Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол
Легкая атлетика

Никита Тертышный о «Тракторе»: «Было много необоснованного хейта в соцсетях. Преданных болельщиков осталось очень мало»

Отец игрока является главным тренером «Челмета», а ранее руководил .

Никита Тертышный о «Тракторе»: «Было много необоснованного хейта в соцсетях. Преданных болельщиков осталось очень мало»
Фото: Sports.ruSports.ru

– Для «Югры» ты относительно новое лицо, а в Челябинске было повышенное внимание из-за фамилии. Теперь стало легче?

Видео дня

– Да, в Челябинске было много хейта. Необоснованного, я бы сказал. Люди с трибуны видят мою фамилию и знают, что главный тренер – мой отец, и сразу думают: «Он по блату в команде». Но это неправда. Каждый раз, когда отца назначали, я уже был в команде до него. Меня другие тренеры брали именно за игровые качества.

Если взять ВХЛ, я начал играть при Давыдове, и только потом назначили отца. В КХЛ меня Титов брал в «Трактор», и когда его сняли, пришел отец. В прошлом сезоне главным тренером «Трактора» был Скудра, а мой отец помощником по нападающим, и все опять говорили: «Вот, его папа пропихнул».

Но меня именно Скудра хотел видеть. Петерис такой тренер, которому в принципе нельзя кого-то навязать. Если ему что-то не нравится, он всегда пойдет против. У него никогда не было блатных. Мне очень нравилось у него играть. Может, он достаточно эмоциональный человек, но играть у него было приятно. Я очень обрадовался, когда он подписал контракт с . Рига сейчас довольно неплохо играет, учитывая, что у них бюджет достаточно скромный. Надеюсь, мы когда-нибудь снова вместе с ним поработаем.

– То есть, ты в курсе хейтерских комментариев, обращаешь на это внимание?

– Все равно же заходишь в соцсети, видишь, что там пишут. В Челябинске очень много хейта. Когда команда выигрывает, все пишут: «молодцы». А когда проигрывает, начинают гнать конкретно по фамилиям. Даже того же Виталика Кравцова поливают так, что я просто удивляюсь – вы же сами два дня назад говорили, что он лучший.

Очень мало осталось преданных болельщиков, которые поддерживают, даже если все плохо. В Ханты-Мансийске, кстати, такого нет. Здесь после поражений пишут: «Не расстраивайтесь, все будет хорошо», «да, игра была не лучшая, но надеемся, верим». Это очень приятно слышать. Ты выходишь на игру и знаешь, что тебя поддерживают, а не думают, что ты какой-то плохой. Мягко говоря, там совсем другие выражения, конечно. Это мне нравится. Здесь как-то по-доброму, по-человечески относятся к нашей профессии. А в Челябинске бывало, что... просто неохота выходить играть, когда знаешь, что тебя хейтят.

– Так сильно доставалось?

– Да хоть взять моего отца. Он пришел в «Трактор» главным тренером после Титова. Бывший тренер загнал команду в яму, а отец вывел ее в плей-офф. С не самым сильным, скажем так, составом, молодняк был. И попал в первом раунде на «Автомобилист» со всеми звездами: Доусом, Да Костой. И тогда все говорили: «Да лучше бы вы вообще в плей-офф не попадали». Вот почему? Из-за такого отношения болельщиков очень неприятно бывало.

Я не говорю, что они плохие. Есть душевные болельщики, которые всегда поддерживают. Но вот такого хейта всегда больше. Грустно, конечно. Хотя я не очень расстраиваюсь, даже смешно бывает. Хочется сказать: «Если ты так разбираешься, давай, возьми мою клюшку, иди, показывай, как надо. Посмотрю на тебя, ничего не скажу, просто дам клюшку – пробуй».

Слава богу, что оказался в «Югре». Мог бы попасть в любую другую команду, где меня просто бы не выпускали. А здесь мне дают игровое время, и просто нужно оправдывать доверие. Играть за свое имя, за фамилию, показывать, что я умею делать, и давать результат вместе с командой. А хейт – он присутствует у каждого человека, в любой профессии. Ты всегда кому-то не нравишься, это нормально. Кого-то это подстегивает, кого-то расстраивает и выбивает из колеи. А мне просто весело, – сказал .