Что случилось с хоккеистом Иваном Верещагиным, почему он не может уйти из «Металлурга»

Получал контракт на 55 млн и был кандидатом в сборную, а сейчас не может найти новую команду.
Что случилось с хоккеистом Иваном Верещагиным, почему он не может уйти из «Металлурга»
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
Когда в 2014 году кандидат в молодёжную и один из лидеров обороны «Витязя» по ходу сезона оказался в «Сибири», генеральный директор новосибирцев , улыбаясь во все 32 зуба, рассыпался в комплиментах молодому защитнику и рассказывал о его потрясающих задатках. Радость Фастовского была понятна — он совершенно неожиданно получил в распоряжение очень перспективного российского оборонца, который уже в 19 лет играл по 15 минут за матч у в Подольске и даже выходил на большинство. Дорогу Верещагину в Новосибирск открыл взбунтовавшийся финн . Двухметровый флегматичный финн в середине «регулярки» неожиданно для всех отказался играть за «Сибирь» и, ни с кем не попрощавшись, убежал за длинным рублём в .
Тогда вопрос обмена одного из лучших голкиперов КХЛ пришлось решать экстренно. Компенсировать «Сибири» уход ключевого хоккеиста из собственных ресурсов мог только совершенно разобранным чехом , после провала которого питерцы и вышли на недовольного курсом валют финна. Чистый размен Салак/денежная компенсация – Коскинен мог оказаться заранее проигрышным для сибиряков, державшихся в верхней половине таблицы. Поэтому ещё одной частью сделки стал молодой Верещагин, ставший своеобразным уравнителем этого обмена и оказавшийся в «Сибири» транзитом через Санкт-Петербург. Как права на хоккеиста оказались в Питере? Дело, в общем-то, простое и обыденное. СКА без особых возражений, как материнский клуб, забрал у «Витязя» нужного Фастовскому игрока и отправил вместе с Салаком в Новосибирск. Подольский клуб уже тогда бодаться с питерским покровителем и говорить решительное «нет» не умел.
В «Сибири», как и обещал Фастовский после обмена, Верещагин не стал «игроком на вырост», а сходу превратился в важную часть бронзовой «Сибири» и точно не разочаровал , который получил лимитчика, способного выходить в большинстве и играть в первых парах. За несколько лет в Новосибирске Верещагин, в отличие от некоторых одноклубников, не стал игроком уровня сборной России, но постоянно прогрессировал. Пусть делал это и не так стремительно, как предполагалось. В последний сезон по контракту с новосибирцами Иван настрелял рекордные для себя 22 очка, а после ждал предложения от топ-клубов. «Сибирь» пыталась сохранить молодого русского защитника, но перебить квалификационное предложение в 55 млн за сезон от «Магнитки» было не по карману. Такие деньги Фастовский не в состоянии был дать даже легионерам. рассчитывал, что Верещагин станет важным пазлом нового , в котором уже тогда назрела смена поколений. И после первого сезона защитника в Магнитогорске казалось, что Геннадий Иванович, выкупив Ивана у «Сибири», попал в «десяточку» и мог пафосно надевать пиксельные очки. У Верещагин провёл очень мощный год, справляясь как со своими прямыми обязанностями, так и здорово поддерживая атаку. Вдобавок ко всему, в первом сезоне он стал лидером «Металлурга» по показателю полезности и за «регулярку» выдал «+21». При этом Верещагин большую часть сезона отыграл в паре с эдаким полузащитником Максимом Матушкиным, подчищая за партнёром систематические провалы и обрезы.
Второй год в «Магнитке» по качеству получился диаметрально противоположным первому. Уже на предсезонке прошлогоднего лидера «сталеваров» сбила с ног смерть отца, серьёзно ударившая по психологии, а окончательно вогнали Верещагина в тоску осенние травмы, после которых Иван серьёзно сдал и стал лидером команды уже по количеству грубых голевых ошибок и не всегда попадал в заявку на матч, даже будучи здоровым.
Тем не менее, сменивший по ходу сезона Величкина и начавший широкомасштабную перестройку, Сергей Ласьков весной решил сохранить защитника и сделал квалификационное предложение на 20 млн рублей за сезон. Однако хоккеист и его агент на новые условия не согласились, а желающих отсыпать Верещагину больше на рынке не оказалось. И теперь Иван уже несколько месяцев сидит без команды. Новый вице-президент «Металлурга», сделав квалификацию, сохранил права на Верещагина и несколько раз подчеркивал, что хотел бы видеть его в команде. Но подписывать новый контракт на условиях хоккеиста Сергей Ласьков, не прогнувшийся даже под и один из первых осознавший постпотолочные реалии, стопроцентно не будет. С чего бы менеджер, жёстко порезавший на 130(!) млн рублей зарплату главной звезде лиге и жёстко стоявший на своём в переговорах со всеми потенциальными лидерами, отступал от избранной модели поведения в ситуации с проваливший сезон защитником?
Другой вопрос — будет ли сидеть «Металлург» как собака на сене и заламывать неадекватную цену за права на защитника потенциальным покупателям? Сейчас клиент рискует впервые в своей недолгой карьере начать сезон без команды. При этом пока нет даже слухов о том, где может оказаться Верещагин. Вряд ли лето без нормальных сборов — это то, что нужно защитнику, который хочет доказать, что предыдущий сезон был всего лишь катастрофическим стечением обстоятельств. Потенциально Верещагин если не игрок сборной, то крепкий защитник для второй пары топ-клуба. У него нет явных слабых мест, он одинаково здорово может играть как у своих, так и чужих ворот. Смущает только то, что за последние два сезона Иван набрал лишний вес и несколько потерял в мобильности. Однако, если защитник хочет начать сезон в срок, по деньгам придётся существенно подвинуться.