Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Обладателя первого Кубка Европы Нетто стали забывать через 20 лет по окончании карьеры

Последние годы жизни великий советский футболист провёл в одиночестве.
Обладателя первого Кубка Европы Нетто стали забывать через 20 лет по окончании карьеры
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
10 июля исполнилось 60 лет, как сборная СССР по футболу завоевала первый в истории Кубок Европы. Капитаном той нашей команды был Игорь Александрович , жизнь которого за пределами поля оказалась отнюдь не безоблачной.
Легендарный спартаковец Игорь Нетто хотел защищать цвета , ненавидел своё прозвище и возмущался, когда тренеры заставляли его играть в «деревенский» футбол
Ещё с детства у Игоря Нетто проявлялось желание быть лидером команды. На любой площадке, где бы он ни появлялся, сразу старался взять бразды правления в свои руки, и это ему удавалось. Его слушались не только те, кто младше, но и ребята постарше. Так что ещё в конце войны на Сретенке, Чистых прудах, у Покровских ворот мальчишки рассказывали друг другу истории о долговязом парне из Даева переулка, который не только классно играет, но и умеет организовывать команды.
Жила семья Нетто очень скромно. Футбол сразу стал главным развлечением Игоря, в него он играл днями напролёт, благо к этому у него имелся талант. А какой же подросток откажется от удовольствия выделиться среди своих сверстников? Так что ради игры в мяч Игорь иногда спустя рукава готовил уроки, но любил решать математические задачки и увлекался шахматами, благодаря им развив своё аналитическое мышление.
Игорь Нетто был многолетним капитаном , но в детстве, ещё перед войной, болел за московское «Динамо». Бело-голубые выиграли четыре из шести довоенных чемпионатов СССР, а до того дважды становились чемпионами Москвы. Да и организацию представляли солидную. Не мудрено, что еще не достигший 10-летнего возраста мальчик хотел играть только за «Динамо». Однако когда старший брат привел маленького Игоря в Петровский парк, тренеры сказали, что Нетто-младшему еще рано думать о футболе: слишком слабеньким он был. Так что взяли Игоря лишь в детскую команду, существовавшую при стадионе Юных пионеров, а уже в подростковом возврате его позвали в «Спартак».
Интересно, что великий советский голкипер, вратарь московского «Динамо» Лев Яшин, наоборот, в детстве очень хотел играть за «Спартак» и потом как-то в шутку предложил Нетто поменяться клубами. На что Игорь Александрович серьёзно ответил: «Поздно, Лёва. Здесь теперь мой дом».
Мускулами впоследствии Игорь Нетто так и не оброс и играл за счёт великолепной техники, тонкого понимания сути футбола, культуры паса и отличной выносливости. В тактических расстановках тех лет полузащитников было всего двое, и Нетто действовал в средней линии ближе к левой бровке, без устали бороздя пространство между двумя штрафными площадями. А вот отдать длинный пас или пробить по воротам издали оставалось для него проблемой – по сравнению со многими другими игроками ему банально не хватало физической мощи. Если же тренеры просили его почаще пасовать метров на 30-40, Нетто немедленно вскипал: «Выбей подальше, а там кто-нибудь из своих подберёт? Не буду я в ваш деревенский футбол играть!»
Партнёры по команде прозвали Нетто Гусём. Во-первых, за внешнее сходство. А во-вторых, за шипучий тембр голоса, который был у него от природы. Из-за него Нетто на поле казался ворчуном каких еще поискать! Он и в самом деле любил командовать во время игры, но иногда чересчур увлекался. Как-то славившийся вспыльчивым характером нападающий , устав от постоянных поучений, обратился к другому уважаемому спартаковцу — : «Никита, чего он ко мне придирается? Скажи ему, чтоб замолчал, иначе сам нас будешь разнимать».
А однажды Нетто «докопался» до нападающего Паршина. Игра у того не задалась, «Спартак» проигрывал, и Нетто постоянно повышал на Паршина голос, считая, что тем самым помогает ему собраться. В итоге Николай не выдержал и смачно выругался в адрес капитана.
В перерыве в раздевалке тренеры красно-белых принялись песочить футболистов, а обычно активно принимавший участие в таких беседах Нетто демонстративно уселся в угол. «Ты чего молчишь, капитан? Можешь взять команду в руки?» — спросил у Игоря Николай Петрович Старостин. «Не могу, — грустно ответил Нетто, — меня послали » От обиды на партнёра он отошёл только в конце матча.
При всём том Игорь Нетто относился к категории игроков, которые кого угодно могли «гонять» на поле, но за его пределами были людьми добрейшими, грубого слова себе не позволявшими. Говорят, что Игорь Александрович в неигровой обстановке разозлился только один раз в жизни – на официальном приеме в далёкой южноамериканской стране. Из-за своего прозвища, которое не любил. Когда ничего не подозревавший работник советского посольства на представлении команды переспросил: «Кто-кто? Игорь Нетто? А-а-а, так это вас зовут Гусём?», никто никогда, ни до, ни после больше таких слов от Игоря Александровича не слышал.
Игорь Нетто почти 30 лет прожил с актрисой . Их брак не одобряли и считали, что Яковлева любила другого
В 1954 году Игорь Нетто переехал в отдельную трёхкомнатную квартиру на набережную Тараса Шевченко – наискосок от нынешнего Белого дома. Причём в одном подъезде с ним оказался одноклубник , а соседкой по лестничной клетке – известная на тот момент актриса .
Именно тогда Нетто и Ильину понравилась известная гимнастка Галина Шамрай. Их команда часто тренировались на спартаковской базе в Тарасовке, где и произошло знакомство. Казалось, что грациозная Галина более заинтересованно общается с Нетто, но замуж вышла за Ильина. Однако сам факт, что девушка выбирала между ними и кому-то пришлось бы уйти в сторону, на дружеских отношениях Ильина и Нетто не отразился.
Со своей же будущей женой, с которой они прожили 27 лет, Игорь Нетто познакомился буквально на пороге собственной квартиры, в конце 50-х. Юную первокурсницу Щукинского театрального училища с огромными, исторгающими задорную энергию глазами, на время приютила у себя дома Зоя Фёдорова. И, столкнувшись с ней у лифта, Нетто сразу влюбился. Девушку звали Оля.
«Когда мы встретились, мне было семнадцать с половиной, — вспоминала ныне заслуженная артистка РСФСР Ольга Михайловна Яковлева. — Я только что приехала из Алма-Аты и начала учиться в театральном институте. Он протянул мне руку и сказал: «Я — Нетто». Я была далека от спорта. По радио, конечно, слышала, что есть футболист с такой фамилией, ну и что? Я ему так и ответила: «Ну и что? А я Яковлева».
Потом в кино ходили, в театры, гуляли. Он был хорошо воспитан, всегда корректен и, как это сказать, выдержанный, что ли. То есть вёл себя, как — по моим представлениям — и должен вести себя молодой человек без всяких особых приставаний.
Он был словно большой ребёнок. Однажды, ещё в начале знакомства, мы с ним поссорились. Я переехала на другую квартиру — ни телефона, ни адреса ему не оставила. Игорь узнал адрес в институте и пришёл ко мне. Просил, чтобы мы продолжали видеться. Мне его жалко стало
Через год он сделал мне предложение. И оно мною должно было «рассматриваться». Ну абсолютно книжный вариант! Как в романах. Ухаживал он красиво. И весело. Игорь любил мою студенческую театральную компанию. Когда случались «знаменательные события» (их команда выигрывала или я сдавала экзамен), у нас всегда собирались гости. Готовились к экзаменам, веселились, танцевали. А затем в его «Победу» набивалось чуть ли не по десять человек — надо было всех развезти по домам. И кто-нибудь кричал: «Какие правила, давайте прямо по газонам!..»
Между Нетто и Яковлевой существовала большая разница в возрасте – одиннадцать с лишним лет, а потому многие были против их отношений, считая, что молоденькая девочка ещё не созрела для серьёзных чувств. Да и как они представляют себе совместную жизнь? Футболист – это вечные сборы, поездки на матчи в другие города и страны. Актриса – бесконечные репетиции, спектакли, съёмки, гастроли.
Мать Игоря, Юлия Вильгельмовна, женщина нрава сурового, вообще считала, что её сыну нужна «нормальная» жена, которая бы сидела дома, поддерживала в нём уют, готовила ужин и ждала мужа с работы. К актрисам она относилась, как к ветреным особам, полагала, что они не могут принести семейного счастья. Нетто обычно слушал советы мамы, но в этот раз пошёл против её воли. Обидевшись, Юлия Вильгельмовна на свадьбу не пришла.
Против союза Ольги с Игорем были и коллеги Яковлевой. Они пытались отговорить её от раннего замужества, призывали сначала овладеть профессией, убеждали, что у «футболистов весь мозг в ногах». Но это не помогло.
Свадьбу сыграли 9 января 1960 года, совместив её с празднованием 30-летия Игоря. Веселье затянулось, Ольгу отвезли домой, а у Нетто на морозе заглохла «Победа». Бросать её на улице у ресторана «Прага» он не захотел и в квартиру попал только утром, выслушав от новоиспеченной супруги всё, что она о нём думает. А через несколько дней уехал на сборы «Спартака». Так началась их семейная жизнь. В том году сборная Советского Союза во главе с капитаном Игорем Нетто как раз и выиграла Кубок Европы
Ольга Яковлева была натурой импульсивной, порывистой и часто разыгрывала Игоря, считая свои поступки невинной шалостью. Однажды Нетто, вопреки её желанию, уехал на бега. Тогда она нашла телефон ипподрома, позвонила и попросила объявить по радио, что у капитана сборной Советского Союза Игоря Нетто дома случился пожар. Игорь Александрович в ужасе прибежал домой и обнаружил, что всё в порядке.
А в другой раз ей очень не хотелось, чтобы муж пошёл на банкет игроков сборной, куда они приглашались без жён, и предложила Игорю Александровичу обработать волосы хной. Мол, очень полезно для укрепления. Когда же через полчаса она сказала мужу «Всё, можешь идти в душ, смывать», Нетто обнаружил, что стал ярко-рыжим! На банкет в таком виде он, естественно не пошёл – побоялся, что засмеют. Так Ольга добилась своего – провела вечер с мужем.
«Игорь не любил ни осуждать, ни злословить, — как-то вспоминала в своём интервью Ольга Михайловна. — Иногда бросит одну фразу, и она объясняет многое. Ссорились мы с ним только по домашним делам: кому пробки выкручивать, кому кран чинить!
Профессии у нас были разные, но в чём-то похожие, и каждый прекрасно понимал, что означает для другого его дело. Если у меня вечером спектакль, Игорь старался по утрам не шуметь, чтобы не разбудить. Возился тихо на кухне, что-то жарил, а потом стучал в дверь: «Яковлева, обедать!»
Если же у него намечался отъезд на игру, я подлаживалась под его расписание: никаких гостей, подруг, ничего, что могло бы помешать ему отдыхать. Да и после игры — я ведь не знала, какой будет результат
Это было абсолютное правило. Не исключаю, что именно обоюдное внимание и являлось основой нашей совместной жизни. К тому же мы часто подолгу не видели друг друга. Наверное, и это тоже столько лет сохраняло наш союз».
Единственное, о чём жалел безумно любивший Ольгу Игорь, так это о том, что она не хотела детей. Знакомые же Яковлевой и Нетто часто шушукались о странных отношениях Ольги и известнейшего режиссера театра и кино .
Окончив в 1962 году «Щуку», Яковлева была принята в труппу Театра имени Ленинского комсомола. Спустя два года его возглавил Анатолий Эфрос, и с этого момента её карьера резко пошла вверх. В 1967-м вместе с Эфросом она перешла в театр на Малой Бронной, а в 1984-м – в Театр на Таганке. Причём в начале их совместной работы Эфрос часто проводил с юной актрисой дополнительные репетиции, иногда даже уединяясь с ней в одной из комнат квартиры Игоря Нетто, что порождало новые домыслы и слухи.
Разного рода разговоры усилились после того, как во время одной из таких репетиций в гости к Нетто нагрянули его друзья и обнаружили странную, на их взгляд, картину. Анатолий Эфрос и Ольга занимались в комнате за закрытой дверью, а Игорь Александрович терпеливо сидел на кухне и ждал, пока они закончат репетицию. Да и в театрах, где Ольга работала под руководством Эфроса, её недолюбливали, считая фавориткой главрежа. И это было правдой, поскольку сам Анатолий Васильевич называл Яковлеву своей любимой актрисой. А уже после ухода из жизни Игоря Александровича недоброжелатели утверждали, что на похоронах Эфроса она плакала навзрыд, а на похоронах мужа, которого незадолго до смерти предала, оставив жить в одиночестве, не проронила ни слезинки
Но как бы то ни было, а в 2003 году Ольга Яковлева издала автобиографическую книгу «Если бы знать » Жизнь за кулисами», часть которой была посвящена Игорю Нетто, а часть – Анатолию Эфросу. И в дарственной надписи на вручённых родственникам и друзьям Нетто экземплярах она написала: «Дорогие мои! С Новым годом! Удачи вам, везения и всего того, что вы сами себе пожелаете. Надеюсь, что вы это прочтёте. Хотя бы то, что касается Игоря. Ваша Ольга Яковлева».
Старший брат Нетто был в плену у немцев и сидел в советских лагерях. Чудо, что это не навредило карьере Игоря Александровича
Кто учился в советское время, должны помнить входившее в школьную программу стихотворение Владимира Маяковского «Товарищу Нетте – человеку и пароходу». И, естественно, должны были обратить внимание на схожесть фамилии капитана сборной СССР по футболу и фамилии увековеченного в поэзии дипкурьера, в середине 20-х годов ценой собственной жизни сохранившего перевозимую им дипломатическую почту. Семьи Нетто и Нетте и вправду были друзьями, но не родственниками. Жизнь обеих была связана с Прибалтикой – Эстонией и Латвией, однако корни у них были разные. Ведь прапрадед Нетто еще в 18-м веке приехал в Эстонию из Италии работать садовником, да так там и остался.
Отец Игоря Александровича был военным, участвовал в Японской и Первой мировой войнах, служил в знаменитом отряде латышских стрелков, который разрешили создать из жителей Прибалтийских и Витебской губерний. Впоследствии большая его часть перешла на сторону большевиков. Мама Игоря Нетто переехала в Москву в 1917 году, отец — чуть раньше. Здесь они и познакомились. В 1925 году у них родился первенец – Лев Нетто, названный в честь . Затем на свет появилась девочка, из-за проблем со здоровьем прожившая всего три недели. А потом, в 1930-м, родился Игорь. К слову, если Лев по паспорту числился эстонцем, то Игорь был записан русским.
Отношения между братьями Нетто всю их взрослую жизнь оставались сложными. Едва Льву в 43-м исполнилось 18, его забрали в армию. Там он попал в специальную школу, в которой готовили специалистов для помощи партизанам – обучали взрывному делу, диверсионной работе. Но едва Льва Нетто перебросили за линию фронта — в партизанский отряд, действовавший на территории Эстонии, он оказался в плену. Семье же Нетто выдали справку, из которой значилось, что их старший сын пропал без вести. Таковым он и считался до марта 1945 года, до тех пор, пока не был освобождён из немецкого концлагеря американскими войсками.
Вскоре после окончания войны Лев Нетто пошёл служить в армию. Однако в 1948 году его арестовали по обвинению в предательстве разгромленного партизанского отряда и шпионаже в пользу американцев. Сопротивляться было бесполезно, и после угроз привезти его родителей и заставить сознаться на их глазах, он подписал все бумаги, получив 25 лет. Но после жалоб семьи срок скостили до десяти лет, а потом, уже после смерти Сталина, ещё на два года.
Игорь Александрович не имел привычки делиться личными переживаниями. Когда сборная СССР возвращалась домой после «золотой» Олимпиады 1956 года, у него в Москве от воспаления лёгких умер отец, однако партнёрам по команде он не сказал ни слова, а просто ушёл в себя и не мешал им праздновать победу. А в конце 80-х абсолютно случайно выяснилось, что Игорь Нетто и его супруга Ольга Яковлева, продолжая жить вместе, официально находятся в разводе. Однако, по воспоминаниям друга Нетто, Константина Арсеньевича Самохина, у него сложилось ощущение, что поступок сдавшегося в плен брата Игорь не одобрял. Считал, поскольку, как выяснилось потом, у Льва имелась в бою возможность взорвать себя гранатой, он обязан был ею воспользоваться.
Игорь знал, что арест Льва поставил крест на карьере их отца и, видимо, до конца ему этого не простил. Да и сам Игорь Александрович вполне мог оказаться невыездным. Когда Нетто-младшего оформляли в первую зарубежную поездку, пригодилась старая справка, датированная 1943 годом, о том, что Лев Нетто числится без вести пропавшим. Перепроверять информацию соответствующие органы не стали и выдали разрешение на выезд. Иначе могло получиться, что футбольный мир так и не узнал бы о полузащитнике и капитане сборной СССР Игоре Нетто, сыгравшем за советскую команду 54 матча, ставшем победителем Олимпиады 1956 года и обладателем первого Кубка Европы.
Лев Нетто, со своей стороны, обиды на брата не держал, признавая, что в 18 лет ему не хватило духу оборвать собственную жизнь. И осознавал, что Игорю, к счастью, не испытавшему и сотой доли того, что пришлось пережить ему самому в том страшном бою, немецком и советском лагерях, его не понять. Братья продолжали общаться, приглашали друг друга на свадьбы и дни рождения, но некая сдержанность в их отношениях, безусловно, существовала.
Последние годы Игорь Нетто тяжело болел. Жена и брат фактически отказались от него
Свою игровую карьеру Игорь Нетто завершил, когда ему было 36 – очень солидный по тем временам футбольный возраст. По воспоминаниям Ольги Яковлевой, капитан красно-белых надеялся поиграть еще, но ему сказали «Всё. Уходи!». И первые месяцы, возвращаясь домой, она заставала Игоря безучастно лежащим на диване – лицом к стене. Ольга Михайловна объясняла мужу, что жизнь на этом не заканчивается, но он не реагировал. Ведь все предыдущие годы его жизнью был футбол.
Нетто пытался тренировать. Он ездил на Кипр, в ярославский «Шинник», пробовал работать со сборной Ирана, был одним из тренеров дубля красно-белых, его приглашали в греческий «Панионис», бакинский «Нефтчи», но нигде более двух лет он не задерживался. Не всем же великим футболистам дано стать великими тренерами! Отчасти его спасала работа в СДЮШОР «Спартак», где он воспитал . А материально выручали матчи за ветеранов, против участия в которых выступала его жена. И её тоже можно понять: иногда спартаковцы играли по два раза в день, «зарубы» с местными любителями получались серьёзные, а ведь ещё и приходилось нарушать режим на банкетах. В 1981 году во время одного из таких матчей прямо на поле скончался олимпийский чемпион Николай Тищенко, а в 1984-м после игры, в раздевалке, отказало сердце у Сергея Сальникова.
Спустя же 20 лет по окончании карьеры Игорь Александрович неожиданно понял, что все его достижения остались в далёком прошлом. «Тогда ветеранам давали бесплатные пропуска в «Лужники», — рассказывал друг и сосед по дому Нетто Константин Самохин. – Игорь доставал такие пропуска для меня, и мы вместе шли смотреть футбол. Но однажды новый контролёр на входе остановил Игоря и потребовал у него удостоверение личности. Объяснения, кто перед ним, на блюстителя порядка не действовали. Выручил проходивший мимо администратор «Спартака». Но именно в тот день Игорь Александрович с нотками печали произнёс: «Дожил, олимпийского чемпиона не пускают на футбол».
В середине 80-х Игоря Нетто, которому не исполнилось ещё и 60, поразила болезнь Альцгеймера. Ему стала изменять память – он терял ключи от квартиры, оставлял включённым газ, с трудом находил куда-то убранные им же самим личные вещи, документы, деньги. При этом прекрасно помнил, что было, когда он ещё играл в футбол. По словам Константина Самохина, Нетто мог утром выбежать из подъезда с большой спортивной сумкой в руках и на вопрос «Игорь, ты куда?» ответить «На тренировку в Тарасовку опаздываю »
В начале 90-х болезнь резко прогрессировала. Иногда Нетто приезжал со стадиона, включал телевизор и, увидев репортаж о матче в новостях, возмущался: «Почему мне не сказали, что сегодня «Спартак» играл?» А однажды предложил брату навестить маму, хотя Юлия Вильгельмовна Нетто ушла из жизни ещё в 1977 году.
Через несколько лет состояние Игоря Александровича ухудшилось настолько, что Ольга Яковлева, продолжавшая активно работать в театре, не выдержала и написала Льву Нетто письмо: «Я с ним больше не могу. Или вы забираете его к себе, или я устраиваю его на своё усмотрение». Так Игорь переехал жить к брату, а чуть позже Льву Нетто с помощью спартаковских ветеранов Никиты Симоняна и удалось «пробить» для Игоря Александровича скромную однокомнатную квартиру на окраине Москвы – в Бескудниково — и поселить его там. Ведь в «трёшке» Нетто-старшего и без его брата жили шесть человек.
В начале 1998 года у оставшегося, по сути, без поддержки, тяжело болеющего Игоря Нетто случился инсульт. Он полтора месяца пролежал в Боткинской больнице, где попеременно дежурили Лев Нетто и его супруга. Ольга Яковлева звонила им, спрашивала о здоровье бывшего мужа, но, погружённая в работу, практически ничем не помогала. Когда же Нетто-старший и его жена окончательно выбились из сил, Никита Симонян через помог им нанять для Игоря сиделку.
Весной 1999 года бывшему капитану сборной Советского Союза потребовалась срочная госпитализация, и его положили в Первую городскую больницу. Врачи пообещали сделать всё что в их силах, однако через четыре дня великий футболист Игорь Нетто умер. Его сердце перестало биться 30 марта 1999 года в 7 часов 15 минут