Ещё

«Не знаю, болею ли»: рассказ россиян из карантина в ОАЭ 

«Зараженных итальянцев давно отпустили»
Фото: Imago/ТАСС
Сдавший положительный тест на коронавирус россиянин Дмитрий Филиппович, который является механиком команды «Газпром-Русвело» и в данный момент помещен на карантин в больнице ОАЭ, рассказал «Газете.Ru» об условиях своего содержания, как его приходили забирать люди в масках и без документов, а потом до полвторого ночи брали анализы и почему он не уверен, что действительно болен. Также комментарий «Газете.Ru» дал генменеджер «Русвело» : по его словам, команду закрыли на карантин в гостинице, однако ни одной официальной бумаги о заболевании предъявлено до сих пор не было.

Прервали гонку, задержали россиян

На днях информационное пространство взорвали новости о том, что «у двоих россиян в Объединенных Арабских Эмиратах обнаружили коронавирус». Речь шла о членах профессиональной команды по велоспорту «Газпром-Русвело», которая участвовала в многодневной гонке «Тур ОАЭ».
После пятого этапа турнир прервали из-за обнаружения коронавируса у двоих итальянцев.
Команды были оперативно закрыты в отеле, куда в 4 утра приехали врачи и устроили тест на коронавирус. Однако после этого почти все получили разрешение покинуть страну, кроме «Русвело» и двух французских коллективов.
Возможно, у арабских медиков вызвал особое опасение тот факт, что база российской команды находится в Италии, где сейчас наблюдается вспышка коронавируса, и на «Тур ОАЭ» коллектив прилетел именно оттуда.
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Велокоманда «Газпром-РусВело» шестой день удерживается в отеле в ОАЭ ⠀ Российская велокоманда «Газпром-РусВело» шестой день остается заблокированной в одном из отелей Абу-Даби после отмены двух этапов многодневной гонки «Тур ОАЭ» в связи с распространением коронавируса. ⠀ Сотрудники и члены команды дважды прошли медицинские тестирования на наличие коронавируса. Результаты тестов — отрицательные. Несмотря на это, местные власти продолжают удерживать российскую команду без объяснения причин. Она остается изолированной на четвёртом этаже отеля вместе с двумя командами из Франции. ⠀ Важно отметить, что более 500 человек из числа участников и организаторов гонки контактировали на протяжении пяти дней. Но в течение первых дней изоляции из отеля были освобождены 16 команд-участниц гонки и сотрудников мероприятия. ⠀ На видео зафиксирована очередная попытка забрать одного из россиян в госпиталь якобы для проведения дополнительного обследования. При этом медицинские сотрудники и представители власти не предоставили официальные документы. ⠀ Руководство команды «Газпром-РусВело» просит Международный союз велосипедистов (UCI), министерства иностранных дел России и других стран, граждане которых удерживаются в отеле, принять меры для разрешения ситуации. ⠀ ⠀ #GazpromRusVelo #велоспорт #болеемзанаших #UAE #covid19 #coronavirus #мид #коронавирус #новостиспорта #министерствоиностранныхдел @mid.rus #cycling #ciclismo #uci @uci_cycling @russianemirates

Публикация от  Gazprom — RusVelo Cycling Team (@rusvelocycling)

Официальных справок о коронавирусе нет

Как рассказал «Газете.Ru» генменеджер «Газпром-Русвело» Ренат Хамидулин, команда до сих пор не получила официальных справок о том, что кто-то из ее членов болен коронавирусом, — только устные заявления о подозрениях. Кроме того, условия изоляции команд в гостинице пока оставляют желать лучшего.
«На карантин наше содержание в отеле не слишком похоже. Мы закрыты на одном этаже, но по нему все спокойно ходят, общаются, никаких проблем.
Даже если оттуда выдергивают кого-то с подозрением на коронавирус, то какой толк от этого, если ранее он пять дней сидел вместе со всеми остальными? А до этого вообще весь пелотон находился в одной гостинице. Такая вот ситуация, не похожая на карантин, — отметил Хамидулин. — В первый раз нас проверяли на коронавирус ночью, все было как-то резко. Потом нашу команду задержали в гостинице: сказали, что у одного человека есть подозрение на вирус, а потом — что у двоих. Но мы вообще не видели ни одной медицинской бумаги. Когда проводятся анализы, обычно же выдают какое-то заключение с результатами, доктор ставит свою подпись. У нас ничего этого нет — все на словах. Информация, которую опубликовало министерство здравоохранения ОАЭ, о том, что у «двоих россиян обнаружен коронавирус», документами для нас никак не подтверждена.
Все ребята чувствуют себя абсолютно нормально. Да, у одного велогонщика поднималась температура, но это была обыкновенная простуда. Сейчас же у него ни повышенной температуры, ни каких-либо других признаков заболевания нет.
Сегодня я с ним созванивался, Игорь сказал, что абсолютно нормально себя чувствует, — никаких симптомов респираторных инфекций не наблюдается. Да, ему ранее сообщили, что у него положительный тест на коронавирус, но все это пока тоже лишь на словах».
При этом Хамидулин подчеркнул, что в «Русвело» не выступают против лечения болезни с подтвержденным диагнозом, однако отсутствие официальных медицинских справок вызывает у команды недоумение. Коллективу не хочется терять время на основании одних только устных опасений.
Недельный простой в отеле явно приведет к спаду в результатах на фоне 16-ти других команд, которых довольно быстро отпустили. А вот когда теперь закончится карантин «Русвело», точно неизвестно.
«Понимаете, никто же не против проверок — за свое здоровье все волнуются. Если даже есть эта инфекция, она у всех может по-разному протекать. Кто-то плохо себя чувствует — в мире даже были смертельные случаи, — а кто-то может и не заметить, что болел. Так что никто не выступает против принятия каких-то превентивных мер.
Но в этом случае давайте сделаем анализы, предъявим официальную бумагу, в которой будет написано, что у человека такие результаты, такой вирус, и мы будем его лечить в карантине, чтобы не разносить инфекцию. Но когда тебе ничего не говорят, просто держат, а потом приходит кто-нибудь и заявляет: «У нас есть подозрение». И что мне делать с вашим подозрением?
Сейчас в команде кто-то уже сдал по два теста, кто-то — по три. На бумаге мы не видели ни одного подтверждения коронавируса, а на словах можно все что угодно рассказывать», — заявил Хамидулин.
Генменеджер ответил и на вопрос о том, будет ли команда дожидаться гонщика Боева, который сообщил РИА «Новости», что из больницы его отпустят только тогда, когда тест покажет отрицательный результат на коронавирус.
«Мы решим этот вопрос, когда он поступит. По опыту могу сказать, что, когда с гонщиком что-то случается, например, он упал и получил травму, мы всегда оставляем с ним кого-то. Это может произойти, если у спортсмена, например, перелом ключицы и он не может даже сумку поднять. В общем, будем смотреть по самочувствию», — сообщил Хамидулин.
Кроме того, по словам специалиста, итальянский офис «Газпром-Русвело» в данный момент закрыт из-за вспышки коронавируса:
«Мы сейчас закрыли офис в Италии. Сотрудники появляются там только по одному человеку, когда что-то нужно сделать. Это превентивные меры, чтобы исключить контакты, — в основном все по домам сидят».
Напоследок Хамидулин признался, что не уверен в том, что команду отпустят из гостиницы через 7-10 дней, как сообщалось ранее. И это вызывает у коллектива серьезную тревогу.
«Знаете, что меня больше всего беспокоит во всей это ситуации? Мы знаем, что коронавирус — это, по сути, немножко измененный грипп. И человек чувствует себя нормально, но его держат в больнице и не выпускают до тех пор, пока что-то не решат. Мне это кажется напряжным моментом. Это ведь простуда, прошло несколько дней, человек здоров, отпустите домой. А тут мы проходим анализы, и их результатов никто не видел. Только со слов получаем информацию — и непонятно, когда отпустят.
Даже в тюрьме, мне кажется, есть какие-то документы о том, когда тебя должны отпустить. А у нас такая ситуация. Да, нам сказали, что карантин продлится еще 7-10 дней, но это все тоже на словах», — подытожил генменеджер «Русвело».

Почему россияне не хотели уезжать в больницу ОАЭ

В данный момент известно, что в больнице находятся четыре члена российской команды с подозрением на коронавирус — два гонщика и два сотрудника.
С одним из них — механиком Дмитрием Филипповичем — удалось связаться «Газете.Ru». Мужчина рассказал об условиях содержания в карантине в ОАЭ и подтвердил, что до сих пор не видел никаких медицинских справок о своем заболевании.
«Просто говорят «У тебя положительный тест» и все, а документов никаких нет. Я ли на том видео, где мужчина отказывается отправляться в больницу? Скорее всего, да. Но не то что бы я не хотел уезжать. Просто забирающие должны предоставить какие-то документы.
Мы спрашивали у этих людей в масках и халатах, на основании чего они хотят взять человека, а они говорили: «Мы не знаем».
Так любой может переодеться, прийти и забрать тебя на органы, к примеру. Мне этого бы не хотелось, органы у меня очень дорогие (смеется). Мы просили их предоставить свои документы, а также бумаги, на основании которых они хотят забрать меня. Они ушли совещаться. Наш директор по коммуникациям позвонил в посольство, человек из посольства приехал, они тоже посоветовались и приняли решение, что нам все-таки надо поехать в больницу.
Нам тогда сказали, что мы сдадим тест и сразу вернемся. Но поскольку коронавирус — это дело серьезное, я на всякий случай взял с собой чемодан. И меня в итоге действительно оставили в больнице.
Сначала говорили, что отвезут только туда и обратно, а потом заднюю включили», — пояснил Филиппович.

Какие условия на карантине в отеле и в больнице

Механик так же, как генменеджер команды Хамидулин, сообщил, что условия карантина в гостинице были поначалу достаточно вольными:
«Пока я еще находился в отеле, там все было свободно. Первые два дня нас пускали ходить по гостинице, на девятом этаже мы посещали бар, бассейн, загорали даже. Потом закрыли этаж.
В больнице у меня условия хорошие: отдельная палата, большой туалет, кровать удобная, прибор стоит — давление можно померить, еду носят — все нормально. Из палаты я, конечно, никуда не выхожу. Это инфекционное отделение.
Горло болит, но это у меня всегда — я по жизни хриплю. А так температуры у меня нет, чувствую себя шикарно. Единственное — давление тут подскочило, но у меня всегда так: когда я активный образ жизни веду, оно в норме, а когда останавливаюсь, на третий день повышается. Думаю, это объясняется тем, что мне 52, и надо либо таблетки принимать, либо спортом заниматься. Я спортом занимался, а сейчас перестал, и давление поднялось. Но, кроме этого, больше ничего не беспокоит, все хорошо. Даже предположить не могу, от кого я мог заразиться».

Привезли в клинику ночью, до полвторого брали анализы

Филиппович сообщил, что членов «Русвело» забирали по очереди и каждому говорили, что в больнице он пробудет недолго, однако в итоге задерживали. При этом ни один из них точно не уверен, что болен. По словам Филипповича, окончательный вердикт должен прийти после проверки многочисленных анализов.
«Первый тест мы сдали еще тогда, когда нас в 4 утра разбудили и устроили проверку всем командам. Наутро после этого у нас сразу забрали одного человека — это был массажист Сергей Пакура. У Игоря Боева в тот момент была какая-то простудка, легкая температура, но его тогда не взяли. Однако на следующий день пришли увозить и Боева. Примерно через пять дней забрали меня и нашего итальянского гонщика Чима Имерио. Мы с ним сдали второй тест, и на основании его результатов нам сказали, что надо ехать в больницу.
Причем у меня первый тест был отрицательный, и только второй оказался как бы положительным.
В полночь меня привезли в клинику, а к полвторого уже взяли все анализы, которые только можно, включая кровь и все мазки. Даже сделали флюорографию — снимок легких. Аппарат притащили в палату, я никуда не ходил. Щелкнули и уехали. После проверки всех этих анализов уже должны точно сообщить, инфицирован я или нет. То, что я именно больной, мне еще не говорили. Так что я не могу сейчас утверждать, что болею.
Что касается первого положительного теста на коронавирус, то для него ведь лишь взяли мазок. А сейчас посмотрят кровь и все остальные анализы, после чего на сто процентов скажут, болею я или нет. Такая же ситуация у гонщика Чимы, которого забрали вместе со мной.
Даже ребятам, которых забрали перед нами, — Боеву и Пакуре, — тоже пока ничего не сказали, они просто лежат в больнице.
Я думаю, что это «посткарантин» такой: из отеля взяли людей, у которых нашли какой-то микроб, и на 15 дней закрыли. Пакуре — первому, кого у нас забрали, — вообще сказали, что он 48 часов будет в больнице, не больше, а он уже шестой день тут лежит. Теперь говорят, что на 15-й день выпустят, — как и меня», — посетовал механик.

Зараженных итальянцев давно отпустили

Филиппович также сообщил, что двоих итальянцев, из-за которых изначально прервали «Тур ОАЭ», уже выписали из больницы, в отличие от россиян.
«Знаете, с чего тут все начиналось? Ехал человек гонку, почувствовал недомогание, обратился к врачу, его госпитализировали и обнаружили коронавирус. В начале этой эпопеи двух человек забрали с однозначным диагнозом — коронавирус. Так вот: этих людей уже нет в больнице. Их выпустили давно. Команда, к которой они относятся, уже уехала. Просто безобразие», — отметил специалист.

«Гонщикам притащили какой-то тренажер, но это не то»

Филиппович отметил, что эта вынужденная пауза может отрицательно сказаться на результатах «Газпром-Русвело».
«На команду все это, конечно, плохо повлияет. Гонщики-то не тренируются. О высоких результатах какое-то время речи быть не может. Но лучше это у спортивного директора спросить — он более грамотно ответит.
Вроде гонщикам тренажер притащили какой-то, но понимаете, это ведь не полноценный велосипед, спортсмены не ездят на тренировку. На тренажере можно разве что размять мускулы», — резюмировал механик.
По последним данным, российской команде все-таки позволили взять свои велосипеды, чтобы поддерживать форму.
Остается надеяться, что вскоре «Газпром-Русвело» удастся скоро покинуть ОАЭ в полном составе с выздоровевшими членами команды и как можно скорее вернуться к нормальному режиму.
Лучшие моменты Премьер-лиги
Комментарии 1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео