Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Аленичев о своём «багаже», доброте и месте в истории

Главное преимущество окончания карьеры — масса свободного времени. Об этом в интервью программе «Смол Ток» заявил известный российский футболист . По его словам, он добрейший отец, из-за чего часто страдает, так как трое его детей нередко садятся на шею. Специалист признался, что не против возглавить «Краснодар», а также отметил, что никогда не станет работать в или . Победитель Лиги чемпионов и Кубка рассказал, как относится к заявлениям о том, что оставил Массимо Каррере в чемпионский багаж, и объяснил, почему не хочет работать экспертом на телевидении.
«После неудачных матчей порой доходило и до драк»
— Вы кажетесь очень уравновешенным человеком. Можете вспомнить свой самый дерзкий поступок?
— Действительно, меня очень сложно вывести из равновесия. Но, как и любой нормальный человек и футболист, я тоже не без минусов, поэтому на поле поступки со знаком минус происходили. Вспоминаются два. Речь о красных карточках, которые я получил, выступая за границей. Первую мне показал Пьерлуиджи Коллина, когда я играл за итальянскую «Рому», за то, что сцепился с соперником. Потом, признаюсь, было очень стыдно. Вторую получил в «Порту». Не согласился с решением судьи, и он меня удалил. В обоих матчах обошлось без поражений, в противном случае грозил бы большой денежный штраф.
— Будучи тренером, вы когда-нибудь ругались так, что по раздевалке летали бутсы?
— Случалось, конечно. Особенно после неудачных матчей. Где-то я сам был неправ, где-то — партнёры. Это в футболе в порядке вещей. Все могли предъявить друг другу претензии и поговорить на повышенных тонах. Порой доходило и до небольших драк. Летали не только бутсы, но ещё и одежда, бутылки с водой.
Один раз, когда уже работал главным тренером в «Енисее», тоже разозлился. После первого тайма моя команда проигрывала со счётом 0:3, я был крайне зол. Швырял мячи по всей раздевалке. Ребята, зная мой характер, удивились, ведь внешне я всегда спокоен. К сожалению, тот мой поступок никак не повлиял на ход матча — во втором тайме мы пропустили ещё два (мяча. — RT).
— Были ли матчи, когда вас трясло перед выходом на поле?
— Их было несколько. Как раз финал ЛЧ с «Монако» в 2004-м. Решающая встреча Кубка УЕФА с «Селтиком» годом ранее. Да и перед финальными встречами Кубка России присутствовало волнение, мандраж. К счастью, я всегда с ним справлялся, поэтому и посчастливилось с партнёрами выиграть достаточно серьёзные трофеи.
— Какой свой гол пересматриваете чаще всего?
— Прозвучит нескромно, но это два мяча, которые мне посчастливилось забить в финалах еврокубков: «Селтику» в Кубке УЕФА и «Монако» в Лиге чемпионов. Не могу сказать, что часто их пересматриваю. Подобное происходит крайне редко — может быть, раз в полгода либо когда кто-то присылает видео. Это прошлое, а жить нужно настоящим и будущим.
— Кто из всех ваших одноклубников ел больше всех?
— Бразильские футболисты в «Порту». Они любили покушать, особенно сырое мясо. Деко и Дерлей ели очень много. Жозе Моуринью не запрещал — все профессионалы. Главное, чтобы не было лишнего веса.
— Вы, наверное, самый успешный российский футболист. О чём-нибудь жалеете?
— Никогда в жизни ни о чём не жалею. Это неправильно. Может быть, если бы жалел, то не достиг бы таких высот. Конечно, случались ошибки, которых можно было избежать, но, вероятно, они только помогли мне в конечном итоге стать неплохим футболистом.
— Какое место вы бы отдали себе в списке 100 лучших российских футболистов в истории?
— Последнее, поскольку у меня были прекрасные партнёры и в , и в «Спартаке». Плюс в России выступало немало сильных футболистов, против которых мне довелось играть. Так что себя отправлю в последнюю десятку этой сотни.
— Три лучших футболиста РПЛ прямо сейчас?
— На первом месте , на втором — Хвича Кварацхелия, а на третьем — . Натурализованный бразилец играет на стабильно высоком уровне на протяжении девяти лет. Квинси Промес, если продолжит действовать так, как в последних матчах, тоже попадёт в эту тройку. Лучший вратарь? Безусловно, .
— Могут ли и Арсен Захарян стать новыми Аленичевыми?
— У них всё для этого есть. Я бы назвал также Кварацхелию. Он очень хорошо играет в «Рубине». Константин Тюкавин в неплох. Эта четвёрка сейчас считается самой перспективной в России. Желаю, чтобы они здесь достигли своего максимума, а потом пошли по моим стопам и уехали в более сильные чемпионаты: в Италию, Испанию, Англию.
— Есть ли в мире футболист, который напоминает вам себя?
— По фактуре, наверное, Андреас Иньеста и Хави. Они приблизительно одного со мной роста и обладают схожей техникой и игровым мышлением. Но по футбольным меркам оба, конечно, мастеровитее. Также всегда нравился , однако он всё-таки достаточно крупный.
«Папа с мамой не могли затащить меня домой даже на ужин»
— Сколько вы прибавили в весе с тех пор, как завершили карьеру?
— Два килограмма. Я закончил в 2006-м, а спустя два года провёл прощальный матч на стадионе «Локомотив». Приехали ветераны мадридского . Собрал своих ребят из «Спартака», и мы сыграли с ними — 4:4. На тот момент я весил 70 кг, а сейчас — 72. Хотя некоторые мои партнёры прибавили и по 10 кг, и по 15. А другие — например, Валера Карпин или Лёша Смертин, — наоборот, похудели. Смотришь на того же Карпина по телевизору — и кажется, что он скинул, хорошо держит себя в тонусе.
— В чём главная прелесть жизни после окончания карьеры?
— Появляется масса свободного времени. Когда играл в футбол, не было возможности даже передохнуть. Постоянные переезды, ежедневные тренировки, гостиницы. Поэтому после окончания карьеры чувствовал себя непривычно. Лезли в голову мысли о том, чем я должен заниматься, в какой сфере искать себя. Это был непростой период, но потом я привык и начал наслаждаться жизнью. Поставил перед собой задачу стать главным тренером и уехал работать в Тулу.
— Почему ваши дети рождались в годы проведения чемпионатов Европы?
— Ух ты... Я даже об этом не думал. Просто так у нас получилось с женой. Возьму себе на заметку. Мало того, свадьба у нас состоялась 29 февраля. Приходится отмечать годовщину раз в четыре года.
— Вы добрый папа или строгий?
— Добрейший. Иногда страдаю от этого, потому маленькие сразу садятся папе на шею. А если бы папа вёл себя немного серьёзнее, не было бы такого разгильдяйства, которое присутствует у моих детей. Сын Даниил так любил конструктор лего, что приходилось скупать половину магазина. Но лучше это, чем компьютеры и смартфоны. Всё сидят, зрение портят... Когда был маленьким, у меня телефона не было, я уходил во двор, где с утра до вечера играл в футбол. Папа с мамой не могли затащить домой даже на ужин. Кричали в окно, а я ни в какую: футбол, футбол, футбол.
— Чем вы больше всего гордитесь в жизни (необязательно в футболе)?
— Своими детьми. Очень рад, что у меня их трое: одна дочь и двое сыновей. Это счастье для каждого отца.
— Болельщики любя называют вас Алень. А с каким животным вы бы себя сравнили?
— Понятно, почему так прозвали, раз фамилия Аленичев. Олень быстрый, но сейчас скорость у меня уже не та, как в 20 лет. Вот возьмите видеокассету и посмотрите. Бегал я тогда приблизительно так же быстро, как и олени.
— Какая любовь сильнее — к человеку или к футболу?
— Конечно, к человеку. Футбол сегодня есть, а завтра может не быть, хотя его я тоже очень люблю. Но, возможно, наступит такой момент, когда скажу себе: «Всё, надоел мне этот футбол за всю жизнь». А к своей семье любовь не пропадёт никогда, и это самое главное.
— Где бы вы хотели встретить старость?
— В России, дома. Точнее, в Подмосковье, где сейчас проживаю. А родился я в маленьком городке Великие Луки и в Москву приехал играть в футбол.
— Какую книгу прочли последней?
— В «Роме» учил итальянский язык, но, когда закончил карьеру, начал его подзабывать. Честно признаюсь, последняя книга была как раз на итальянском, чтобы немного вспомнить его.
— Кого вы считаете лучшим другом в мире футбола?
— На данный момент у меня близкие отношения с , , . С Жозе Моуринью мы теперь коллеги. и , которые тренировали меня в «Спартаке», низкий поклон. Отмечу и , с которым работал в Европе, а теперь он возглавляет сборную Португалии.
— Что-нибудь написали Моуринью после вылета «Тоттенхэма» из Лиги Европы?
— У нас с Жозе очень хорошие отношения, мы практически всегда на связи. После побед его команд могу написать сообщение, или он меня поздравит с какими-то праздниками. Можно ли нас назвать друзьями? Всё-таки Моуринью постарше. Скорее, хорошими приятелями. Это замечательный человек и тренер, который очень многое дал мне и завоевал огромное количество трофеев. Конечно, после поражения от загребского «Динамо» решил его не беспокоить. Думаю, будет более приятный повод напомнить о себе.
«Каррере надо сказать спасибо за это чемпионство»
— Что вы кладёте в чемодан, когда куда-нибудь едете?
— Если отправляюсь за границу, обязательно беру теннисную ракетку. Сразу скажу, на отдыхе стараюсь обойтись без футбола. Мне хватает его в Москве.
— А что такое «багаж Аленичева»?
— Это чемодан, в котором лежала вся форма. И я Массимо Каррере его оставил. Собрал туда вещи, ракетку.
— Бывает грустно от того, что всё сделали вы, а выиграл Каррера?
— Нет. Значит, так и должно было произойти. Самое главное, что «Спартак» выиграл. Да, мы команду подготовили, но кто работал до Массимо — вопрос второстепенный. Во главе угла в любом виде спорта стоит результат, и Каррере надо сказать спасибо за это чемпионство.
— Это надо у Саши спросить. Учитывая его высказывания, Мостовой не любит не только Тедеско. У него есть какая-то ревность ко многим тренерам, да и к футболистам тоже.
— Зачем ЦСКА Ивица Олич и чем он лучше ?
— Мне тоже сложно сказать, почему выбор пал на хорвата. С одной стороны, он здорово проявил себя в ЦСКА и был одним из лучших легионеров команды. Поэтому в какой-то степени его назначение закономерно и приятно для болельщиков красно-синих. С другой — Ивица ещё никогда не работал главным тренером. Но сейчас судить сложно, должно пройти время. Возможно, в оставшихся турах РПЛ армейцы покажут такие результаты, что в клубе назначение Олича признают правильным ходом. Пока же это загадка для всех.
— Когда у ЦСКА закончится «багаж» ?
— Думаю, в этом случае никакого багажа и не было. «Багаж Аленичева» в «Спартаке», как говорили болельщики, наверное, присутствовал.
— Быть главным в «Краснодаре» или помощником в «Спартаке»?
— Главным в «Краснодаре». Через тяжёлые времена проходят все команды: и «Зенит», и «Спартак», и ЦСКА. Южане мне нравились всегда. Это симпатичная команда со своим почерком, которая демонстрирует атакующий футбол.
— В каком клубе РПЛ или ФНЛ вам интереснее всего было бы поработать?
— Хотел бы поработать с командами, которые ставят перед собой серьёзные задачи, если такие предложения, конечно, поступят. Есть и такие коллективы, которые борются за выживание. Это всегда серьёзный стресс для тренера. Сейчас в «Роторе» поменяли наставника. Пришёл Юрий Батуренко, которому очень сложно будет удержать волгоградцев в РПЛ. Такое не для меня.
— При каком условии вы бы согласились стать тренером «Зенита»?
— В «Зените» точно не буду работать никогда. В ЦСКА тоже не пойду. Это всегда были принципиальные соперники. Любимый клуб? Конечно, «Спартак». Я же там играл. Красно-белых я тренировал, но, может быть, снова их возглавлю. А может, и сбСейчас в ней трудится Стно не будет же он работать там всю жизнь. Не исключено, что хорошо зарекомендую себя в каком-нибудь клубе — и мне скажут: «Дмитрий Анатольевич, приглашаем вас в национальную команду».
— Чем бы вы занялись, если бы пришлось пять лет пробыть вне футбола?
— Без футбола себя не мыслю. Не могу представить, что я пять лет не буду никого тренировать. Просто работал бы с детьми, что сейчас и делаю. Мне это нравится. У меня своя академия, где занимаются ребята от пяти до 14 лет. Конечно, я тренирую их не каждый день, для этого есть специальный штаб, но, как президент академии, уделяю ей очень много времени.
— Почему не приходите на телевидение и не выступаете в роли эксперта, как Ан
— Честно говоря, многие приглашают, но я не люблю публичность. Даже когда был футболистом, всегда говорил, что лучше показывать себя на футбольном поле, чем по телевидению. Но есть группа людей, которая делает наоборот: играет плохо, но хочет светиться на публике.
— Вам не терпится вернуться к тренерской работе?
— Очень. Всё-таки я отдыхаю уже два года. Это достаточно большой срок. Есть желание вернуться. Надеюсь, летом всё получится.