Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Лариса Латынина: На руках меня не носили

Гимнастка не только самая титулованная спортсменка прошлого столетия, но и выдающийся тренер по спортивной гимнастике, дала интервью «Вечерке».
Лариса Латынина: На руках меня не носили
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
Девятикратная олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике, многократная чемпионка мира и Европы Лариса Латынина в интервью «Вечерке» рассказала о самых важных этапах своей жизни.
— Как поживаете, Лариса Семеновна?
— В общем нормально. Живу в 100 километрах от Москвы, в Ступинском районе. Жду весны. Устала от обилия снега. Иногда гуляю, иногда читаю, иногда смотрю телевизор, бывает, что выезжаю в столицу.
— Можно сказать, что самый яркий период вашей жизни длился двадцать лет — ровно столько, сколько вы выступали?
— Даже закончив выступать, можно жить ярко. Одно дело, когда ты сам активно занимаешься спортом, другое — когда отвечаешь за результат сборной команды СССР, что я и делала на трех Олимпиадах. Наши девочки под моим руководством завоевали 10 золотых олимпийских медалей. Если их сложить с теми высшими наградами, которые принесла стране я, то в целом получится 19, и к каждой я приложила руку.
— Насколько я знаю, огромную роль в вашем становлении сыграла мама. А правда, что именно она помогла вам выйти замуж?
— Мама моя, Пелагея Анисимовна, была абсолютно неграмотной, ни читать, ни писать не умела. Когда я училась в школе, то научила ее расписываться в моем дневнике. Когда я собралась поступать в политехнический институт, мама поехала со мной. По-другому и быть не могло. Мы жили вдвоем в общежитии политехнического института.
Мне это не только не мешало, напротив, даже помогало. В Киеве она тщательно следила за тем, кто за мной ухаживает, кто меня провожает. Маме очень нравился Иван Ильич Латынин, который учился в Херсонском мореходном училище и пытался ухаживать за мной.
Мореходку он окончил и уехал работать в Баку. Мама дала ему телеграмму, чтобы он приехал, и настояла на том, чтобы мы поженились. Поскольку я была всецело увлечена гимнастикой, меня не очень волновало все остальное, и я согласилась выйти замуж.
— Повторяете ли вы любимую фразу мамы, которую она произносила с украинским акцентом: «Щоб моя дытына була не хуже, чем у людэй»?
— Я своей дочери так не говорю, Татьяна уже взрослый человек, поздно ее наставлять... После того как она закончила выступать в знаменитом ансамбле «Березка», увлеклась живописью.
Много рисует, много лепит, идет своим путем. Я считаю, что мало уделяла внимания дочери. Часто оставляла ее с отцом и мамой, когда ездила на соревнования и сборы. Чувствую, что недодала ей что-то. Корю себя за это часто. Когда начинаю об этом вспоминать, дочь быстро закрывает тему. Говорит, что все равно меня очень любит и гордится моими достижениями.
— Дочь Татьяна появилась на свет через пять месяцев после вашей победы на чемпионате мира в Москве в 1958 году. Как же вы рискнули, будучи на четвертом месяце беременности, выходить на гимнастический помост?
— Я решилась выступать только потому, что меня на это благословил главный акушер-гинеколог УССР, лауреат Сталинской премии, профессор . Он сказал: у вас очень крепкие мышцы, вы сможете нормально выступить на чемпионате мира, но никто в сборной не должен знать о вашей беременности, иначе сами испугаются, вас напугают, да еще и снимут с соревнований.
Когда я победила, то хотела поделиться радостью с профессором, но, увы, мне сообщили, что он умер. А когда дочь подросла, то с гордостью рассказывала журналистам, что золотую медаль на ЧМ-1958 она выиграла вместе с мамой.
— Перед тем как оказаться в секции спортивной гимнастики, вы занимались в балетной студии. Не жалеете, что не стали артисткой балета?
— Год я занималась в Херсоне хореографией. Студия была в Доме народного творчества, но она закрылась, потому что у наших родителей не хватало средств на аренду помещения и оплату работы аккомпаниатора.
Когда же я увидела, как наш школьный преподаватель физкультуры Михаил Афанасьевич Сотниченко проводит тренировку спортивных гимнастов, которые под музыку выполняли вольные упражнения, мне показалось, что все это очень похоже на балет... И я попросила записать меня в эту секцию, но все же долгое время жалела, что не стала артисткой балета. Помню, мне было лет 14, и к нам в Херсон приехала балерина . Я специально ждала ее возле театра, чтобы выразить восхищение после спектакля. Как же я была поражена, увидев Ольгу Васильевну.
После блистательного выступления у нее было такое уставшее лицо, с синевой под глазами! Более того, ноги балерины были забинтованы... Тогда я подумала: господи, как же много сил и труда отдает она сцене!
— Но разве вы отдавали их меньше спортивной гимнастике?
— Спортивный зал — совсем другое дело. Я занималась гимнастикой с огромным удовольствием. Но и балет продолжала любить. Даже завидовала известным балеринам. Тогда блистали , , . Однако, все больше узнавая о закулисной жизни артистов балета, я разочаровалась в нем и сейчас все реже хожу в Большой театр...
— На XIV съезде ВЛКСМ вы познакомилась с космонавтами и . Признайтесь, ведь вы были тогда не менее популярны?
— Что вы! Популярность Гагарина была невероятной и ни с чем не сравнимой. Первый космонавт! И с Гагариным, и с Титовым мы много общались. У меня есть фотографии, где я по поручению Спорткомитета СССР вручаю космонавтам знаки «Заслуженный мастер спорта СССР». И для Гагарина, и для Титова это были дорогие спортивные звания.
— Как вы относились и относитесь к популярности?
— Советские спортсмены моего поколения никогда не считали себя звездами. Мы очень много работали на тренировках и считали, что так надо, чтобы побеждать.
А сейчас российским спортсменам за медаль, завоеванную на Олимпийских играх, государство дарит дорогие машины. После Олимпиады 1956-го в Мельбурне, где я стала обладательницей четырех золотых наград, единственное, что мне предоставило государство, так это возможность купить автомобиль «Волга» за свои деньги. Мой первый супруг потом ездил в Горький за машиной. О «звездной болезни» тогда и речи не могло быть. Для гимнасток сборной СССР победа в командных соревнованиях была самым большим счастьем.
— Вы поддерживаете связь с подругами, с которыми выиграли золото на Играх в Мельбурне?
— Мы почти ежедневно перезваниваемся с Тамарой Маниной, с Лидой Ивановой, которая в Мельбурне выступала еще под фамилией Калинина.
— А приходилось ли вам лечить от «звездной болезни» своих подопечных, когда вы были старшим тренером женской сборной СССР?
— Некоторые девочки, надо признать, заносились. Было это и у Натальи Кучинской, и у . А вот Люда Турищева была очень скромной, несмотря на все свои титулы. Чтобы не уязвить самолюбие гимнасток, я говорила о данной проблеме с их личными тренерами, а те уже принимали меры.
— На вашей третьей Олимпиаде в качестве тренера сборной СССР в 1976 году в Монреале наши девушки победили в команде, а вот в многоборье первенствовала румынка . Вскоре вы написали заявление об уходе из сборной. Почему?
— В Монреале наши гимнастки выиграли три золота. Помимо победы в командных соревнованиях, Ким выиграла два золота — в вольных упражнениях и в опорном прыжке.
Однако после возвращения в Москву чиновники начали таскать меня по всем кабинетам. Упрек был один: почему я как старший тренер сборной СССР не отыскала и не воспитала такую же талантливую гимнастку, как Команечи? Наде тогда было 16 лет, и она совершенно заслуженно выиграла в многоборье. В СССР на тот момент не было равной ей гимнастки. Устав доказывать, что такое случается, я написала заявление об уходе и начала работать в оргкомитете Олимпиады-80.
— Вас не удручает, что сегодняшнее поколение болельщиков все реже вспоминает кумиров прошлых лет, восторгаясь новыми героями спорта?
— Это естественно, что имена забываются, ведь нам уже много лет. Сегодня самые популярные представители спортивной гимнастики в России — и . Хотя, может быть, они и сделали для страны гораздо меньше, чем я в свое время. Но сожалений по этому поводу у меня абсолютно нет.
— Если сложить все завоеванные ваши медали на чашу весов, насколько она будет увесистой?
— Медалей 150 в моей коллекции точно будет. Я ведь храню награды не только за победы на Олимпийских играх. Были в моей жизни и удачные выступления на чемпионатах мира, Европы и Советского Союза. Хотя коллекция моих наград давно неполная. Когда в 1956 году я вернулась из Мельбурна, то одну из четырех своих золотых олимпийских медалей тут же подарила первому тренеру — Михаилу Сотниченко.
Потому что я считала, что каким бы талантливым ни был человек, без усилий тренера он никогда ничего не добьется. Одну из бронзовых олимпийских медалей я отдала в музей. Но все остальные награды со мной.
— В последнее время нечасто на них смотрю. Думаю: передам их дочери, и уже она будет решать, что с ними делать. В последнее время вышло немало фильмов об известных спортсменах. Хотели ли бы, чтобы о вас сняли кинокартину?
Гимнастика того времени и нынешняя — это абсолютно разные вещи. Будет ли интересно зрителю смотреть на экране спортивную гимнастику XX века? Сегодня юные гимнастки удивляются, как мы выигрывали олимпийские медали с такими простыми комбинациями. Но ведь в наше время никто, кроме советских гимнасток, этого не делал. Этот вид спорта вообще очень трудно красиво показать на экране. А вот донести до зрителя тему отношений тренера и спортсмена — вот это мне кажется очень интересным.
Мне повезло, у меня было два прекрасных тренера — Михаил Афанасьевич Сотниченко, а затем — единственный, кто подготовил победителей Олимпийских игр среди мужчин и женщин, Бориса Шахлина и меня. Оба тренера относились ко мне с родительской теплотой. Во взаимоотношениях «тренер — гимнастка» не должно быть места оскорблениям и любым проявлениям насилия.
— Как вы относитесь к тому, что Олимпийские игры в Токио пройдут без иностранных болельщиков?
— Мне так обидно, что наши российские спортсмены будут выступать без поддержки соотечественников!
— Вы верите в то, что когда-нибудь российские спортсмены вновь будут бороться за первое место в общекомандном зачете Олимпийских игр?
— Я считаю, что все вернется на круги своя, и Россия будет лидером мирового спорта. Мы очень спортивная нация, у нас строится много современных спортивных объектов. Например, я часто навещаю гимнастическую школу в Обнинске, которая носит мое имя. Мы многое сделали для того, чтобы восстановить ее, и сегодня в этой школе занимаются больше тысячи юных спортсменов. Теперь хотим построить в Обнинске большой спортивный дворец.
— Поделитесь секретом долголетия.
— Я регулярно совершаю прогулки, делаю зарядку по утрам. Играла в теннис, но после того как прооперировали бедро, перестала. Однако стараюсь поддерживать себя в форме. Диету соблюдаю, но не отказываюсь и от мяса. Все хорошо в меру.
— Сколько у вас внуков?
— Два внука, две правнучки и правнук.
— Вы считаете себя счастливым человеком?
— Хотя меня никто никогда не носил на руках, я прожила счастливую жизнь. Единственное, что сейчас меня угнетает, это потеря моего мужа, любимого и дорогого человека — Юрия Фельдмана, который ушел из жизни в прошлом году. Без него я не могу быть счастливой.
ЛИЧНОЕ ДЕЛО
Лариса Семеновна Латынина (девичья фамилия — Дирий) родилась 27 декабря 1934 года в Херсоне. Советская гимнастка.
Девятикратная олимпийская чемпионка (1956, 1960, 1964), неоднократная чемпионка мира и Европы (1957– 1962) в личных и командных соревнованиях, на чемпионате Европы 1957года выиграла все золотые медали. Одна из самых титулованных спортсменок. До 2012 года имела самую большую коллекцию олимпийских медалей за историю спорта — 9 золотых, 5 серебряных и 4 бронзовые.