Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Свастика на снегу     

IV зимняя Олимпиада прошла 85 лет назад - в феврале 1936 года в городе, образованном накануне спортивного форума из двух старинных поселений – Гармиша и Партенкирхена.
Свастика на снегу
Фото: Русская ПланетаРусская Планета
На Игры в Германию приехало 756 спортсменов из 28-ми стран мира. Среди участников не было представителей СССР, поскольку наша страна не входила в Международный Олимпийский комитет.
На открытии Игр присутствовало более 50-ти тысяч человек. Но они собрались не только ради спорта.
В Гармиш-Партенкирхен прибыл Адольф Гитлер. Американский лыжник Альберт Уошберн вспоминал:
«Мы могли слышать усиливающийся гул. Когда Гитлер достиг долины, то ее полностью захлестнули крики «Зиг хайль!», «Зиг хайль!» Всех присутствовавших в то время в баварском местечке охватил немыслимый экстаз. Уошберн и его супруга, не симпатизировавшие национал-социалистам, поддались настроению толпы и тоже вскинули в приветствии правые руки
Кроме Гитлера, на открытие олимпиады прибыли Йозеф Геббельс, и другие приближенные фюрера. Вместо «Олимпийского гимна» на стадионе раздалась нацистская мелодия «Хорст Вессель» и гимн «Германия превыше всего». Лишь после этого началось открытие соревнований.
В Берлине грохотали литавры
1936-й был четвертым годом власти Гитлера и национал-социалистической партии. Вожди Третьего рейха уже не прятали своих агрессивных замыслов - аннулировали военные статьи Версальского договора, венчавшего Первую мировую войну, и ввели всеобщую воинскую повинность. Был принят закон о создании новых вооруженных сил Третьего рейха – вермахта.
Однако, европейские лидеры словно не замечали, как немецкий зверь набирает силу и какие бесчеловечные порядки насаждаются в Третьем рейхе. Да и к фюреру, источавшему широкие улыбки, европейские лидеры относились довольно легкомысленно и даже считали, что он не лишен обаяния.
Но буквально через три недели после олимпиады Гитлер показал свое истинное лицо, приказав ввести немецкие войска в Рейнскую демилитаризованную зону. Еще через два года произошел аншлюс – Германия захватила Австрию и включила ее в состав Третьего рейха. В 1939 году началась Вторая мировая война, и в ее пламени погибли спортсмены из разных стран. Некоторые были участниками зимних Игр-1936
Стоит напомнить, что далеко не все зарубежные атлеты хотели ехать в страну, наводненную эсэсовцами в пугающей черной форме и пестревшую знаменами со свастикой. У «оппозиционеров» появилась идея провести так называемую народную олимпиаду в Барселоне. В ней выразили желание участвовать шесть тысяч спортсменов из 22-х стран, в том числе из Советского Союза.
Однако, в Испании разразилась Гражданская война. К тому же, многие члены Международного олимпийского комитета были против бойкота олимпиады. Да и нацистам некоторые из них относились благосклонно. К примеру, основатель МОК и его первый президент, француз охарактеризовал Гитлера, как «одного из лучших творческих духов нашей эпохи». Под стать ему был глава Олимпийского комитета США Эвери Брендедж. Он говорил о существовании «еврейско-коммунистического заговора», нацеленного на то, чтобы Соединенные Штаты бойкотировали Игры.
Но американская команда приехала в Германию. Отказался от вояжа лишь конькобежец из этой страны Джек Ши. Его примеру последовали другой конькобежец - Бернт Эверсен из Норвегии и пара французских фигуристов Андре и Пьер Брюне.
«Чистота» расы и грязь фашизма
В 1935 году члены МОК совершили инспекционную поездку в Германию и всем остались довольны. Ну а то, что им не нравилось, они старались не замечать. В итоге этой стране оставили возможность провести не только зимние, но и летние Игры (такое решение было вынесено еще в 1931 году, до прихода Гитлера к власти).
Однако, в 1936 году национализм оккупировал все сферы жизни в Германии, в том числе, спорт. Набирали силу гонения на евреев, представители этой национальности изгонялись из секций, клубов. Более того, им даже запрещалось надевать физкультурную форму, заниматься ходьбой и пешим туризмом, появляться в бассейнах.
Из состава сборной Германии вывели теннисиста Даниэля Пренна. Так же поступили с легкоатлеткой Гретель Бергманн. Боксера Эриха Зелига вынудили отказаться от титула чемпиона страны. Эмигрировал из страны Готфрид Фукс, бывший форвард сборной Германии (на Олимпиаде в Стокгольме в 1912 году в матче с Россией он забил 10 мячей – В.Б.) Трехкратный чемпион первых Олимпийских игр 1896 года Альфред Флатов вынужден был закрыть гимнастический клуб и свернуть велосипедный бизнес. Через несколько лет он попал в концентрационный лагерь в Терезине, где погиб.
Тем не менее, когда пришло время защищать честь немецкого спорта, нацисты забыли о «чистоте» расы и призвали некоторых спортсменов-евреев в сборную Германии. Одним из них был хоккеист Рудольф Балль. Он жил за границей, когда ему предложили войти в состав национальной команды. Конечно, он не хотел выходить на лед в форме со свастикой, но ему предложили компромисс – после олимпиады в Гармиш-Партенкирхене Баллю разрешили вывезти родителей из Германии. И он согласился сыграть за сборную
Чтобы немного рассеять смрадный дух фашизма, витавший над олимпиадой, президент МОК, бельгиец Анри де Байе-Латур потребовал от немецких властей, чтобы они прекратили пропаганду «политического, расового, национального и религиозного характера». Нацисты обещали убрать все антисемитские лозунги. Тем не менее, «лакировка» удалась не полностью.
В некоторых местах по-прежнему красовались гнусные таблички вроде «Собакам и евреям вход запрещен». Это возмутило Анри де Байе-Латура, который обратился за разъяснениями к Гитлеру. Тот пытался возражать: «Простите, но когда вас приглашают в гости, вы же не учите хозяев, как ухаживать за домом».
Бельгиец возразил: «Господин канцлер, это совсем другое дело. Когда на стадионе вывешивают флаг с пятью кольцами, это уже не Германия. Это - Олимпия. И мы здесь хозяева». После этого Гитлер велел убрать оскорбительные таблички. Ему так хотелось выглядеть благообразным джентльменом. И кое-кто в это поверил.
Нацисты играли в свои «игры»
«Сколько труда, времени, доброжелательности и личных жертв потребовалось в прошлом году от тысяч немцев и друзей немецкого народа, -писал о подготовке к олимпиаде «Имперский спортивный журнал». - Это была настоящая битва, которая теперь уже осталась в прошлом, открывая путь к решающим схваткам наступившего года».
Нельзя не отметить, что все спортивные объекты в Гармиш-Партенкирхене были подготовлены прекрасно. Это касается лыжного трамплина, снежных трасс, зимнего стадиона, где мерились силами конькобежцы, ледовой арены для проведения турнира по хоккею и соревнований фигуристов.
К услугам туристов были многочисленные ресторанчики и кофейни, где их ждало угощение и гостеприимство хозяев заведений. Впечатление портили лишь флаги со свастикой, плакаты НСДП и портреты человека с усиками.
Национал-социалисты, использовавшие олимпиаду для пропаганды режима, были готовы ответить на любой вопрос иностранцев, повторяли, что им нечего скрывать от гостей. Журналистам были даже готовы показать концентрационный лагерь Дахау, чтобы те убедились, что нацисты держат там не своих политических противников, а уголовников. Впрочем, в то время нацистский террор еще не наступил
Естественно, хозяева надеялись, что немецкие атлеты порадуют страну победами. Однако эти надежды оправдались не в полной мере. В неофициальном командном зачете первое место завоевала команда Норвегии, которая по численности больше чем в два раза уступала немецкой. Скандинавы завоевали полтора десятка медалей - из них - 7 золотых. Второе место заняли спортсмены Германии - 6 наград – половина золотых. Третьей стала команда Швеции. Северяне получили даже больше медалей, чем немцы, но уступили им по количеству высших наград – 2.
Большинство медалей команда Германии завоевала в горнолыжном спорте – четыре. Олимпийской чемпионкой стала Кристль Кранц. Ее брат Руди, который также был горнолыжников и выступал на Играх 1936 года, погиб 22 июня 1941 года. Возможно, он был среди тех, кто перешел границу СССР в составе вермахта
«Вокруг много эсэсовцев и военных, но пейзаж Баварских Альп, особенно на восходе и закате, великолепен, - писал в книге «Берлинский дневник» американский журналист , - горный воздух опьяняет, румяные девушки в лыжных костюмах в основном весьма привлекательны, сами игры захватывают, главным образом опасные прыжки на лыжах с трамплина, гонки на санях (тоже очень опасные, иногда воспринимаются как вызов смерти), хоккейные матчи и фигуристка Соня Хейни. А в общем-то нацисты проделали великолепную пропагандистскую работу. Они произвели огромное впечатление на иностранных гостей тем, с каким размахом и как гладко провели эти игры, а также понравились своими хорошими манерами, которые нам, приехавшим из Берлина, конечно, казались наигранными...»
Между прочим, и следующие зимние Олимпийские игры - 1940 года тоже собирались провести в Гармиш-Партенкирхине. Но в то время на планете уже бушевала Вторая мировая война. На смену спортивным снарядам пришли боевые
Родина дороже золота
Советская пресса не упоминала о зимней Олимпиаде в Германии. Видимо потому, что такие соревнования считались «буржуазными». И от того, что отношения между СССР и Германией были враждебными. В дни Игр-1936 главная газета страны «Правда» сообщала о достижениях отечественных спортсменов. В частности, о выступлении советских конькобежцев на соревнованиях Рабочих союзов Норвегии, Финляндии, Швеции и СССР. Там Валентина Кузнецова установила новый мировой рекорд на дистанции 1000 метров.
Читатели «Правды» узнали, что десять лыжниц московского Электрозавода имени Куйбышева завершили лыжный пробег Москва – Тюмень протяженностью 2100 километров. В это время в Киеве только начинался велопробег вдоль границ СССР. На старт вышли лучшие пограничники-динамовцы Украины. Они собирались преодолеть расстояние в 30 тысяч километров - доехать до берегов Тихого океана и возвратиться в столицу республики.
Еще одно достижение, но производственное – при отковке коленчатого вала установил кузнец горьковского автозавода имени Молотова Александр Бусыгин. При норме 525 штук он отковал 1,467 валов. Из этого количества было отбраковано всего два.
Американцы позвали Бусыгина на в Детройте, обещая платить за работу золотом. На это Бусыгин ответил: «Передайте Форду, что для нас Родина дороже золота».