Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Корона жмёт: российских биатлонистов могут не допустить до Кубка мира

В по биатлону сложилась неприятная ситуация с коронавирусом. В общей сложности им переболели порядка десяти спортсменов и ещё несколько человек из персонала команды. Перед выездом в Финляндию все прошли тесты и автобусами из Санкт-Петербурга отправились в Контиолахти. По приезду их ждёт обязательный внутренний тест от организаторов. По законам Финляндии, все контактировавшие с заболевшим должны сесть на десятидневный карантин, а значит команда сильно рискует, ведь коварный вирус может проявить себя спустя несколько дней. NEWS.ru разбирался, в чём заключаются сложности жёстких карантинных правил, можно ли было избежать проблем заранее и на что станет похож сезон, если такие «драконовские» правила будут действовать и дальше.
«Теперь мы носим маски и пользуемся антисептиками»
В России принято уповать на авось в любой ситуации. В биатлонной сборной до поры до времени какие-либо жёсткие меры отсутствовали. Спортсмены «мотались» между сборами домой, контактировали с внешним миром и другими командами и жили себе припеваючи, пока «на огонёк» не заглянул коронавирус. «Нулевым» пациентом, хотя источников заражения могло быть и несколько, стал , о положительном тесте которого пресс-служба СБР сообщила 19 октября. Сейчас он благополучно переболел и прошёл отбор в команду. Кроме того, у него выработались антитела, а потому в ближайшие полгода, то есть до конца сезона, он может не переживать.
Однако одним Петром дело не ограничилось. В мужской сборной на протяжении следующих пары недель из-за COVID-19 последовательно выбыли из строя , и Кирилл Стрельцов. Последний успел пробежать при этом спринт, когда уже, судя по всему, был инфицирован, и чудо, если никто из других участников гонки не заразился. Поршнев же, перед тем как заболеть, между сборами успел съездить в Тюмень, где встретился со своей супругой, биатлонисткой сборной Анастасией Поршневой. Сама она на старт благополучно вышла, а вот сразу четыре подруги по команде — Светланасияорития в гонках так и не приняли. Последняя всё межсезонье проявляла себя как один из лидеров команды, а потому даже старший тренер Михаил Шашилов признал, что это потеря. Что касается Мироновой, то в отличие от остальных троих она ОФИЦИАЛЬНО коронавирусом не болела. У неё диагностировали лишь простуду, а потому она будет в составе на Кубок мира. Но вдруг вирус долго у неё прятался, чтобы проявить себя в самый неподходящий момент?
Однако практика показывает, что нередко случаются и ложноотрицательные тесты и диагноз ОРВИ в России можно поставить, когда это необходимо и выгодно. К счастью, никто из спортсменов не перенёс болезнь в тяжёлой форме. Всё-таки молодые тренированные организмы справляются с этой загадочной хворью действительно, как с обычной простудой в лёгкой или почти бессимптомной форме. С другой стороны, на пике формы всякие вирусы легче проникают в организм. Лишь после того как случаи заражения приняли поистине массовый характер, были введены строгие карантинные меры. Так, во время контрольных соревнований у женщин на трассу не пускали никого из посторонних. Охрана развернула даже одного из спортивных руководителей Тюменской области к его огромному неудовольствию.
Мы сейчас усилили меры предосторожности: маски, перчатки, антисептики и вот это всё. Когда видишь случаи заражения вот так близко, то понимаешь, что тут нельзя быть слишком осторожной, — рассказала Ирина Казаке«Спорт-Экспресс».
К руководству СБР и тренерскому штабу сборной в этой ситуации только один вопрос: «Почему только сейчас и где же вы были раньше, дорогие наши специалисты?».
По суровым финским законам
В официальном антикоронавирусном регламенте Международного союза биатлонистов (IBU) нет пункта, по которому в случае положительного теста снимали бы всю команду, однако законодательство Финляндии предполагает карантин для всех контактировавших с заболевшим сроком на 10 дней. При этом там вряд ли будут разбираться, в каком автобусе ехал сдавший положительный тест спортсмен и с кем он успел подержаться за ручку, а к кому не приближался ближе десяти метров. Потому заявление Виктора Майгх автобусах и попытке не класть все яйца в одну корзину вряд ли спасёт от проблем. Пример бобслеистов, которые остались без стартов в Латвии, стал хорошим отрезвляющим звонком для представителей всех остальных зимних видов спорта, но в биатлоне уже ничего не изменить и остаётся уповать только на провидение.
Выезд на соревнования стал сродни походу по минному полю. Даже три-четыре теста на весь белый цирк могут значительно ослабить конкуренцию на соревнованиях и оставить Кубок мира без нескольких сильных команд, причём такие ситуации по ходу сезона неизбежны. О какой уж тут объективности результатов можно говорить? Преимущество будет у тех, кто уже переболел. В то же время все команды находятся в равных условиях и попасть под карантин и не выйти на старт может любая сборная. Однако россияне рискуют больше других именно потому, что вирус в команде гуляет уже давно и с изрядной периодичностью проявляет себя то тут, то там. Моментом истины для наших биатлонистов станет 23 ноября, когда команда сдаст первый обязательный тест. Если всё обойдётся, скорее всего, спортсмены выйдут на старт. В противном случае они точно пропустят первый этап Кубка мира и в лучшем случае вернутся в строй к началу второго со всеми вытекающими последствиями в виде сорванного тренировочного процесса.
Можно ли было этого избежать?
Да, если, во-первых, с начала первого снежного сбора поместить спортсменов в закрытый «пузырь» и продержать без контактов друг с другом на первом сборе до результатов всех тестов. Именно так делает UFC при заезде бойцов на место проведения турнира, и это позволяло избегать вспышек заболеваемости и изолировать всех заражённых. Во-вторых, если уж стало известно, что в команде есть такая проблема, можно было бы приехать в Контиолахти заранее, как это сделали украинцы. У них тоже было выявлено несколько положительных тестов, но команда прошла полноценный карантин, остановила распространение инфекции и теперь спокойно готовится к старту. Выезд же россиян за неделю до первой гонки из охваченного высокой заболеваемостью Петербурга — это очень большой риск.
Живущий в Финляндии мой знакомый и хороший приятель бывшего главного тренера сборной России Анатолия Ховоссам российской команды пойти по такому пути, но к нему никто не прислушался. СБР сейчас не в том состоянии, чтобы позволять себе дорогостоящий заграничный сбор и дополнительные тесты, которые в Европе стоят 190. Однако отказ от страховки с риском всей командой пропустить несколько важных стартов может стоить гораздо дороже. Это и недополученные призовые, и потраченные на ветер деньги на отели, и потери важных очков в зачёте Кубка наций. Кажется, что со сменой руководства умение стратегически мыслить и планировать в СБР так и не пришло, а спортсмены могут вновь стать крайними из-за мисменеджмента. Нам же остаётся держать кулачки, чтобы всё обошлось и 28 ноября звонкий голос русского биатлона Дмитрий Губеобщил: «Сегодня сборная России выйдет на старт в боевом составе».