Ещё

Первый в мире колясочник, пробивший «золото»: история фана «Спартака» 

35 лет. С детства он болеет за  и ничем не отличается от остальных футбольных болельщиков в мире. Кроме одного — шесть лет назад герой интервью попал в ДТП и остался прикован к инвалидному креслу. Спустя годы спартаковский фанат исполнил свою давнюю мечту — посетил все официальные матчи команды, оформив «золотой» сезон.
Угроза мечте
— После заключительного матча в Казани вы написали, что расскажете о «золотом» сезоне чуть позже, когда корона перестанет жать. Момент настал?
— Это же шутка была. Всё в порядке, никакой звездной болезни не испытал. (Смеется.)
— Какие эмоции испытывает человек, посетивший все матчи?
— Пока я еще не понял, осознание не пришло. Да, есть чувство, что всё сделал, исполнил давнюю мечту. Но восторга нет — сделал и сделал, что тут такого? Конечно, со временем буду вспоминать о приятных моментах, пережитых эмоциях. Тем более я стал первым колясочником в мире, кто смог сделать такое.
— Учитывая ваше положение, какие трудности возникают при посещении стадионов?
— Многие стадионы в премьер-лиге построены к чемпионату мира, и все они оборудованы всем необходимым. Там, где нет доступности для колясочников, на месте решает служба безопасности. Она делает всё, чтобы ты мог спокойно посмотреть игру. Поэтому проблем нет никаких.
— Организация болельщиков «Спартака» «Фратрия» выступила с заявлением, что «золото» засчитано не будет, так как нет возможности посетить гостевые стадионы после возобновления сезона. Это могло остановить вас?
— Я для себя решил так: буду приезжать в город, где играет «Спартак», постараюсь попасть на матч. В Туле «золотой» сезон едва не сорвался. Заранее сделали запрос в «Арсенал», но получили отказ, так как гостевые сектора закрыты. «Спартак» пытался связаться с коллегами, но получилось безуспешно.
Как раз тогда был нашумевший матч «Сочи» и «Ростова», и я увидел на трибуне болельщиков гостей. Подумал, что и у нас может получиться. Приехали на выезд, попытались попасть на стадион, объясняя, что мы местные, весь сезон ходили по абонементам, но нас вычислили сразу. Пришлось сознаться, что я из Москвы. Поговорили со стюардом минут пять, и он вошел в положение: отправил мою фотографию руководству, после чего «Арсенал» дал добро на вход.
, например, затянул до последнего. Но буквально за день до дерби и здесь загорелся зеленый свет. Как понимаю, спартаковцы вышли на Бабаева (генерального директора ЦСКА), который разрешил пустить меня.
— С пониманием отнеслись бы к решению закрыть доступ на стадион или затаили бы обиду?
— Не знаю. Понятно, что есть 10% от вместимости стадиона, но непонятно, почему не пускают гостевых фанатов. Могли бы сделать исключение для «золотников», тем более их совсем немного в каждой команде. Если не ошибаюсь, у ЦСКА таких ребят всего 45, и это самое большое количество во всех клубах. Так что они не сделали бы особой погоды для принимающей стороны.
В Питере, где мы играли на Кубок России, вообще нормально попали на стадион. «Красно-белые» сидели разрозненно по всему стадиону, но нас всех собрали и посадили на верхний ярус. По сути, получилась обычная «фанатка».
Совет для фанатов
— Что самое сложное в выезде: планирование, дорога, сам город?
— Свои моменты есть везде. Мне, например, иногда нужна помощь. Когда летели в Грозный, делали пересадку в Стамбуле. Город находится на холмах, тут и пригодилась помощь друзей, чтобы нормально можно было погулять. Что могу сказать таким же ребятам на колясках, как и я? Не бойтесь ничего: садитесь в машину, поезд, самолет и езжайте на выезд! А уже по мере поступления вопросов их можно решить.
— Видел фотографию, на которой во время матча вы были рядом со скамейкой запасных «Спартака». Разве такое возможно? И как себя чувствуете, находясь отдельно от остальных фанатов?
— На большинстве стадионов места для маломобильных болельщиков находятся отдельно от гостевых трибун. И мне очень жаль, что я не могу быть рядом со своими ребятами. Кстати, фото, о котором вы говорите, сделано в Браге. Стадион находится в скале, теоретически я там мог посмотреть футбол, но для этого нужно было вручную подняться на пятый этаж. В день матча стояла жара, что делало задачу попасть на свое место нереальной.
Спасибо руководству «Спартака», которое договорилось разрешить мне находиться на бровке рядом со спартаковским сектором. И тут проходит минут 15 после начала матча, ко мне подходит сотрудник стадиона и говорит, что отвезет меня к нашим запасным игрокам.
— Были случаи, когда болельщики подвергались чересчур жесткому досмотру. С вами подобное случалось?
— Такого не было. Рюкзак бросаю на ленту, иногда меня самого досматривают отдельно, но точно так же, как и всех остальных. Тем более запрещенных предметов на стадион я занести не пытаюсь, поэтому переживать нет никакого повода.
Авария
— Как получилось, что вы оказались в инвалидной коляске?
— В 2014 году попал в аварию. Сел в машину уставшим, почти не спал несколько дней. И на Ярославском шоссе уснул за рулем, выехал на встречную полосу. Мне въехали в «бочину», три раза меня крутануло. Со слов сотрудников , я вылетел через заднее стекло.
— Первые ощущения, когда поняли, что случилось?
— Не помню, честно. (Смеется.) Когда пришел в себя, не осознавал. У меня было сломано три ребра, челюсть, легкие запускали заново. Сломал спину, а один из позвонков вообще в хлам был. Хотя он таким и остался. В больнице врачи стояли вокруг меня со снимками, говорили напрямую: может быть, будешь ходить, а может, и не будешь. И добавили, что операцию могу и не пережить.
— И что ответили?
— Делайте. Если не переживу, значит, не переживу. В итоге всё сделали, но ходить так и не начал. Операция была необходима. Если бы не вставили металлоконструкцию, то спина просто не держалась бы. Даже в коляску не мог бы сесть.
— Сейчас какие-то шансы встать есть?
— Никаких. Где-то через полгода врачи об этом сказали. Разве что только чудо случится, и то маловероятно. Уже прошло шесть лет, думаю, так всё и останется.
— Человек может свыкнуться с мыслью, что никогда больше не будет ходить?
— Я не переживал никогда. Если не буду ходить, то буду пытаться жить по-другому. Так случилось. Бывает и хуже. Ведь мог вообще «овощем» остаться. Так получилось, что после трех месяцев в «Склифе» меня увезли жить к бабушке. И она еще полгода меня крутила с боку на бок и делала всё, чтобы мне помогать, всю свою пенсию она отдавала на тренера ЛФК, который приезжал ко мне два раза в неделю. Я ничего не мог сделать самостоятельно. Потом вошел в ритм, потихоньку всё стало налаживаться.
— В том числе и личная жизнь?
— Да. У меня есть жена, планируем детей.
— Если будет сын, захотите с ним пробить «золотой» сезон?
— Насчет «золота» не знаю, это будет его выбор. Но то, что он будет болеть за «Спартак», это очевидно. Тут как раз тот самый случай, когда родители решат за ребенка. (Смеется.)
— С кем из футболистов «Спартака» вы знакомы?
— С Артемом Ребровым. Моя жена — фотограф, и на фотосессии с ним и познакомился. Потом еще где-то пересекались, так и завязалось общение. Кстати, когда был карантин, Артем помогал мне проводить зарядку. Я работаю в спортивном отделе региональной общественной организации инвалидов «Перспектива», мы приглашали известных людей во время карантина. И Ребров с удовольствием согласился помочь.
Общаясь с ним, понимаю, что не все футболисты оторваны от реальности. Это нормальные и обычные люди, только известные.
— Эти обычные парни добавили вам седых волос своей игрой в этом сезоне?
— Практически весь поседел. (Смеется.) Естественно, любой болельщик хочет, чтобы его команда выступала лучше, выигрывала титулы. Уверен, всё к «Спартаку» еще придет. Я в это верю.
Второе ДТП и чудо
— Считали, сколько денег ушло на поездки за «Спартаком» по России и миру?
— Не считал. Но не так много, как кажется. Может, тысяч 150. Например, в Тун я летел через Милан, а туда билет стоит очень дешево. Из Туна — через Стамбул в Минеральные воды, откуда на такси уже в Грозный. Тоже недорого вышло. Всегда ищу варианты подешевле. Поездка в Санкт-Петербург обошлась мне в две с половиной тысячи на поезд. Всегда еду с запасом по времени, чтобы погулять, отдохнуть. Одним днем ездил разве что в Тулу.
— Самый запоминающийся выезд?
— В Швейцарию, когда «Спартак» играл в квалификации Лиги Европы. Это был просто топ! Мне понравилась страна, только дорогая очень. Альпы, озера — красота! Хочу еще раз вернуться погулять.
— Самая экстремальная?
— Самара. Прилетели из Браги уставшими, зашел домой буквально на 30 минут, взял ключи от машины и поехал на выезд. И по дороге между Нижним Новгородом и Самарой ушли в кювет. Высота — метра полтора, раза три через крышу перевернулись и встали на колеса. Живыми остались чудом. Машина — в хлам, там и осталась. Сильно отшиб спину, подумал, что опять что-то сломал.
Мы позвонили Танюхе, девушке погибшего фаната «Спартака» Лехи «Бахыта», попросили узнать, кто нас может подхватить в Самару. В итоге местный сотрудник довез нас до вокзала, а оттуда на поезде уже добрались до места назначения.
— После таких «приключений» супруга не потребовала сидеть дома?
— Вначале она мне говорила так постоянно. А потом, когда объявили, что «золотникам» сезон не будет засчитан, уже сопереживала, что не получится выполнить поставленную задачу.
— В «Спартаке» с малоподвижными болельщиками работает колясочник Александр «Хрычара», ранее сам посещавший матчи в качестве фаната. Вы бы хотели оказаться в клубе?
— Конечно, это мечта каждого. Но кому я там нужен? (Смеется.)
— Планы на новый сезон?
— Хочу за «Спартак-2» сгонять во Владикавказ, Калининград, в Астрахань тоже неплохо было бы. За основу хотелось бы попасть в Волгоград, я там был лет 20 назад, когда «Ротор» вылетал из «вышки».
— Чью-то футболку из «Спартака» удалось раздобыть?
— Да, штук пять точно. Есть игровые майки Реброва, Саши Максименко, которую я недавно отдал на благотворительный аукцион. На вырученные средства спартаковские фанаты покупали еду и необходимые средства ветеранам клуба, пожилым болельщикам. Вот сейчас охочусь за майкой , но всё не складывается. Жора, если прочитаешь это интервью, обрати внимание. (Смеется.)
Видео дня. Лучшие футболисты 3-го тура Английской Премьер-лиги
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео