Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

«В молодежке нам показывают игру Русской пятерки и звена Крутов — Ларионов — Макаров». Интервью Матвея Гуськова

Матвей Гуськов — сын одного из самых результативных защитников в истории российского хоккея . Отец не так давно был назначен вице-президентом КХЛ по молодежному хоккею, а сын последние два года выступал в Канаде. Следующий сезон, если он состоится, проспект «Миннесоты» также должен провести в Канаде, но уже в составе нового клуба. В начале августа на турнире Sochi Hockey Open Матвей Гуськов был одним из лидеров молодежной . Мы пообщались с потомственным хоккеистом о работе с и бывшим тренером .
«В молодежке нам показывают игру Русской пятерки и звена Крутов — Ларионов — Макаров». Интервью Матвея Гуськова
Фото: Sport24Sport24
— Расстроились, что на турнире в Сочи не удалось сыграть против и ? Все-таки это топ-клубы КХЛ, другой уровень.— Ну конечно. Мы рассчитывали на одно расписание, получилось другое. В двух контрольных матчах с «Сочи» получили неплохой опыт и готовились к еще более мощным соперникам.
— Вы два последних года провели в Канаде. Удается ли при этом следить за КХЛ?— Я смотрел последний плей-офф. Серия получалась очень интересной. Но, к сожалению, на YouTube блокируют видео с интересными моментами. Прохожу по ссылке, а там сообщают, что просмотр в вашей стране недоступен.
— Егор Афанасьев говорил о том, что ваш стиль, ребят выступающих в Северной Америке, отличаются от того, что во что играют в России. Согласны?— Сам стиль, русский или североамериканский, отталкивается скорее от размера площадок.В Канаде игра быстрее, больше бросков. Чуть отошел от борта — уже на пятаке. В Европе больше места, чтобы раскатиться. Но в КХЛ потихоньку клубы переходят на маленькие площадки, так что скоро, возможно, все придут к одному.
— Вас в Канаде как игрока ломали?— Период адаптации, разумеется, был. Ты приезжаешь не только в новую лигу, но и в незнакомую тебе страну. Было ли в Канаде меньше игры в пас? Скорее по ситуации. Конечно, лучше играть в пас, но иногда нужно пренебречь красотой и зайти в зону вбросом.
— При этом видно, что Ларионов просит вас играть друг на друга, в пас. Вам приходиться перестраиваться?— Я бы не сказал. У нас в сборной и так отличные ребята, все умеют играть в пас. Просто надо получать удовольствие от игры друг на друга. Тогда и результат придет.
— Вы называли своим кумиром Дацюка. Что в нем больше восхищало: передачи, чтение игры, перехваты?— Все! Абсолютно все. Он не бегал как , но за счет головы знал, где будет шайба в следующую секунду. У него волшебные руки. Дацюк был одним из самых креативных игроков в НХЛ. Меня в нем восхищало все.
— Вы говорите о Дацюке в прошедшем времени, а ведь он решил еще на год остаться в хоккее.— К сожалению, у меня нет особых шансов посмотреть его игру за «Автомобилист». Так что остается вспоминать Дацюка по его выступлениям за «Детройт».
— Когда забросил шайбу без броска — все тут же на тренировках начали повторять. Многие пробуют лакросс-гол, ваш партнер Родион Амиров даже реализовал его в матче с молодежкой «Сочи». Можно ли повторить что-то из арсенала Дацюка или он настолько уникален?— Взять, например, буллиты. Помните, как он перекинул шайбу через ? Это можно попробовать натренировать. Но все равно очень сложно скопировать Дацюка. Это большой талант, помноженный на работу. Нужно годами пахать как проклятый.
— Ларионов был игроком похожего плана на Дацюка. Удавалось видеть его игру хотя бы в записи?— Было огромным удовольствием следить за Русской пятеркой в «Детройте». Они пропагандировали игру в пас, техничный хоккей. Это большое счастье смотреть за их игрой. Пример для подражания. Мы должны играть также красиво, в пас, иметь такое же взаимопонимание.
— Но ведь Русская пятерка наводила шороху в НХЛ в 90-х, еще до вашего рождения.— К счастью, есть хайлайты на YouTube, документальные фильмы. Здесь, на сборах в Сочи, мы смотрели нарезки игры звена Крутов — Ларионов — Макаров. Тоже ведь дела давно минувших дней, но мы все это видим, все знаем. Это что-то с чем-то как они друг друга понимали! Для нас это ориентир.
— Вы же при этом понимаете, что хоккей в 80-х был совершенно иным? Пространства было больше, скорости ниже.— Если посмотреть НХЛ, то таким игрокам как Макдэвид, Кейн или Панарин не помеха ограниченное пространство. Они также играют в пас. Для этого нужно играть всей пятеркой, а иногда даже шестеркой. Когда наши вратари, Аскаров, Скотников и Гуськов так отдают передачи клюшкой, ощущаешь себя как будто в большинстве.
–Вы с Афанасьевым, Абрамовым и Чайкой играли в школе , а теперь в сборной. Старые связи остались?— С Чайкой я играл не так много, он 2002 г. р. Ездил с нами на первенство России, но с Абрамовым и Афанасьевым я проводил больше времени в одной команде. Егор чуть раньше уехал за океан, но до этого мы с ним играли в одном звене. Приятно было вновь сыграть вместе, на этот раз уже в сборной. Абрамов тоже как и я центральный нападающий, но и с Мишей мы пересекались на большинстве. Классно, когда играешь с друзьями с детства.
— Как вообще получилось, что вы оказались в школе ЦСКА, хотя долгое время занимались в Ярославле?— Я всегда ездил за папой. Где он — там и я. Удалось поиграть и в Челябинске, и в Ярославле, и в ЦСКА, потом опять в Ярославле. Тяжело, что папа всегда в разъездах, мало друг друга видим. Поэтому оставаться в другом городе было бы непросто. Я считаю, что мне эти переезды дали хороший опыт. От каждой школы и каждого тренера взял что-то свое. В ЦСКА решил остаться, когда окончательно переехали семьей в Москву.
, сын , в раздевалке «Локомотива» всегда играл с формой Егора Подамацкого. Так захотел стать вратарём. В вашем детстве был такой человек?— Я думаю, многие хоккеисты в детстве хотели поначалу стать вратарями. У кого ни спроси — все именно так. У меня тоже была такая мечта в 6-7 лет. Я постоянно смотрел за . Когда после игр «Локомотива» мы приходили в раздевалку, я брал его блин, шлем. Как только я переступал порог, он уже готовил для меня эти «игрушки». Когда играли с ребятами — я постоянно занимал место в воротах, но со временем потянуло в поле. Папа тоже подначивал, что в нападении интереснее играть.
— Это заметно. Ваш отец хоть и был защитником, много забивал и вообще часто подключался к атакам.— Да-да, его самого тянуло в нападение. Я, в свою очередь, выбрал компромиссный вариант. Центральный нападающий — это все-таки 50 на 50 оборона и атака. Мне очень нравится отрабатывать в обороне, быть мозгом звена. Эта ответственность мне всегда была по душе.
— В Канаде вас тоже использовали в роли центра?— К сожалению, в «Лондоне», меня поставили на край. В центре играть возможности почти не давали. Перестроиться на новое амплуа — это тоже в какой-то мере вызов. Все равно чуть другие задачи выполняешь, играя на фланге. Слово тренера закон, так что надо выполнять то, какие задачи перед тобой ставят.
— Наблюдая за местным центрами из вашей команды и из команд соперников, вы понимали, что есть у них, но не хватает вам?— Да я бы не сказал, что в я чем-то уступал канадцам. В первый год мне сказали, что так как я молодой — надо набраться опыта, играя на фланге. Вторую половину сезона я провел в центре, был в топ-5 лиги по проценту выигранных вбрасываний. У меня, в принципе, всегда с этим было хорошо. Всегда пытался подражать Йозефу Вашичеку, царство ему небесное. Смотрел, как он играет на точке, папа у него что-то спросит — потом дома мне расскажет.
— Довольны этими двумя сезонами? Обычно на второй год идет прорыв, но у вас идентичная статистика.— Конечно, мало очков набрал. Хотелось больше, но у меня не было так много игрового времени. Не играл ни в большинстве, ни в меньшинстве. Именно поэтому я решил сменить команду и сам попросил обмен, хотя многие думают, что это была инициатива Лондона. Хотелось играть в центре, выходить в спецбригадах. «Норт Бэй» первыми созвонились со мной, дали понять, что очень хотят видеть меня в своем клубе. Жду не дождусь следующего сезона, чтобы совершить большой скачок.
— Сейчас вырисовывается такая картина, что «Норт Бэй» увидит русскую связку двух Матвеев. Ваш новый клуб летом задрафтовал под первым номером воспитанника «» Петрова.— Я знаком с Матвеем больше года. Дело было в Анахайме, в лагере нашего общего агента . Он сидел со мной на драфте, когда меня выбирали. Жили мы тогда тоже в одном номере. Друга друга хорошо знаем, так что я очень рад, что Матвея задрафтовал «Норт Бэй». Я буду помогать ему, как мне в первом сезоне за «Лондон» помогал . Я еще до приезда в Канаду знал английский язык, занимался с репетитором. Но другая страна — это другие порядки и менталитет, так что даже со знанием языка могут быть сложности в адаптации. Дружеская помощь здесь точно не будет лишней.
— Ваш тренер Дэйл Хантер по «Лондону» половину сезона тренировал «Вашингтон». Он травил байки про Овечкина, быть может, ставил его в пример?— Особо не помню баек, но мы в «Лондоне» часто смотрели матчи «Вашингтона»: их закаты, вбрасывания, входы в зону. Дэйл всегда говорил об убойном броске Овечкина, отзывался о нем исключительно в положительном ключе. Хотя считается, что у них были непростые отношения.
говорил, что Хантер обожает русских. Это действительно так? В чём проявляется?— Я не думаю, что он обожает именно русских. Полагаю, что он любит тех игроков, которые полностью отдаются хоккею. Дэйл относился хорошо ко всем ребятам в команде. По национальности он точно никого не выбирал.
— Дэйл Хантер в Лондоне известный человек?— Думаю, что он в Лондоне такая же легенда, как и в Вашингтоне. Он и его брат Марк 20 лет назад купили франшизу, стали владельцами и тренерами «Лондона», построили огромный по меркам CHL дворец. В итоге «Лондон» стал одной из самых успешных и знаменитых команд в юниорском хоккее.
— Я слышал, что «Лондон» по уровню организации, по тому какая там арена, называют мини-НХЛ. Согласен?— Да, безусловно. Эти слова произнес . У нас был матч против «Садбери», его майку поднимали под своды арены, номер выводили из обращения. Была трогательная церемония. И именно там он сказал, что «Лондон» — это маленькая НХЛ, где всегда большое удовольствие играть при 9 тысячах болельщиков. Но если говорить откровенно, то в Канаде по-другому ведут себя на трибунах. Больше смотрят хоккей, тогда как в России болеют всем сердцем. Там не так громко, как на матчах КХЛ.
— За «Лондон» играло много звезд НХЛ и помимо Кейна: Нэш, Таварес, Манер. Родом из этого города Торнтон. Кто все-таки самый популярный человек в городе? Разумеется, не считая .— Сложно кого-то выделить, но могу вспомнить одну историю. И только-только приехал в Лондон, и увидел в расписании тренинг-кэмпа «тренировка НХЛ». Я не понимал, что это. Спросил у ребят — мне тоже толком ничего не ответили. Пришел посмотреть, а там катаются , , Мэттью Ткачак, Логан Кутюр. Настоящий Матч звезд! Потом уже в раздевалке я познакомился с Даути. Он спросил, откуда, не обижают ли меня канадцы. Это была очень крутая встреча.
— Вашим одноклубником был Макмайкл, которого называют чуть ли не наследником Овечкина в «Вашингтоне». Справедливо?— Я считаю, он отличный игрок. В чем-то его и правда можно сравнить с Овечкиным. Он забивает из всех позиций. Ему не надо бросать много раз за игру. Сумасшедшая скорость у парня, отличный бросок. Думаю, его ждет большое будущее в «Вашингтоне». Он же даже сейчас находится с командой в «пузыре». Мне довелось с Коннором поиграть в одном звене в своем первом сезоне. Нас с ним и Данкли называли «Green Machine», так как мы на тренировках занимались в зеленых майках.
ездил к Капризову в Москву. В чём заключается ваше общение с «Миннесотой?»— Ко мне приезжает на игру главный человек в «Миннесоте» по развитию игроков, его помощник. Дают мне советы, присылают упражнения. Мы постоянно в контакте. Они хотят, чтобы игроки становились лучше. В том числе, чтобы я играл на своей позиции.
— Вы в чем-то прибавили за эти два года?— Я считаю, мне пошло на пользу то, что «Лондон» пытался играть во взрослый хоккей, максимально приближенный к НХЛ. Нам говорили: «ты сейчас сделал так, что в НХЛ тебя за это тут же посадят на лавку». Всегда разбирали моменты и ставили высокую планку.
— Есть мечта о русской тройке Гуськов — Хованов — Капризов в «Миннесоте»?— Конечно! Это было бы очень круто. Есть мечта заиграть в НХЛ. Для этого я работаю, тренируюсь. Было бы прикольно сыграть в русской тройке.
— Сейчас Хованов, Саморуков, Максимов и другие возвращаются на сезон в Россию. Какова вероятность, что ты тоже проведешь сезон на родине?— На данный момент я игрок «Норт-Бей», а дальше время покажет. Моя задача работать и становиться лучше каждый день.