Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Гребная яма. Почему Россия не выиграла ни одну награду за 12 лет

Ни одной олимпийской медали за последние 12 лет, всего три награды за всю российскую историю гребного спорта, недопуск большей части команды к Олимпиаде в Рио – таковы наши реалии в одном из самых медалеемких видов спорта – академической гребле. Накануне выборов президента федерации «Советский спорт» провел расследование, чтобы ответить на вопросы: как такое могло случиться и в чем главные проблемы наших гребцов-академиков?
Гребная яма. Почему Россия не выиграла ни одну награду за 12 лет
Фото: SovSport.RuSovSport.Ru
ГРЕБЛЯ, КОТОРУЮ МЫ ПОТЕРЯЛИ
СССР был мощной державой в гребном спорте. Но проблема в том, что лучшие гребцы представляли Украину, Белоруссию, Литву, Эстонию. В сборной тренерский костяк составляли специалисты из Украины. Кроме этого, все главные базы находились за пределами Российской Федерации. Зимняя база сборной располагалась в Мингечауре в Азербайджане, а летние - в Литве, в городках Тракай и Бирштонас. Плюс высокогорная база была на озере Кезеной Ам в Чечне. В 90-е годы по разным причинам эти базы стали труднодоступными.
По инерции, все-таки советская школа гребли была одной из сильнейших в мире, россияне еще выигрывали медали на чемпионатах мира, попадали в призы на Олимпиадах в девяностых - начале нулевых. Самая большая победа российской академической гребли - золото афинской Олимпиады в 2004 году в четверке парной. После этого наши результаты неуклонно шли вниз.
КАК РОССИЙСКАЯ ГРЕБЛЯ ПОДНИМАЛАСЬ С КОЛЕН
В последние три года были предприняты серьезные усилия, чтобы поднять академическую греблю. Для этого в октябре 2013 года на должность тренера мужской восьмерки был приглашен известный британский специалист Майкл Спраклен. В дальнейшем он фактически стал основным тренером сборной России. В первый же год его работы наша мужская восьмерка завоевала серебро на чемпионате Европы.
Исполнительный директор Федерации гребного спорта России (ФГСР) Юрий Зеликович: - Спраклен – один из лучших тренеров в мировой гребле на протяжении последних 25 лет. Начиная с Олимпиады-1992 в Барселоне, у него всегда были призеры, либо чемпионы Игр. При нем за два с лишним года мы сделали не то, что шаг, а прыжок в сторону улучшения результатов. Мы превратились из статистов в твердых середнячков, а кое-где составляем конкуренцию лидерам.
Двукратный чемпион мира : - Спраклен привнес очень много. Например, веру спортсменов в тренера. Когда они попали в группу к англичанину, у них глаза загорелись. Эта группа состояла из лучших гребцов, отбор в нее был самым жестким. До этого в сборную часто попадали не лучшие, а те, кого их тренерам удавалось туда пропихнуть. При Спраклене такая практика была прекращена. Многие мечтали попасть в эту группу. При таком отношении дисциплина подтянулась. Все ребята прекрасно понимали: чуть что не так - вылетишь из команды.
КАК МЫ НЕ ПОПАЛИ В РИО
На чемпионате мира 2015 года российские гребцы завоевали четыре олимпийские лицензии. Три - экипажи Спраклена, одну - женская двойка парная, которая под руководством перед чемпионатом мира тренировалась у Спраклена. Так что в этой лицензии тоже есть заслуга англичанина. Плюс четверка парная отобралась в Рио на олимпийской квалификационной регате, которая прошла в Люцерне в июне. Этот экипаж также тренировался у Спраклена. Получается, и к пятой нашей лицензии он приложил руку. И на той же квалификационной олимпийской регате четверка без рулевого легкого веса под руководством тренеров Александра Зюзина и Александра Шитова завоевала шестую лицензию.
Для сравнения, на Играх в Пекине-2008 и Лондоне-2012 у нас было лишь по две лицензии. В общем, велика вероятность, что в Рио наши гребцы не были бы статистами. Но тут стали всплывать различные факты, которые накладывались друг на друга. И все это наложилось на общий негативный фон в отношении всего российского спорта. В результате гребцы-академики впервые не попали на Олимпиаду.
Юрий Зеликович: - Считаю, что наша команда хорошо подготовилась в Олимпиаде. У нас были реальные шансы на две медали – у восьмерки женской и четверки легкого веса. Но выступить в Рио нам было не суждено.
Вначале в июне нам объявили, что проба А на Олимпиаде в Пекине дала положительный результат. Команда как раз находилась в Люцерне, где проходила олимпийская квалификация. Мы вместе с Александром отправились в лабораторию в Лозанну. Там в нашем присутствии была вскрыта проба Б, а через неделю нам сообщили, что она дала отрицательный результат. После этого Корнилов отправился продолжать подготовку к Олимпиаде. А Саша член нашей восьмерки.
Затем было объявлено о положительной допинг-пробе А у загребного четверки-парной . Эта команда нацеливалась на медаль в Рио. Затем допинг-проба Б Федоровцева также дала положительный результат. Однако в распечатках проб, полученных Сергеем, очень много несоответствий. Сейчас Федоровцев собирает материалы, чтобы оспорить решение о его отстранении от тренировочного процесса.
26 июля на сайте Международной федерации гребного спорта (ФИСА) были опубликованы первые претензии к нашим спортсменам. Молчание президента нашей федерации привело к тому, что 27 июля был опубликован список допущенных спортсменов к Играм в Рио (всего 6 человек) с объяснением причин недопуска остальной команды. Для большинства – это отсутствие трех допинг-проб, взятых независимыми лабораториями ВАДА. В этом списке также были спортсмены, которые ранее были уличены в применении допинга, но у них завершились сроки дисквалификации. Впоследствии эти спортсмены обратились в спортивный арбитраж в Лозанне и были допущены к Играм. Но Олимпиада к тому времени уже началась.
Добавил черных красок в негативный фон и доклад Макларена. В нем был опубликован список из 11 российских гребцов, которые вызывают озабоченность. Правда, в «списке Макларена» только является членом сборной России. Остальные никогда к сборной близко не подходили, это гребцы второго-третьего эшелона. На мой взгляд, после этого президенту нашей федерации Вениамину Буту надо было срочно вылетать в Лозанну в штаб-квартиру ФИСА, выяснять, что происходит.
Нас обвинили, что у наших спортсменов нет трех сданных проб за границей. Но с 2013 года вся группа Спраклена тренировалась исключительно за границей. Их там тестировали не раз. Правда, пробы и за границей, и в России брали по заказу РУСАДА.
КАКИЕ ТРЕБОВАНИЯ ПРЕДЪЯВЛЯЛА ФИСА
Непонятного было много. Да, РУСАДА в декабре 2015 года была лишена лицензии, да и ранее взятым пробам по заказу РУСАДА в ВАДА уже не верили. Тут претензии к требованиям ФИСА предъявить трудно. В июле МОК четко обозначил условия допуска всех российских атлетов к Играм в Рио: три допинг-пробы должны быть сданы за границей. Но до Олимпиады еще было время, можно было организовать сдачу проб офицерам ВАДА. Не так много гребцов-академиков собиралось в Рио (31 спортсмен). В конце концов, многие наши спортсмены сдавали пробы накануне Игр прямо Рио, а затем выступили на Олимпиаде. Почему руководство нашей федерации не предприняло решительных шагов, не ясно.
Что еще было непонятного? Например, в середине июня в Люцерне после олимпийкой квалификации наша четверка без рулевого легкого веса завоевала лицензию, но пробу взяли только у одного спортсмена. Она была отрицательной. Этого спортсмена допустили в Рио, остальных троих – нет. Абсурд! В игровых видах берут пробы у двоих из команды. Если все нормально, команда считается чистой. Гребной экипаж – такая же команда, только в ней не 30 человек, как в хоккее, а всего четыре.
КАК НАША ФЕДЕРАЦИЯ ОБЩАЛАСЬ С ФИСА
В кулуарах ходила следующая история. Когда гребцов отстранили от Олимпиады, Вениамин Бут пришел за помощью к президенту Олимпийского комитета России : мол, помогите, Александр Дмитриевич. Жуков спросил, как фамилия президента ФИСА, с которым ему, Жукову, придется общаться. На что Бут затруднился с ответом.
Юрий Зеликович: - Когда уже нас забанили, я не выдержал и сам позвонил исполнительному директору ФИСА , чтобы узнать, что вообще происходит. Вообще-то я пошел на нарушение субординации. Потому что мы договаривались, что мои обязанности - заниматься сборной. А с международными организациями контактирует президент федерации Вениамин Бут. Смит мне ответил, мол, кто вы такой и на каком основании звоните? Сказал, что он общается в России только с тремя уполномоченными нашей федерацией лицами – Вениамином Бутом, ответсеком федерации Аллой Хлопониной и . Должность его трудно назвать, он занимался многими вопросами. И тут уже настал мой черед удивляться. Отвечаю ему, что Хлопонина уже девять месяцев, как находится в декрете и в отпуске по уходу за ребенком, а Поляничко уже два года не работает в федерации. Смит просто слал письма на их личную электронную почту. Когда я все это ему сообщил, он спросил: «А Бут хотя бы еще работает?»
Я спросил Смита, что делать нашим спортсменам, которые готовятся к молодежному чемпионату мира до 23 лет. Среди них было несколько, недопущенных к Олимпиаде. Смит ответил, что никаких ограничений для участия в молодежном первенстве мира для них нет. А этот турнир стоял в календаре через месяц после Олимпиады. Тогда возникает вопрос: почему нас отстранили от Игр в Рио?
Виталий Елисеев: - Как только нависла тень над сборной, а это было еще в июне, надо было сразу вступать в диалог с ФИСА. Но наши руководители пошли другим путем: начали писать в ФИСА письма с обвинительным уклоном, вместо того, чтобы срочно вылететь в Лозанну и общаться, глядя глаза в глаза. А так - возник конфликт, за месяц до Олимпиады отношения испортились. А ведь у нас всегда были отличные отношения с ФИСА.
ЧТО ДАЛЬШЕ?
Сейчас сборная России набрала ход, но спортсмены пропустили главный турнир четырехлетия – Олимпиаду. Сейчас видятся два пути: либо дать выступить этой команде на ЧМ-2017, а затем заняться ее омоложением и начать готовить ее к Играм-2020 в Токио, либо уже сейчас начать формировать команду под будущую Олимпиаду. Но это будет решать вновь избранный президент и назначенный им тренерский штаб.
Юрий Зеликович: - Контракт Спраклена завершился в августе, он был подписан до окончания Игр в Рио. Нужно ли его возвращать? Думаю, нужно, но уже не в качестве главного тренера сборной, а в качестве консультанта. Чтобы он начал работать и с юношами. Чтобы была выстроена вертикаль подготовки резерва для главной команды, чего сейчас нет.
И еще, у нас проблема с тренерскими кадрами в сборных – они не обновляются. Люди поработали в главной команде, ничего не добились, переходят в юношескую сборную. А из юношеской – в главную. Такой замкнутый круг получается. Мы все видели, как работал Спарклен. Будут тренерские кадры – будут и резервы.
Виталий Елисеев: - Ныне действующий президент упустил работу с регионами. Хотя в его предвыборной программе об этом говорилось – о создании центров подготовки в регионах, чтобы на местах росли тренерские кадры и спортсмены. Ничего из этого сделано не было.
И еще у нас большие проблемы с резервом. После Олимпиады в Рио мы провели новый отбор в сборную, это был такой всеобщий смотр резерва. Я не увидел там людей, которые бы составили конкуренцию нашим сборникам. В женской одиночке победила с большим отрывом Юлия Левина, а ей, извините, 43 года. Есть некоторые ростки, но их мало. Наша женская восьмерка два года подряд завоевывает медали на первенствах Европы до 23-х лет. Плюс двойка безрульная была в призах. Но это все.
: НАС УДАРИЛИ ПО ЩЕКЕ, А МЫ ЕЕ ПОДСТАВИЛИ ВНОВЬ
Телекомментатор, мастер спорта по академической гребле Дмитрий Губерниев – о нынешней ситуации.
- Долгое время мы спустя рукава относились к этому медалеемкому виду спорта. Но в последние годы было много сделано для возрождения академической гребли, во всяком случае, на уровне сборных команд. В этой связи приглашение Майкла Спраклена было очень своевременным.
Все разбилось о допинговые проблемы, которые, на самом деле, не выглядели такими уж не разрешимыми. И самое печальное: они не решались из-за того, что у нас не было никакого диалога с международной федерацией, чтобы отстаивать своих спортсменов, которые в итоге не поехали на Олимпиаду в Рио. У нас был отличный шанс выступить там хорошо. А уж история с дисквалификацией моего друга Сереги Федоровцева – вопиющий факт непрофессиональной и предвзятой работы антидопинговой лаборатории в Лозанне. И мы в этой ситуации не смогли защитить спортсмена, который, я считаю, пострадал абсолютно безвинно.
Нас ударили по щеке, а мы даже не другую щеку подставили, а сказали: «Вломите нам посильнее по этой же щеке кулаком». Настолько беззубо вело себя руководство федерации в этой истории. Мне, как члену президиума, очень стыдно.
ВЕНИАМИН БУТ: У МЕНЯ ОТЛИЧНЫЙ КОНТАКТ С ФИСА
Президент ФГСР ответил на предъявляемые претензии.
- Претензии к вам следующие: вы оперативно не отреагировали на решение ФИСА о недопуске российских спортсменов к Олимпиаде в Рио и у вас не было должного контакта с руководством ФИСА. - Во-первых, к моей работе никаких претензий не поступало. По работе аппарата федерации был представлен детальный отчёт на президиуме федерации, сразу после Олимпийских игр. Была дана положительная оценка предпринятым федерацией шагам, в столь неоднозначный ситуации для российского спорта.
Во-вторых, общение с международной федерацией (ФИСА), Олимпийским комитетом России и другими сторонами велось на постоянной основе. Любые решения и обращения зафиксированы официальными письмами с обеих сторон. Спекуляции здесь невозможны.
После проведения личной встречи с представителями ФИСА в Швейцарии, на следующее утро после публикации решения о недопуске, нам четко дали понять, что не они (ФИСА. - Прим. ред.) принимали решение, на них было оказано политическое давление сверху.
После этого было принято решение обеспечить каждого спортсмена сборной услугами спортивных юристов, что я и сделал за свой счет. В итоге по 20 исковым заявлениям от спортсменов в Спортивный арбитражный суд, было частично отменено одно из решений Исполкома МОК. Это создало прецедент для допуска к Олимпиаде 8 спортсменов (из разных видов спорта) за день до открытия Игр. Кстати, в их число вошла пловчиха .
- Почему вы не смогли назвать главе ОКР Александру Жукову фамилию президента ФИСА?- Опять, не совсем верная формулировка вопроса. Дело было так. Я объяснил Александру Дмитриевичу ситуацию с недопуском в Рио. Он спросил, что можно сделать и попросил назвать фамилию президента международной федерации - Жана-Кристофа Роллана. Мы знакомы с Жаном-Кристофом много лет, прекрасно общаемся в неформальной обстановке. Я его называю Джей Си. В мировой гребле его именно так называют. Едва не сказал Александру Дмитриевичу - Джей Си, но понял, что это не правильно. Случилась заминка, после чего я назвал полное имя и фамилию. А охотники за скандалами это раздули.
Кстати, недавно Жан Кристоф предложил мне войти в состав антидопингового комитета ФИСА, представлять там Европу.
- И еще один вопрос. ФИСА потребовала от гребцов сдать три пробы за границей. Теоретически можно было успеть до Рио? - Нельзя. Есть письменный отказ от ФИСА на наше предложение сдать пробы в ускоренном порядке в любой иностранной лаборатории. Международная федерация заявила, что будет считать только пробы, сданные равномерно, в течение двух последних лет подготовки к Олимпийским играм.