Премьер-лига
Футбол
Хоккей
Матч-центр
Бокс
MMA
Автоспорт
Теннис
Баскетбол

Что может стоять за разговорами о потенциальном сотрудничестве Трусовой и Арутюняна

Известный американский тренер прибыл в Москву, в то время как его звёздный подопечный Нэйтан Чен выступил в составе сборной США на командном чемпионате мира по фигурному катанию в Осаке. По неподтверждённой информации, специалист может начать сотрудничать с бронзовым призёром первенств мира и Европы , которая в настоящий момент работает под руководством . О том, насколько вероятно такое партнёрство и кто способен от него выиграть, — в материале RT.
Лететь вместе с Ченом в Японию Арутюнян не планировал изначально — ещё в Стокгольме тренер сказал в интервью RT, что уходит в отпуск, который планирует провести в Тбилиси, а затем на несколько дней заглянет в Москву проведать родственников супруги.
«Разумеется, я спросил у Нэйтана, хочет ли он, чтобы я поехал с ним на командный турнир. Он сказал мне, что в этом нет никакой необходимости. Мы оба понимаем, что олимпийский сезон придётся начинать раньше, поскольку главный старт пройдёт не в конце марта, а в феврале, соответственно, хорошо бы успеть отдохнуть, прежде чем браться за предсезонную работу. Тем более что у Чена имеется достаточно большой опыт самостоятельных выступлений. Он очень часто катался без меня, когда был маленьким, самостоятельно ездил на второстепенные американские отборы. Я уже тогда ему объяснил: если он не сумеет справляться с этой задачей, не научится концентрироваться и самостоятельно принимать решения — ни я, ни кто-то другой точно ничем не сможет ему помочь, когда дело дойдёт до более серьёзных стартов», — пояснил тренер.
Доверие наставника спортсмен полностью оправдал, выиграв в Осаке как короткую, так и произвольную программу у двукратного олимпийского чемпиона Юдзуру Ханю, а вот Арутюнян, сам того не желая, оказался в эпицентре российских спортивных новостей после визита в академию Евгения Плющенко по личному приглашению экс-фигуриста.
Стоило Рафаэлю и Евгению публично заявить о том, что в числе прочего они обсуждали варианты возможного сотрудничества, тут же родилась версия: приезд Арутюняна в Россию и его визит в школу двукратного олимпийского чемпиона может означать, что в самое ближайшее время он будет привлечён к подготовке Александры Трусовой. Но реально ли это?
С одной стороны, да. К Арутюняну в Калифорнию на протяжении нескольких лет приезжали на предсезонную пя стаил Коляда. Позапрошлым летом тренер принимал у себя все три сильнейшие китайские пары, консультировал многих канадских и американских одиночников, что совершенно не препятствовало его основной работе с Ченом. Шесть лет назад специалист признавался в одном из своих интервью, что ему хотелось бы работать не столько со спортсменами, сколько с молодыми тренерами, желательно — с российскими, поскольку их отличает от иностранцев совершенно иной уровень базового мастерства.
«Видимо, приходит время, когда ты понимаешь, что работать только с фигуристами становится уже не так интересно, как раньше, — пояснил тогда Арутюнян. — Было время, я не спал ночами. Просыпался, вставал перед зеркалом и проверял позиции, пытаясь понять, как всё это может работать на льду. Если бы кто меня тогда увидел, наверняка решил бы, что я сумасшедший. Выходные я ненавидел, потому что прекращался процесс познания. Ждал понедельника так, как большинство людей ждут субботу и воскресенье. Но дверка в настоящую тренерскую жизнь открывалась очень медленно. А когда открылась, я понял, что всё самое интересное уже прошёл. Поэтому, наверное, и возникла внутренняя потребность делиться знаниями с более молодыми коллегами».
Предварительная договорённость Арутюняна с Плющенко о сотрудничестве вполне может подразумевать подобную форму отношений. Причём не одностороннюю: имея определённые гарантии относительно льда и условий подготовки, Арутюнян без проблем может приезжать на тренировочные сборы в Россию вместе с Ченом, как когда-т каток ЦСКА приезжала трёхкратная чемпионка мира Мао Асада, а до неё — олимпийская чемпионка Турина Шизука Аракава, в подготовке которой, как и в случае с Асадой, принимала самое деятельнна Тарасова. Точно так же сам Плющенко может получить возможность провести вместе с Трусовой месяц-другой на базе Арутюняна в Калифорнии. Наставник известен своей щепетильностью в отношении чужих учеников и имеет репутацию человека, который никогда не пытался за спиной у коллеги-тренера перетащить к себе его спортсмена. Иначе говоря, он относится к редкому типу специалистов, для которых гораздо интереснее сам процесс тренерской работы, нежели звёздочки на условном фюзеляже.
Не так давно Рафаэль, правда, заметил, что не заинтересован тренировать российских одиночниц. Свою позицию в этом отношении он пояснил год назад (как раз в тот момент, когда Трусова уходила из «Хрустального» в академию Плющенко):
«Нужно понимать, что все российские спортсмены — и речь здесь не только о Трусовой — не выросли сами по себе. В них вкладывали свой труд, свои финансы определённые организации и определённые люди, поэтому любые переходы и уходы в России и воспринимаются настолько болезненно, — пояснил тогда Рафаэль. — Иностранные тренеры, как мне кажется, далеко не всегда это осознают. Думают: вот пришёл к ним спортсмен из России, они его могут взять и продолжать работать точно так же, как работают с любым другим фигуристом».
«Я, хотя и живу много лет в США и считаюсь американским тренером, эту специфику понимаю очень хорошо, — продолжил Арутюнян. — Считаю, что любые переходы российских фигуристов должны прежде всего досконально согласовываться и с бывшими тренерами, и тем более — с руководством национальной федерации фигурного катания. Нельзя просто так оторваться от прежней жизни и уйти в новую — это просто нереально. Это не та ситуация, когда спортсмен сам за себя много лет платил, сам выбирал себе тренера, параллельно нанимал других специалистов по своему усмотрению, которые тоже как-то принимали участие в тренировочном процессе, а потом вдруг решил всё поменять — и поменял, нанял новых людей за свои деньги. В России так быть не может. Там до сих пор многое держится на принципах и понятиях, заложенных ещё в советские времена».
Однако тренеру принадлежит и другое высказывание времён его ро Асадой:
«Это ненормально, что тройной аксель до сих пор не прыгает никакая другая спортсменка, кроме Асады. Думаю, в ближайшее время ситуация изменится, причём произойдёт это, скорее всего, в России. Слишком много там сейчас собралось сильных девочек. Кто-то из них наверняка попытается прорваться вперёд за счёт сложности. Я бы и сам хотел найти девочку, которая реально захочет делать такие прыжки».
За прошедшие годы в США такой девочки не нашлось. Но если договорённость с Плющенко о сотрудничестве будет достигнута, тренер может получить в лице Трусовой уникальную возможность поспособствовать появлению в мировом женском одиночном катании фигуры, равнозначной Чену, — спортсменки, которая пришла надолго и всерьёз. Наиболее уязвимая сторона российской фигуристки — отсутствие стабильности, но здесь стоит вспомнить, что Арутюнян в своё время сумел добиться стабильного исполнения прыжков и Баттла, в перспективы которого не верил тогда ни один канадский специалист, считая спортсмена крайне неустойчивым в плане соревновательной психологии. Когда Баттл стал чемпионом мира в 2008-м, Арутюнян отреагировал иронично, заметив, что в золотой медали канадца есть достаточно большой процент его труда. Сказал, комментируя прокат подопечного:
«До того, как мы начали вместе работать, Джеффри ведь не был сильным прыгуном. А на том чемпионате не упал только потому, что мы с ним сделали все прыжки в правильном направлении».
На просьбу расшифровать формулировку Арутюнян пояснил:
«В каждом прыжке есть три основные составляющие. Это направление, позиция и ритм. Если человек ошибается в направлении, это искажает позицию и меняет ритм. Так что всё очень просто...»
Насколько реальным и долгоиграющим способен оказаться нынешний американо-российский проект в условиях прогрессирующей пандемии коронавирусной инфекции, можно только гадать, хотя это тот самый случай, когда в выигрыше (если сотрудничество состоится) могут оказаться абсолютно все стороны, включая российскую федерацию фигурного катания, даже если коллаборация Плющенко, Трусовой и Арутюняна ограничится несколькими месяцами совместных тренировок на одном льду с Ченом. И кто знает, может быть, мы ещё не раз вспомним момент, когда выдающийся специалист пожертвовал днём своего отпуска ради того, чтобы заглянуть на один из московских катков?