Как Минск стал олимпийским городом московской Олимпиады 

Как Минск стал олимпийским городом московской Олимпиады
Фото: Российская Газета
Минск стал олимпийским городом московской Олимпиады 23 октября 1974 года, когда на сессии МОК советской столице было официально поручено провести эти Игры. Главному городу БССР суждено было принять шесть предварительных и один четвертьфинальный матч олимпийского футбольного турнира, но значение этого события для минчан оказалось гораздо шире и врезалось не только в память, но и в городскую инфраструктуру.
Нынешний проспект Победителей в Минске украсила лучшая тогда в городе гостиница «Планета»
Первая и последняя в истории СССР олимпийская сказка оказалась со счастливым концом. И было это в те благословенные времена, когда большой спорт уже ощущал себя важнейшей частью мировых глобальных процессов, но политическое вмешательство в него еще имело какие-то берега. Не было ни инквизиторов из , ни сюрреализма похлеще фантазий Сальвадора Дали с изъятием олимпийских медалей у выигравших их 10 лет тому назад. Была просто плохо подготовленная попытка бойкота московских Игр во главе с президентом США , недовольным вводом советских войск в Афганистан. Бойкот для 1970-х годов был известной тактикой — так, на Олимпиаду-76 в Монреале не приехало около 30 стран Африки и Азии. Американский бойкот обернулся пропуском Игр в Москве для спортсменов самих США, а также Канады, Японии, ФРГ и нескольких десятков менее значимых тогда в спортивном отношении стран. Но 81 государство в Олимпиаде-80 участие приняло (в Монреале было 88 стран), сорвать Игры не получилось.
Получился же настоящий двухнедельный праздник, затронувший и многих обычных граждан не только радостными спортивными эмоциями (80 золотых медалей в тон олимпийскому году и 195 медалей всего для сборной СССР, 31 из которых у белорусских атлетов). И Москва, и Минск к Олимпиаде на глазах менялись к лучшему, причем менялись на долговременную перспективу — с прицелом на улучшение качества жизни в большом городе.
Олимпийская модернизация в БССР вышла и за пределы Минска через дорогу шоссейную и дорогу железную, по которым, как ожидалось, пойдет летом 1980-го плотный поток забугорного туристического люда. Дабы пытливый иностранный глаз чего непотребного не высмотрел, за дело реконструкции взялись основательно. Трасса М-1 обрела не только прозвание олимпийской, но и отличное по тем временам дорожное покрытие. Обновление позволило обогнуть несколько белорусских райцентров, проезд через которые в прежнее время замедлял движение. Скорость же движения железнодорожного на отдельных белорусских участках отныне могла доходить до 140 километров в час.
Гостей из-за рубежа в белорусскую столицу действительно приехало много: с середины июня по начало августа 1980-го их зафиксировали 7939, из них 1100 подданных британской королевы. Для Минска, чей соревновательный лимит исчерпался уже 27 июля (тогда как олимпийский мишка на закрытии Игр улетел 3 августа), это была большая туристическая нагрузка. Нынешний проспект Победителей украсила лучшая тогда в городе гостиница «Планета», преобразили и окружающее городское пространство. Реконструировали в системном порядке, которым управлял руководитель республиканского оргкомитета «Олимпиада-80», первый зампред Совета министров БССР Владимир Мицкевич, и другие гостиницы, рестораны, и прочие места, куда могла ступить нога иноземного пришельца. Повезло и обычным минчанам — тысячи из них получили новые квартиры в рамках олимпийского наступления на сектор частной застройки.
Еще в 1976 году в Минск приехал энергичный президент ФИФА бразилец Жоао Авеланж (1916-2016), который дотошно проинспектировал и олимпийскую футбольную арену, и комплекс в Стайках, где участникам Игр суждено было жить и тренироваться. Стадион после обновления мог принимать 50 067 зрителей, к услугам которых были дополнительные места на козырьке, венгерское световое табло, новые осветительные мачты. Арена заполнялась на каждом из семи минских матчей, билеты за вычетом 52 тысяч, доставшихся интуристам, распространялись в духе времени по предприятиям и организациям. Карман белорусского болельщика отнюдь не пострадал — в очень скромные 2 рубля 20 копеек обходился билет самой высокой, первой ценовой категории, категория четвертая гарантировала олимпийское зрелище вообще за 90 копеек. Смотреть, правда, приходилось отнюдь не на звезд мирового футбола — к ним с некоторой натяжкой можно было отнести лишь сборную Югославии, в которой выделялись два брата-близнеца Вуйовичи, Зоран и Златко.
Но никем доселе в Минске не виданная олимпийская атмосфера (во второй раз она ярко вернется летом 2019-го, на II Европейских играх) была гораздо важнее. Праздник получился даже лучше, чем предполагали его организаторы, опасавшиеся коварных антисоветских провокаций. Последние же отсутствовали начисто, как и инциденты вообще, если не считать срабатывавших некстати рамок металлоискателей, которые тогда были еще в диковинку. В дни Олимпиады в белорусской столице снизилась даже бытовая преступность, а потенциальных нарушительниц морального кодекса строителя коммунизма изъяли из публичного пространства даже без отправки за 101-й километр. Был использован опыт Первой мировой войны, когда и на белорусских станциях многие эшелоны использовались для проживания. Спецконтингент загрузили в плацкартные вагоны и держали в Минской области на запасном пути, пока олимпийские страсти благополучно не отшумели.
И спустя скоро уж полвека Олимпиада-80 в Москве и Минске вспоминается как позитивная часть утраченного советского прошлого. Большой спорт — это воистину явление положительной истории.
Видео дня. Правительство России одобрило налоговый вычет за занятия спортом
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео