшей в 2014-м. Все знают талисман московской Олимпиады, но вряд ли назовет талисманы сочинской.
Студентам, которых я учу много десятков лет режиссуре массовых театрализованных представлений, объясняю: главное в нашей профессии — придумать что-то новое и неожиданное, тогда это останется в истории.
— При подготовке Олимпийских игр в Сочи с вами советовались?
— Эрнст взял все бразды правления в свои руки, хотя не был специалистом в постановке массовых представлений на стадионе. Сам писал сценарий, подбирал творческий коллектив. Наше с ним художественное видение предстоящего грандиозного действия не совпадало в корне. Я с самого начала сказал организаторам, что все, что они создают — повтор, то есть где-то, когда-то подобное уже было, это вторичное искусство. Мы очень сильно спорили над замыслом. Я не понимал, какая нужда была приглашать в качестве постановщиков иностранцев, работавших, в частности, над Лондонской Олимпиадой, имеющих западноевропейский менталитет и абсолютно чуждые нам традиции в искусстве? Никакой, кроме финансово-экономической. То, что творилось при подготовке Игр в Сочи, за пределами добра и зла. И я сейчас говорю не про допинговые скандалы, которые мешают нашему спорту полноценно жить. Я про творчество. В результате получилось то, что все видели. В 1980-х по определению такого быть не могло, потому что это была другая страна, другой подход к пониманию происходящего, другие люди.
У нас не было компьютерной графики — ту же слезу у олимпийского мишки изобразили с помощью флажков. Я в то время был специалистом по художественному фону и как раз работал над этим. Добиться абсолютной синхронности позволили долгие репетиции, которые проходили на столичных стадионах, и железная дисциплина. На трибунах сидели переодетые военнослужащие — по легенде все представляли разные спортивные общества. Отбирались лучшие из лучших. Восемь тысяч молодых людей флажками, шарами, манишками и шапочками создавали и оживляли картины. Огромная организационная работа была проделана. Всех надо было привезти, а это десятки автобусов с сопровождением, разместить в определенном порядке на трибуне, накормить. Скажу откровенно, мои попытки в сегодняшних реалиях несколько раз использовать художественный фон заканчивались неудачей именно на этапе решения организационных вопросов.
— Девушки в создании живого фона тоже участвовали?
— Нет. Девушек на трибунах не было. Они выводили участников парада, были задействованы в построениях на поле стадиона, спортивных и хореографических номерах. В перерывах между репетициями все участники прекрасно общались. И, думаю, после Олимпиады появилось много новых семей.
— Высшее руководство какие-то пожелания по сценарию высказывало?
— Конечно. Нужно было показать дружбу народов, многонациональную культуру большой страны. Каждая республика старалась представить свои лучшие творческие коллективы. Рядом с танцевальным коллективом из Грузии даже выставляли охрану, так как на танцорах были очень дорогие музейные костюмы. Довелось общаться с Генеральным секретарем , который живо интересовался предстоящим событием, приезжал на репетиции. Запомнился он всем очень демократичным и веселым человеком.
В 1979 году в Лужниках в рамках Спартакиады народов СССР прошла предолимпийская неделя, на которой мы многое заранее попробовали отрепетировать. Кстати, на тех соревнованиях состав участников по объективным причинам был сильнее, чем в 1980-м. Тогда Советский Союз еще не ввел войска в Афганистан, и к нам приехали команды всех западных стран. Интерес к мероприятию был огромный.
Медвежья услуга
— Кто все-таки придумал отправить олимпийского мишку в небо?
— В 1978-м талисман, который так здорово нарисовал , уже рекламировали на всех соревнованиях. А мы всей творческой группой во главе с главным режиссером, Народным артистом СССР Иосифом Михайловичем Тумановым и постановщиком спортивной части искали интересное действие, что с этим мишкой сделать. В то время я познакомился с известным дрессировщиком Владимиром Дерябкиным. Он придумал номер, в котором медведи выступали на арене без человека. Никто не видел ничего подобного. И вот когда в 1979-м я ставил художественное представление для делегатов XVIII съезда комсомола, возникла идея. Что если медведь в поясе с олимпийскими кольцами выйдет на арену и подарит букет знаменитой гимнастке, олимпийской чемпионке Людмиле Турищевой — она была членом ЦК ВЛКСМ. Поделился с Дерябкиным. Он говорит: «Какие проблемы, я Герасиму скажу — он сделает». И все получилось — только вместо настоящих цветов мишка вручил Люде искусственные — медведи не переносят запахов. Тогда я предложил Дерябкину: «Володь, а, может, Герасим попрощается с гостями на закрытии Олимпиады и каким-то образом улетит?». Решили отправить его в гондоле на воздушных шарах. Но пожалели — неизвестно же, что может произойти. Решили обратиться на оборонное предприятие, которое еще во время войны выпускало аэростаты воздушного заграждения. Там сделали шесьтиметровую игрушку в сто килограммов. Траекторию ее полета рассчитали с учетом розы ветров. По сути это дирижабль, который приземлился четко на Ленинских горах.
К идее с мишкой каждый в творческой группе добавил свое. Это и Лев Вениаминович Немчик — главный режиссер художественного фона, и Рафаил Леонтьевич Казачек — главный художник, и, конечно, главный режиссер всего представления Туманов. К сожалению, он умер в 1981-м. Жена считала, именно тяжелейшая подготовка к Олимпиаде подорвала его здоровье. И когда на могиле на Ваганьковском кладбище студенты поставили мишку, она выкинула его за ограду. Хотя, наверное, это не совсем справедливо. Иосифу Михайловичу было 72 года, когда он полетел в Аргентину ставить спектакль «Золотой петушок», где заболел воспалением легких. За Олимпиаду, кстати, нам всем заплатили неплохие гонорары, каждому разрешили купить «Волгу» по государственной цене. Тогда это была привилегия для избранных. Правда, никаких других наград не дали. Через пять лет практически в этом же составе постановочная группа делала открытие и закрытие ХII Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Тогда наш труд был оценен высшей наградой страны — Государственной премией СССР.
— А правда, что в задней лапе медведя сидел пилот, а при испытании даже кто-то погиб?
— Это легенды, не было никакого пилота. И уж точно никто не погибал. Мы долго думали, как сделать, чтобы наш Потапыч взмыл в небо вертикально. Воздушные шарики — декоративная история, талисман летел за счет гелия внутри. Не забуду, как докладывал сценарий председателю Гостелерадио СССР . Когда дошли до мишки, Лапин спрашивает: а кто это завизировал? Я объяснил, что это режиссерская находка. А он за свое: кто завизировал? В итоге выдал: «Молодой человек, сначала завизируй, потом импровизируй». Время неспокойное было — очень боялись провокаций. Представители КГБ присутствовали на всех репетициях. Если вдруг с трибун кто-то побежит или с поля — прорабатывали все моменты.
Не хотели расходиться
— Главная песня Олимпиады «До свиданья, Москва» получилась очень душевной и совсем не пафосной.
— Композитор и автор стихов несколько раз все переделывали. Да, и  исполнили ее очень тепло. После того, как погас огонь Олимпиады, ни один человек не покинул трибуну, словно ждали возвращения талисмана. Спустя 30 минут после закрытия диктор объявил: «Дорогие товарищи, представление окончено, мишка останется в ваших сердцах, но он не вернется. До новых встреч». Только после этого люди начали расходиться.
— Во время представления на стадионе все прошло без накладок? Вон в 2014-м олимпийское кольцо не открылось.
— На Играх в Сочи хватало нестыковок, слишком много техники было задействовано. Но, как говорил Эрнст, для него главное — телевизионная картинка. А то, что, например, с факелом ждала четыре минуты, пока не откроется тоннель к чаше олимпийского огня, для него это мелочь. Были и другие недоработки, вы их не увидели благодаря телевизионному монтажу. У нас такое было исключено, каждая секунда выверялась, темпо-ритм был доведен до совершенства. Единственный неприятный момент — когда на церемонии зажжения огня Олимпиады выпустили голубей, но не рассчитали траекторию, и они закружили над чашей. Многие попадали прямо в нее. Плохой знак, но, к счастью, Игры Олимпиады-80 прошли великолепно. Знаете, большое видится на расстоянии. Спустя четыре десятилетия, живя практически в другой стране, мы все яснее осознаем: Олимпиада-1980 стала важнейшим идеологическим, культурным и, конечно, спортивным событием для всего мира. Жаль, что сегодня все меньше остается людей, которые были организаторами и участниками тех событий, и могут лично передать молодежи яркие и правдивые подробности тех незабываемой летних дней в Москве, сохранить их детали в исторической памяти поколений.
Черная жвачка с лезвием внутри
Благодаря Олимпиаде на прилавках появились новые, доселе невиданные товары. Приятную сторону массового приезда иностранцев в СССР в первую очередь увидели, конечно же, жители столицы.
Горчица в тюбике
«Как у космонавтов!» — радовались москвичи. И уверяли, что она не идет ни в какое сравнение с той, что в банке. А еще руки покупателей сами тянулись к широкому ассортименту финских джемов, наливок и колбасе, которая впервые стала продаваться в нарезке.
Жвачка
Впервые советские люди попробовали ее в 1957 году, во время VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов. В 1975-м произошла страшная трагедия: во Дворце спорта «Сокольники» на юниорском матче и Канады спонсоры начали разбрасывать резинку Wrigley. В результате давки погиб 21 подросток. Чтобы подобное не повторилось на Олимпиаде-80, массовое производство резинки было налажено на фабриках «» в Москве и «Калев» в Таллине. Мятная, клубничная, апельсиновая, кофейная. И, конечно, в памяти остались детские байки про «черную жвачку с лезвием внутри», которую коварные иностранцы раздавали пионерам.
Фанта
Стаканчик рыжего напитка продавался по 20 коп., и за ним всегда выстраивались очереди. Людей не смущало, что за те же деньги можно было купить пол-литра лимонада «Буратино». Зато экзотика!
Трубочки
Картонная упаковка сока с трубочками — это был настоящий буржуазный шик! Парни покоряли девушек умением эффектно пробить 200-граммовую пачку за 30 коп. одним ударом пластиковой соломины. Трубочки собирали и после Олимпиады хвастались, у кого больше.
Сигареты с ментолом
Они стоили от одного до двух рублей. Тогда же появился безумно дорогой «Кент» за трешку и невероятные для советского уха и глаза «Данхилл», «Ньюпорт» и «Сент-Мориц».
Курица гриль
Нынешняя привокзальная еда в то время шокировала неискушенных граждан. В ресторане за сморщенную тушку с удовольствием отдавали 3 — 4 руб. Интересно, что на таком же электрическом гриле клиентам готовили осетрину.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео