Ещё

Елена Вяльбе: Приятно, когда наши лыжники конкурируют с мировой элитой 

Завершился лыжный сезон. Несмотря на трудности, российские спортсмены показали отличный результат на Олимпиаде в Пхенчхане. О своих впечатлениях от соревнований в эфире телеканала «МИР» рассказала президент Федерации лыжных гонок России, трехкратная Олимпийская чемпионка и 14-кратная чемпионка мира Елена Вяльбе.
— Хотелось бы начать с поздравлений — прекрасная Олимпиада и замечательное завершение сезона. Вы сами ожидали такого?
Елена Вяльбе: У нас было больше проблем, чем у других федераций, больше всех отстраненных спортсменов, поэтому я, конечно, не мечтала о таких хороших результатах. Но, как говорится, везет тому, кто везет.
— Если бы вам до начала Игр сказали, что Большунов и Спецов до двоих завоюют семь медалей, вы бы, наверное, не поверили…
Елена Вяльбе: Я думаю, такого никто бы не предположил и не мог предсказать. Если про Сашу (Большунова) еще можно было подумать, потому что он на всех этапах Кубка мира был в шестерке лучших, то Денис (Спецов) участвовал всего в двух этапах Кубка мира, хотя и успешно — тоже был в шестерке. Никто не могу подумать, что у него все так феерично получится на Олимпийских Играх.
— То есть по итогам Олимпийских Игр можно сказать, что Денис Спецов — это главное открытие?
Елена Вяльбе: Для меня — да.
— В недавнем интервью, подводя итоги сезона, вы нашим лыжникам, мужской команде, поставили 4+. До пятерки в чем не дотянули?
Елена Вяльбе: Я, как, наверное, и все, кто работает в спорте и занимается спортом — максималист. Когда речь идет в целом о сезоне — это Кубок мира, а у нас ни одного спортсмена нет в тройке в общем зачете, нет в тройке в коротких или длинных дистанциях, это достаточно объективная оценка. Они должны знать, к чему им еще надо стремиться.
— Можно ли сказать, что отстранение наших главных медальных надежд — Александра Легкова, Максима Вылегжанина, Сергея Устюгова — как-то подхлестнуло, по-спортивному озлобило наших молодых лыжников? И высоких результатов удалось добиться в том числе и поэтому?
Быть русским — уже допинг
Звезды и олимпийские чемпионы о решении МОК } Елена Вяльбе: Я не знаю, насколько их это озлобило, но что нервировало — это однозначно. И я не думаю, что это было в плюс к спортивным результатам. Потому что такая обстановка у нас достаточно долго длилась в команде (слава Богу, все это закончилось), спортсмены у нас дружные и друг за друга переживали. Психологических преимуществ им это точно не давало. Что касается непосредственно выступления на Олимпиаде — для многих отстраненные спортсмены были спарринг-партнерами, соседями по комнате, и тут их нет. На Играх многие отмечали, что когда нет Устюгова, получается совсем другая история.
— Что касается Сергея Устюгова — еще год назад он считался практически безальтернативной главной нашей лыжной надеждой. Сейчас, в свете последних событий, кого можно назвать главной надеждой?
Елена Вяльбе: Я не буду Сергея списывать со счетов, мы его увидим на Чемпионате России, в том же кругу, где будут и Спецов, и Большунов. Сергей очень серьезно настроен, для него удар был очень серьезный. Для него, как для Глеба Ретивых, в последний момент был просто удар в спину. Но они готовятся к следующим Олимпийским Играм.
— Для Сергея Устюгова Олимпиада в Пхенчхане могла бы стать очень успешной, он мог бы завоевать много медалей. Отстранение действительно стало большим ударом — как вы считаете, он сможет оправиться от него?
Елена Вяльбе: Сергей очень сложный человек. Но, судя по тем сообщениям, которые он мне присылал, я понимаю, что он уже снова в строю и готов к бою. Нисколько не сомневаюсь, что он не опустил руки. Пример того же Максима Вылегжанина ему покажет, что нужно продолжать бороться. Вообще вся жизнь — это борьба.
— Не так давно вы говорили про Вылегжанина и Легкова, что эти спортсмены близки к завершению карьеры, они готовы анонсировать свой уход из профессионального спорта. Какие-то новости на этот счет есть?
Елена Вяльбе: Я говорила, что если они вдруг скажут, что уходят, мы их с почестями проводим. Это было бы и на международном уровне, и на нашем внутрироссийском. Тем не менее, официально никто из этих спортсменов мне ничего не говорил. Поэтому мы никого не провожаем. И я этому очень рада. Единственное, что я знаю точно — Максим Вылегжанин точно остается на следующий год и готовится к чемпионату мира. Что касается Александра Легкова, я увижу его на чемпионате страны, мы с ним обсудим. Я могу сказать, что для нас их уход будет достаточно большой потерей. И я буду уговаривать Легкова не уходить.
— Вся страна следила за перипетиями борьбы Легкова в Спортивном арбитражном суде и в прочих инстанциях за свое сочинское «золото». Как он воспринял итоговое решение вернуть ему медаль?
Елена Вяльбе: На самом деле Саша ранимый человек. Мы его многие годы знаем и любим, он всегда был очень открытый. Но в то время, как случилась эта беда, он абсолютно закрылся, мало с кем общался. Я могу только приблизительно представить, что творится в душе у человека, когда он понял, что справедливость восторжествовала. Это самое главное в его жизни — медаль, заработанная столькими трудами, кровью, мозолями и так далее. Я думаю, он был крайне счастлив. Выдохнул и, может быть, расслабился. Но я повторяю — он нам нужен, чтобы он еще потренировал спортсменов.
— Какие для них сейчас главные вызовы? Показать класс молодым спортсменам на тренировке или выиграть еще какие-то награды?
Елена Вяльбе: Даже после Сочи, когда Саша уже стал немножко другим, и это понятно — он не на одной Олимпиаде был, чтобы завоевать это «золото» — видно было, что он к соревнованиям и мотивации относится немного по-другому. Но я и сейчас не устану ему повторять — он никогда не был чемпионом мира, это тоже очень высокое звание. Сейчас есть возможность, «полтинник» будет его любимым стилем — пожалуйста, пусть попробует, все в его руках, точнее, ногах.
— Вам не сложно наблюдать такую ситуацию, когда есть и спортсмены, полные сил (Легков, Устюгов, Вылегжанин), и уже подошла талантливая молодежь?
Елена Вяльбе: Знаете, я от мужиков сейчас получаю кайф (улыбается). В хорошем смысле этого слова. Когда есть конкуренция внутри команды, когда спортсмены могут по-настоящему конкурировать со всей мировой элитой, ты от этого получаешь наслаждение. Но в то же время я понимаю, что и ответственности больше, потому что на соревнования можно отправлять ограниченное количество спортсменов. Но я этого не боюсь. Думаю, нужно наслаждаться тем, что мы видим, и делать все возможное, чтобы лыжники как можно дольше были в спорте. И та же молодежь — чтобы она поняла, что это только маленькое начало для их большого будущего.
— А что насчет российских девушек-лыжниц?
Елена Вяльбе: Пока я не удовлетворена, несмотря на то, что у них и на Олимпиаде есть медаль. Я абсолютно не удовлетворена результатами Анастасии Седовой, Анны Нечаевской… Я бы им поставила «четверку» в течение всего сезона, кроме Юли Белоруковой. Она, несмотря на серьезную травму и падение перед Чемпионатом мира, перерыв в тренировках, показала на Олимпиаде то, что может. Она реальный боец. Ну и, безусловно, Непряева, которая действительно выросла в течение одного года. И мне приятно, что я, наверное, не зря ее пилила за некоторые проблемы, она их сейчас убрала. И показывает определенный результат, который, я думаю, для нее еще далеко-далеко не предел.
— После завершения «золотой эры» российского женского лыжного спорта был некий провал. С чем вы это связываете?
Елена Вяльбе: Вообще у всех команд такое бывает. Мне кажется, женщины более ленивые стали. Даже девочки, юниорки — не такие, как были мы. Но самая большая проблема в том, что у нас нет яркого, видимого лидера, за которым бы все бежали. Почему выросли мужчины? Потому что был Легков, потому что был Вылегжанин, потому что есть Бессмертных и так далее. Когда есть внутренняя конкуренция, как было у нас в советское и раннее постсоветское время, идет рост. Мы росли, а потом ушли все очень резко. И не за кем стало бегать. Я много раз говорила спортсменкам из нашей команды — я не уйду, пока не сделаю из вас олимпийских чемпионок.
— Возвращаясь к Олимпийским Играм в Пхенчхане — кадры, как вы эмоционально болели за российских лыжников, облетели всю планету. Насколько я знаю, МОК не прислал вам специального приглашения на эти Игры, и вы поехали как обычный болельщик. Атмосфера напряженности, давления на россиян чувствовалась?
Елена Вяльбе: Не просто не прислали приглашение, мне даже запретили приходить в Олимпийскую деревню как гостю. Что очень удивительно для меня. Но ладно, оставим все это. Я на самом деле до начала Игр была в неком смятении, зачем мы едем в такой обстановке, и спортсменам говорила — каждый, кто попал на Олимпийские Игры, должен решить, зачем он туда едет. Ехать статистами в такой ситуации было бы крайне неправильно. Но, с другой стороны, я увидела Олимпийские Игры, потому что никогда раньше не была на трибунах, и поняла, что в этом тоже есть свой кайф и драйв. На трассе никто не видит моих слез и моей радости, как я иногда целую снег… Здесь я была в окружении простых людей, болельщиков, и огромного количества средств массовой информации. Так что все увидели меня такой, какая я есть. Но я такая есть всегда.
— Вы являетесь еще и многодетной мамой, младшему ребенку исполнилось четыре года. Как вы совмещаете любовь к детям-спортсменам и детям, которые ждут вас дома?
Елена Вяльбе: Хотелось бы, чтобы мои дети не обижались, что видят меня очень-очень мало. Спортсмены видят меня гораздо больше, но это тоже моя семья. Если я занимаюсь каким-то делом, то я отдаюсь ему полностью.
ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИПОДПИШИСЬ НА НАС В TELEGRAM
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео