Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Зайцев об итогах года в парном катании, ловушке второго сезона и вреде шоу

и стали чемпионами мира, потому что на протяжении всего сезона сталкивались с высочайшей конкуренцией. Об этом в интервью RT заявил двукратный олимпийский чемпион Алек его мнению, олимпийский сезон может сложиться для пары тяжелее из-за необходимости подтверждать свой чемпионский статус. Он также рассказал, почему наличие сильных групп способствует прогрессу фигуристов, призвал не списывать со срасрозова, а также объяснил, как участие в шоу влияет на спортивную карьеру.
Зайцев об итогах года в парном катании, ловушке второго сезона и вреде шоу
Фото: RT на русскомRT на русском
— В пятницу вы получили именную медаль на открытии «Аллеи славы» российского спорта в Сочи. Что для вас это значит?
— Это не просто история спорта, а история нашей страны. Очень приятно встречаться здесь с другими легендами и видеть их в добром здравии. Конечно, это важное и нужное мероприятие.
— Довольны тем, как вас изобразили на барельефе?
— Да, причём выбрали для него такую хорошую поддержку, одну из самых сложных. Сейчас она пользуется большим успехом в парном катании. Можно сказать, что пошла в народ.
— Чем вы сейчас занимаетесь?
— Сейчас я консультирую в училище олимпийского резерва 4 в Москве. Не то чтобы я имею какую-то группу, просто помогаю двукратному олимпийскому чемтриеву. По мере возможностей чем могу, тем и помогаю.
— Недавно завершился чемпионат мира, на котоссии выиграла три золотые медали. Насколько вы довольны этим результатом?
— Успех российского фигурного катания в этом году был одним из самых громких. Во всех видах спортсмены показали очень высокие результаты и, самое главное, очень хорошее катание, которое как раз даёт задел на ближайшие Олимпийские игры.
— Как оцените итоги этого года в парном катании? Ведь в этой дисциплине чемпионами мира стали Анастасия Мишина и Александр Галлямов, на которых мало кто ставил.
— Для меня их победа не стала неожиданностью. Мишину я ещё знаю с юниорок, когда она каталась с другим партнёром (с Владиславом Мирзоевым. — RT) апы Гран-при. Настя — уже достаточно известная и сильная парница. Я знал, что Мишина с Галлямовым должны выстрелить, и это случилось в Стокгольме.
— Вас не удивило, что дуэт победил после четвёртого места на чемпионате России?
— Здесь как раз всё естественно. Они должны были выстрелить, но когда — неизвестно. Ведь Настя и Саша катаются вместе не так уж долго, им нужно прочувствовать друг друга, добиться стабильности на тренировках и соревнованиях. Думаю, им как раз и помогло то, что приходилось всё время отбираться и везде бороться. Поэтому они оказались полностью готовы.
— Они победили на своём дебютном чемпионате, так же как и вы в 1973 году. Какие ощущения испытывает спортсмен, когда золото ему покоряется с первой же попытки?
— Любая медаль для спортсмена — знаменательное событие.одниной. — RT) не дрогнули, выстояли и потом подтверждали свой статус не один год.
— Готовы ли Мишина и Галлямов к Олимпиаде и морально, и по своему катанию?
— Вообще-то самым сложным для фигуристов считается первый сезон после громкой победы. Когда выигрываешь, то от тебя потом ждут сверхрезультата. Нужно идти дальше, нельзя останавливаться. Второй год из-за этого становится показательным. Спортсмен только добился чего-то, а публика уже хочет продолжения. Суметь выстоять в такой ситуации бывает очень сложно, но молодые ребята должны справиться. Тем более у них такой настаосквина Мишина называют профессором, то Москвина — это профессор парного катания.
— Можно ли сказать, что в ловушку второго сезона угодили чемпионы Бойловский?
— Вполне может быть. Они знали, что могут быть первыми, и пытались это подтвердить. Завоевать золото — это одно, а удержать — уже совсем другое. Когда борешься за что-то, то есть кого обыгрывать и за кем тянуться. Когда ты первый, то над тобой только небо — и нужно придумать себе свои трудности, чтобы их преодолевать, а иначе все нижестоящие начнут за тебя цепляться.
— Противостояние двух пар Москвиной запомнилось поведением Бойковой после проката. Было видно, что она обиделась из-за проигрыша. Что вы думаете об этом?
— Это вполне естественно. Вообще для тренера лучше всего иметь двух сильных спортсменов, которые конкурируют между собой. Это здоровое соперничество помогает добиваться высот.
— А спортсменам разве не обидно от того, что внимание их тренера распыляется на других? В некотором роде вы сами были в такой ситуации, красовой также тренирооисиненков, хотя они и были танцорами и с вами не конкурировали.
— У нас всё-таки были разные виды, даже по времени тренировки не совпадали. Конкуренции у нас не было. А вообще, если в группе есть сильные спортсмены, то это идёт в плюс. Взглятберидзе. У неё даже не две девочки, а целая плеяда. Они между собой соревнуются, и это даёт свои плоды.
— Несколько разочаровали на чемпионате мира Евгения Тарасова и Владимир Морозов. Что думаете об их четвёртом месте?
— Ребята уже давно катаются, прошли два олимпийских цикла. Может, со следующей попытки они смогут оказаться выше всех? Они очень хорошие, перспективные и всё ещё молодые, хотя и выступают довольно долго.
— У Евгении были одни и те же ошибки на прыжках в обеих программах. Какие можно сделать из этого выводы, исправимо ли это?
— Об этом лучше спрашивать её тренера: как они подводили пару и над чем работали. Если это постоянная ошибка, то нужно что-то менять и искать новые подходы к упражнению.
— Вообще именно прыжки являются для парников самой большой проблемой. Ошибки на выбросах и тем более на подкрутках и поддержках мы видим гораздо реже. Почему так происходит?
— Не скажу, что это является настоящей проблемой. Есть же пары, которые прыгают хорошо. В паре очень важно партнёрство. Можно поставить двух одиночников рядом, но это не значит, что они оба будут хорошо прыгать. Они будут друг другу только мешать. Важно умение партнёров — и одного, и второго — всё делать вместе и помогать друг другу. Нет, я бы не делал акцент на прыжках, это лишь один компонент, необходимый парникам. Им ещё нужно быть сильными, растянутыми, собранными. Это многогранный вид спорта.
— Как вы относитесь к разговорам о том, что парное катание может быть исключено из программы Олимпийских игр? Иногда мы не видим его на Универсиадах и на этапах юниорского Гран-при
— Соревнования в парах отменяют не потому, что это какой-то плохой вид, а из-за его сложности, о которой я только что рассказал. Во многих странах просто нет пар, а на Универсиадах мы можем увидеть участников всего из двух-трёх национальных команд. Парное катание — это самый интересный и сложный вид. В нём партнёрша несёт не меньшую нагрузку, чем мужчина, а то и большую. Не всем дано выступать в парах. Одиночники ещё могут отвечать только за самих себя — что хочу, то и делаю, сегодня занимаюсь, а завтра нет. В паре так нельзя, нужно всегда быть в работе и деле.
— Но эти разговоры и общая тенденция вас не тревожат?
— Абсолютно нет. Об исключении и речи быть не может.
— В парном катании крайне редко кому-то удаётся выиграть две Олимпиады подряд. С чем это может быть связано?
— Во-первых, сложно поддерживать так долго форму. Парное катание само по себе сложное, и оно всё время усложняется. Во-вторых, спортсменов немного сбивают шоу. Зачем, грубо говоря, ломаться и получать травмы в спорте, если можно выступать в шоу, хорошо себя в них чувствовать и ещё получать гонорар? Это всегда была беда у американцев. Как только у них кто-то выигрывал медаль, то сразу уходил в балет на льду и прочие шоу. Мы сейчас тоже от этого немного страдаем.