Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

«В «Локомотиве» многих обманули». Почему талантливый форвард Лихачев уехал в Канаду

Пандемия коронавируса поставила под удар проведение всех международных соревнований по хоккею. Все весенние и летние турнир были отменены, под большим вопросом — осенние и даже организация молодежного чемпионата мира-2021 в Канаде. Тем не менее U-20 не теряет надежды сыграть в этом году под руководством нового главного тренера. Команда провела сбор в Сочи и выступила в начале августа на предсезонном турнире Sochi Hockey Open. В матчах с ХК «Сочи» впервые на молодежном уровне дебютировал один из самых талантливых нападающих школы 2001-го года рождения , который вот уже два года играет в Канаде.
«В «Локомотиве» многих обманули». Почему талантливый форвард Лихачев уехал в Канаду
Фото: Sport24Sport24
«Ларионов отличается от других российских тренеров»
— Вы впервые в молодежной сборной. Как ощущения?— Все классно, мне очень нравится. Мы с ребятами, которые тоже играют в Канаде и США, приехали на десять дней раньше, чем остальные, и много тренировались. Мы тут получается уже около трех недель. Игорь Николаевич (Ларионов) и Владимир Викторович () с нами хорошо поработали, чтобы мы были готовы так же хорошо, как ребята из российских клубов. Они-то уже начали сборы в своих командах КХЛ.
— На море-то успели побывать?— Да, у нас отель со своим пляжем и большой территорией. Тут только наша команда, другие спортсмены и, может, еще человек 15-20. До турнира почти каждый день ходили на море. Конечно, это создавало немножко расслабленную обстановку, но все это улетучивалось, когда приезжали на арену.
— Какие впечатления от работы с Игорем Ларионовым?— Очень приятные. Он требует нестандартной игры, любит игру в нападении. В отличие многих тренеров, делает акцент на игру в атаке, а не в обороне. Игорь Николаевич действительно отличается от других российских тренеров. Он к нам относится как к друзьям, может даже с нами пошутить.
— Вы уже работали с Владимиром Филатовым ранее в юниорской сборной. Сейчас было проще адаптироваться в команде с тем же тренером?— Да. Его присутствие помогало чувствовать себя увереннее. Я знаю его требования и во многих моментах мне теперь проще.
— Что планируете делать после турнира в Сочи?— Пока плана нет. Моя команда в Канаде собирается 26 августа. Слышал, что лига Онтарио и Западная хоккейная лига планируют стартовать 1 декабря. По поводу нашей лиги Квебека еще ничего не известно.
— В Канаду полетите в конце августа?— Если сезон начнется в начале октября-ноября, я бы полетел. Если в декабре, то лучше еще побуду дома в Ярославле.
— Проблем с визами нет?— Нет, у меня виза еще действует три года, так что могу улететь в любой момент. Знаю, что у тех, у кого закончилась виза или ее вообще нет, сейчас большие проблемы. Получить ее очень сложно.
«В Ярославле хотели ввести пропускной режим, но в итоге отказались»
— Не могу не спросить про коронавирус. На фоне пандемии и новостей о заболевших хоть немного страшновато было?— Какое-то время даже не верил в это, старался не обращать внимание на всеобщую панику. Когда прилетел из Канады, то отсидел две недели на карантине, а потом потихоньку начал тренироваться. Единственное, что с бабушкой и дедушкой не виделся, чтобы не подвергать их риску.
— Среди знакомых много людей переболело?— Один друг переболел. Мы с ним практически каждый день занимались в тренажерном зале, гуляли по городу. Когда пошли сдавать тест, то у него обнаружили коронавирус, а у меня был отрицательный тест и даже антител не было.
— В начале марта в Северной Америки прервали сезоны все хоккейные лиги. Как быстро вы уехали в Россию?— Когда остановили сезон, всех канадцев из нашей команды распустили по домам. Меня оставили на месте и сказали ждать возобновления сезона. Но когда руководство лиги стало говорит о досрочном завершении чемпионата, я попросил купить мне билет в Россию как можно скорее. Если бы этого не сделал, то уже бы и не смог улететь. Мой друг из Квебека все лето просидел там.
— Читала, что в Ярославле были одни из самых мягких карантинных мер в России. Как проводили время на самоизоляции?— Скучно не было, в городе действительно многое было открыто. Хотели ввести пропускной режим, но в итоге отказались. В Ярославле просто люди бы не стали слушаться. У нас даже маски с перчатками мало кто использовал, в общественных местах на это почти не обращали внимание.
— Как поддерживали форму?— Ледовые арены были закрыты долгое время, а тренажерные залы работали только для знакомых. У меня перерыв в занятиях был, в зал ходил для поддержания формы. В начале июня начал уже подготовку к сезону и встал на лед.
— В связи с ситуацией в мире не подумывали провести следующий сезон на родине?— Нет, вообще не думал. Изначально нам сказали, что сезон перенесут на десять дней. Мой агент сказал, что все будет нормально. Знаю, что сейчас многие ребята в Европу едут играть, потому что до декабря никто не хочет ждать.
— Но ведь ваша лига тоже может начать только в декабре.— Да, это плохо. Но вроде бы, если так случится, то я полечу в Америку на сборы к агенту, который соберет своих клиентов.
«Живу в приемной семье, где мама — шеф-повар»
— Насколько я знаю, в CHL из-за пандемии сейчас запрещено расселение по семьям. У вас есть какой-то план B?— Нет, у меня все нормально, ничего про запрет проживания в семьях не говорили. Моя семья мне каждую неделю пишет, говорят, чтобы прилетал быстрее, а то они соскучились.
— С семьей теплые отношения сразу сложились?— Мне очень повезло c приемной мамой, она живет одна с сыном. И теперь еще я и мой партнер по команде . Она очень приятная женщина, тепло нас приняла. Повезло, что наша мама — шеф-повар и очень вкусно готовит. Во многих семьях просто покупают готовую еду, бизнес-ланчи, а нас всегда классно кормят.
— Ее сын тоже в хоккей играет?— Нет, он просто большой фанат хоккея, а так просто работает в супермаркете и параллельно учится.
— Как условия проживания?— Мы живем на цокольном этаже, но у каждого своя большая комната и еще есть гостевая с душем и гардеробной. Все классно, нам не на что жаловаться.
— Не скучно жить в канадской провинции?— Нет, наш город находится совсем рядом с Монреалем, на машине 15 минут ехать. Когда есть свободное время, всегда ездим гулять туда.
— Машину водите?— Пока нет, надеюсь, с этого года начну. Так, нам присылали парня из команды, который нас возил всегда на тренировки и обратно домой.
— Чем занимаетесь после или до тренировок?— Есть английские классы. Утром занятия, а потом с 12 до 3 часов дня тренировка. После обеда можно поспать. По вечерам чаще всего в приставку играли.
— Много командных мероприятий бывает?— Не очень. Если только на арене с ребятами и тренерами можем устроить какие-то игровые соревнования: настольный теннис, броски на точность.
— От некоторых ребят приходилось слышать дикие истории о вечеринках новичках в командах CHL. Какие приколы устраивали у вас в команде?— Ничего жесткого не было, у нас команда адекватная, все ребята нормальные. Бывает, что могут выпить. Допустим, после победной серии в три-четыре матча можно собраться и немного выпить. Но никому голову никогда не сносило.
— Но вообще о таких историях слышали?— Да, слышал, что ребята из команд, которые внизу турнирной таблицы, занимаются всякой фигней.
«Английский выучил за два с половиной-три месяца»
— Переезд в Канаду два года назад вам дался сложно?— Когда я приехал, то вообще не знал английского. У меня спрашивали, сколько мне лет, а я ответ: «Хорошо». В первые полтора месяца очень сильно скучал по семье, потом немного отошел, привык к новой жизни, подучил английский.
— Как быстро выучили английский?— Я выучил где-то за два с половиной-три месяца. Просто разговаривал с ребятами, с приемной семьей, слова автоматически запоминались, я их просто потом использовал.
— Не стеснялись говорить на английском?— Нет, вообще такого не было. Мне одно удовольствие разговаривать на английском. А чего стесняться-то? Канадцы же на русском ничего не смогут сказать и в этом ничего такого нет.
— Вы были единственном россиянином в команде, наверное, это помогло быстрее выучить язык.— Да, безусловно. Я ни с кем вживую не мог общаться по-русски, только по телефону с друзьями. В этом году в составе уже был еще один русский, мы с ним еще вместе жили. Так что он не так хорошо выучил английский.
— В Квебеке же еще много франкофонов. Многие на французском говорят?— Да, довольно много франкофонов, бывает, что в команде только человека три-четыре англичане. Но главный язык в клубах все равно английский, в раздевалке ребята только маленькой компанией могут по-французски между собой говорить.
— Ваш первый сезон в «Гатино» вышел не совсем удачным, показалось, что вы немного потерялись в команде. Последствия переезда?— Сильно расстраивался тогда из-за своей игры. Ничего плохого говорить не буду, но я просто не чувствовал тренерского доверия и мало получал игрового времени.
— Почему так получалось?— Скорее всего потому что я был молодым, плюс новичок. Тренер делал ставку на старших ребят.
— После перехода в «Бленвиль» ваша статистика улучшилась почти в два раза. Что изменилось?— Там сразу тренеры начали мне доверять, я почувствовал уверенность в своей игре и все пошло хорошо. Можно сказать, что попал к своему тренеру.
— Вам несложно было после школы в Ярославле, где вас все время контролировали, приехать в Канаду и оказаться предоставленным самому себе?— Нет, я же понимал, зачем я туда еду. У меня была задача ехать играть в хоккей, и никакие гулянки и вечеринки не рассматривал.
«Тренеры сказали забить пять голов за период, мы забили 15!»
— В матчах с ХК «Сочи» особенной борьбы не получилось, вы выигрывали с крупными счетами. В Канаде есть такая разница между соперниками?— Нет, в Квебеке все команды примерно одинакового уровня. Аутсайдер легко может обыграть лидера, и никто этому не удивится. Счет может быть крупный, типа 6:1 или 5:1, но это зависит от того, как соперники подготовились к матчу.
— Хотела вас спросить, насколько интересно играть с командой, которую обыграете со счетом 6:0, 10:0, а потом увидела, что на Юношеском Олимпийском Фестивале громили Турцию 42:0. Как это вообще?— Ой, не знаю. Было тогда очень весело. Нам сказали забить в первом периоде пять голов, а получилось, что мы забили 15! Ну а что мы могли сделать? Нам сказали играть, мы и выполняли установку тренера.
— Вам было не жалко противника?— Да мы вообще не представляли, что так будет. Думали, что хоть чуть-чуть будет поинтереснее. Но все равно пацаны решили не валять дурака, а стараться. У соперника, кстати, моменты были, один раз в штангу попали.
— Когда ваши защитники поехали на смену?— Да, вроде бы так и было.
— К турниру в Сочи. В первом матча Амиров забил лакросс-гол, вам такой удавался еще два года назад на Турнире пяти наций. Часто подобные трюки практикуете?— Я так уже четыре гола забил. Первый раз в МХЛ на предсезонке, когда еще в системе «Локомотива» играл в 15 лет. В 16 лет на первенстве Москвы забил, потом в сборной и в прошлом сезоне за свой клуб. Часто практикую подобное. Тренер мне говорил, что когда десять раз подряд шайбу на крюк положишь, тогда и можно в игре пробовать.
«Два раза звали в »
— Расскажите, как вы вообще пришли в хоккей или в Ярославе сложно не заняться этим видом спорта?— Мой двоюродный брат просто занимался хоккеем, играл в МХЛ, Высшей лиге, а сейчас в Швеции. Да и папа большой фанат, у него много знакомых хоккеистов. Когда в первый раз встал на коньки, сразу заявил родителям, что хочу играть.
— Быстро ли прогрессировали в хоккее?— С детства был лидером, всегда играл на год старше. Когда приходил в свой год, то мне было легко.
— В сезоне 16/17 вы были лучшим бомбардиром по своему году во всем Открытом Чемпионате Москвы. Другие клубы обращали на вас внимание?— Да, конечно. Меня два раза звали в ЦСКА. Но условия, которые предлагали, мне не понравились, и я отказался.
— Какие именно условия?— В основном, речь шла о том, где я буду учиться.
— Удивительно, что вы так и не дебютировали в МХЛ, а выступали только за НМХЛ. Как так вышло?— Честно говоря, сам в шоке. Все игроки моего возраста, 2001-го года рождения, дебютировали. Только меня и Влада Фирстова, который сейчас тоже в молодежной сборной, не брали.
— Слышала, что это просто не видел вас в составе «Локо».— Не знаю, кто. Может быть, не он, а кто-то, кто по должности выше. Возможно, не нравилась моя игра или мой стиль. Правда, не понимаю, в чем была проблема.
— Вы же набирали очки, забивали. — Да, у нас было больше очков в МХЛ-Б, чем у тех, кто в МХЛ играл.
— Говорят, что у вас были проблемы с характером. Есть версии, откуда это пошло?— Не знаю, почему так говорили. Может, и было такое, а, может, и нет. Но я каждой игре отдаюсь. На тренировках всегда на максимуме работал. Понимаю, что если буду халявить, то ничего не получится.
— Вам было обидно в душе, что родной клуб не предоставил шанса, хотя вы считались одним из главных талантов школы?— Да, конечно, было обидно. У нас даже были игры между командой МХЛ и МХЛ-Б, где я забивал, но меня все равно не брали в состав основной молодежной команды. Не то что играть не звали, даже на тренировки не приглашали.
— Не пытались узнать, в чем причина?— А как? Не подойду же я к тренеру с таким вопросом.
— Родители или агент могли бы узнать.— Нет, такого не было.
— Ваши родители активное участие принимают в вашей карьере?— Да, отец сильно вовлечен в мою карьеру и во многом мне помогает.
— Папе приходилось жертвовать своей работой, чтобы вас постоянно на тренировки отвозить?— Да, конечно, даже приходилось продавать что-то, чтобы купить мне новую экипировку.
— Неужели в школе «Локомотива» не выдавали?— Я просто любил играть в топовых моделях коньках, а в «Локомотиве» все время выдавали юношескую и любительскую форму.
«Из Ярославля говорят: «Молодчик, что уехал»
— Как возник вариант с отъездом в CHL?— Я был на Турнире четырех наций и там приглянулся нескольким скаутом. После этого мой агент предложил рассмотреть такой вариант. А у меня мечта играть в НХЛ, сразу же загорелся идеей. Я был согласен уехать, только мама долго сопротивлялась, не хотела меня отпускать так далеко, а папа был «за».
— В «Локомотиве» пытались удержать?— Да, с каждой неделей предлагали все больше контракт, но я не сломался.
— Если «Локомотив» предлагал хорошие деньги и наверняка обещал давать играть, почему все-таки уехали?— Я говорил с многими ребятами, кто уже подписывал контракт, хотел уехать, но не уехал. Им обещали КХЛ, ВХЛ, но многих обманули и оставили в МХЛ.
— Никогда не жалели о решение о том, что уехали?— Ни капли не жалею. Многие ребята из Ярославля говорят: «Молодчик, что уехал». Многие сейчас жалеют, что не поступали, как я, а возможность была.
— Согласны со словами Матвея Мичкова, что в «Локомотиве» где-то зажимают индивидуальность?— Честно говоря, я с ним не согласен. Мне школа «Локомотива» многое дала, тренера там очень хорошие, и они многому меня научили, и развивали во мне индивидуальность. Я благодарен школе за все годы, которые там провел. Хотел бы туда вернуться как-нибудь потом.
— В последние два года родной клуб как-то контактировал с вами, звал обратно?— Нет, никаких разговоров не было. Даже был такой момент: после первого сезона в Канаде я приехал в Ярославль и хотел потренироваться с командой МХЛ, но мне отказали. В обиде на меня остались.
— После прошлого драфта «Аризона» пригласила вас в лагерь. Неожиданно было?— Я заранее знал, что если меня не задрафтуют, то полечу в «Аризону». Агент заранее договорился с клубом. «Кайотс» хотели меня видеть на сборах.
— Почему же тогда вас «Аризона» не задрафтовала?— Ой, не знаю. Вообще после первого сезона в Канаде понимал, что вряд ли меня выберут на драфте. У меня был шанс показать себя на юниорском чемпионате мира, но там я играл с переломом голеностопа, удачно выступить не удалось.
— Тренеры знали о вашей травме?— Знали, что меня беспокоит нога, но никто не знал о переломе. Уже после турнира в Ярославле врач сказал, что был перелом, и я его пережил.
— На обезболивающих играли?— Делали уколы и тейпировали ногу.
— Не было мыслей отказаться от выступления?— Нет, вы что?! Как можно отказаться от такого турнира и игры за свою страну. Жалко, что мы уступили шведам в финале. Это было, наверное, самое обидное поражение в карьере.
— Почему считаете, что из юниорской лиги Канады будет легче попасть в НХЛ, чем из России?— Потому команды НХЛ заранее изучают игроков, выступающих в юниорских лигах Канады. К нам на матчи постоянно ездят скауты разных клубов, на каждой игре минимум 4-5 скаутов. На сборах НХЛ тебя уже будут знать. Об игроках МХЛ за океаном знают совсем мало, смотрят только по видео, даже не общаются лично.
— К вам скауты по ходу этого сезона подходили?— Да, со мной разговаривали, спрашивали, как дела, как условия.
— Кто больше всего внимание на вас обращал?— Чаще всего с «Торонто» общался. Они интересуются моим выступлением, тем, как лето провел, как тренировался.
— На нынешний драфт возлагаете большие надежды?— Знаю, что иду в рейтингах в пятом-шестом раунде. Но в принципе сейчас понимаю, что драфт — это не так важно. Без него ты можешь поехать в любой клуб НХЛ.
Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене