Ещё
Про деда
Харийс Витолиньш вырос в самой хоккейной латышской семье: в хоккей играл не только его отец, но и дед, участвовавший в чемпионатах мира 1938 и 1939 годов — сборная Латвии занимала там 10 место. А современный Витолиньш был капитаном той команды латышей, которая в 2000 году обыграла Россию на чемпионате мира в Санкт-Петербурге и стала восьмой.
Что удобно: и отца, и деда Витолиньша тоже звали Харийс.
— Латыши раньше начали играть в хоккей с шайбой — и потом помогали русским осваивать эту игру, — рассказывает Витолиньш. — Мой дед участвовал в довоенных чемпионатах мира в составе сборной Латвии. Он любил и умел делать силовые приемы, подкатывался так, что люди в воздухе переворачивались, — примерно как Каспарайтис делал. Потом в советской печати были публикации, в которых по кадрам расписывалось, как правильно подкатываться под игрока и делать силовой прием. И мой дед был изображен на этих кадрах, то есть на его примере все объяснялось. Архив у нашей семьи большой, полный шкаф этих вырезок, но вот именно ту публикацию я никак не могу найти, времени не хватает. Но она там точно есть, я ее очень хорошо помню.
Моя бабушка собирала все материалы — про моих деда, отца, дядю. Мне нравилось приходить к ним и перебирать эти заметки. Как сейчас дети сидят в интернете, так я сидел в этом архиве. В некоторых публикациях деда называли не Харийс, а Гарис или Гарийс — я этого никак не мог понять. А бабушка мне объясняла, что нашу букву «х» русские меняют на «г».
Недавно по КХЛ ТВ я впервые увидел кадры, на которых мой дед с Чернышевым. Как я понял из того сюжета, называть штрафной бросок буллитом придумали мой дед и Чернышев. Во время штрафного броска игрок накатывается на вратаря, как бычок. А «бычок» в латышском — «буллитис». Самое интересное — я раньше даже не задумывался, почему эти слова так похожи.
Дед и отец были заняты хоккеем, мама работала, и в хоккей, в принципе, меня научила играть бабушка. Возила меня на все пруды, катки, стадионы. Она была такая, знаете, жесткая бабушка, спуску мне не давала. Как-то пошли в парк, там все играют в хоккей зимой. «Сейчас скажу, к каким ребятам пойдешь». Я пытался возразить: «Бабушка, ну как же так — я ведь там никого не знаю. Я не пойду туда!» А она мне: «Нет-нет, мне надо увидеть, как ты играешь против старших». И бабушка пошла, договорилась (ребята там были намного старше) — и меня приняли. И потом я с этой компанией очень долго играл.
Про Швейцарию
Витолиньш играл за рижское «Динамо», ездил в Америку, а потом десять сезонов отыграл в Швейцарии — и полагает, что именно эти десять сезонов создали базу для его тренерской карьеры.
— Помогло, что я в Швейцарии провел много лет, а тогда там разрешено было играть всего двум иностранцам в клубе, — говорит Харийс. — И если команда проигрывала, считалось, что виноваты иностранцы. Так что всегда нужна была суперготовность, чтобы тебя не выбросили. И я старался понимать, как лучше себя подводить к матчам, что полезно игроку, что нет. Вел какие-то записи для себя. Все делал осмысленно. Возможно, это в итоге и сработало.
— Вы тренировали в четвертом швейцарском дивизионе — как так получилось?
— Когда играть закончил, мне в Швейцарии предложили работу с детьми — при том клубе, в котором я играл пять лет. Я согласился. Первое время входил в тренерский штаб команд сразу нескольких возрастов — нет ничего лучше, чтобы набрать практики, понять механизмы тренерской работы. Кроме того, клуб отправлял меня на тренерские курсы на три года. После их окончания я получил категорию А, которая позволяла мне тренировать взрослые команды. И через некоторое время мне действительно дали взрослую команду из четвертого дивизиона. Мой обычный день выглядел так: я проводил три тренировки у детских команд разных возрастов, а вечером занимался со взрослыми. Так я проработал три года — и ни секунды об этом не жалею, это было очень полезно.
Про Пинск
Знарок и Витолиньш уже шесть лет возят свою команду на сбор в белорусский город Пинск. Выбор неочевидный, но, судя по результатам, это работает. На этом сборе хоккеистам приходится очень тяжело — поэтому, например, Николай Жердев, который за последние два года пять раз менял команду и создал себе довольно шаткую репутацию, перед Пинском самостоятельно прошел чуть ли не три сбора. Просто у пинского сбора «Динамо» уже такая слава: неготовым туда лучше не ехать. Начинается все, например, с теста Купера: за 12 минут надо пробежать 3 км или больше. Сдают почти все, кроме совсем уж тяжелых защитников.
— Основная задача сбора в Пинске — сплочение коллектива, — говорит Витолиньш. — Это реально жизнь по-спартански. Да, для работы там идеальные условия, но бытовые намного ниже того уровня комфорта, к которому все привыкли. Чтобы было понятно: это девятиэтажное студенческое общежитие, линолеум на полах, смена постельного белья раз в неделю, жара, отсутствие кондиционеров — на фоне трехразовых тренировок все это хорошо приземляет. Мы начали ездить туда еще с ХК МВД. До этого проводили сбор в Риге, но там не было все так компактно размещено, мы очень много времени теряли на разъезды. И вот однажды наш администратор предложил вариант с Пинском. Люди съездили посмотреть, вернулись: «Для работы все рядом, с бытом сложно». — «Прекрасно, мы туда поедем». С тех пор мы всегда готовимся там.
Я не вижу смысла ехать куда-то в Финляндию или Швейцарию, если в Пинске мы арендуем целиком все общежитие и заселяемся туда огромным составом: основа, молодежка, команда высшей лиги, дети — то есть все игроки системы «Динамо». И если вдруг игрок основы получает какое-то повреждение, мы моментально находим ему замену.
Конечно, ты не захочешь жить на базе в Пинске год, но две недели — вполне нормально. Кровать есть, душ есть. Течет, правда. Бывало, кто-то в лифте застрянет. Но вот свет самое большое на два-три часа пропадал. Вай-фай в этом году появился, но был только у входа. Все как воробьи сидели там внизу, сигнал слабенький был.
Главное на этом сборе — понять, что быт — это второстепенное. И потом, вернувшись домой после этих двух недель, ты начинаешь ощущать, что жизнь хороша.
Про атлетизм
Как-то раз знаменитый боевой хоккеист «Динамо» 90-х Лев Бердичевский увидел после матча шведского нападающего Юхана Харью — и сразу начал того жалеть. «Бог мой, как же ты на таких ножках в хоккей-то играешь?» — не понимал Бердичевский.
Вообще принято считать, что атлетическая подготовка современных хоккеистов уступает подготовке хоккеистов прошлого. Витолиньш с готовностью комментирует это:
— Я бы не говорил настолько категорично, но понимаю, откуда возникла такая точка зрения. Объясню: в советское время у тренеров была возможность заниматься три-четыре недели только на земле, безо льда. Сейчас у тренера меньше времени на подготовку к сезону. Я очень хорошо помню, что никто нас не корректировал, когда мы работали со штангой. Правильно ты выполняешь упражнение технически или нет, ровно держишь спину или горбишься — неважно, главное — сделай. А от этого все травмы. Многие ломались, но их всегда было кем заменить. Конвейер. Выживали только люди с феноменальным здоровьем.
Когда я играл в рижском «Динамо», Тихонов придумал свой знаменитый городок, который потом по всей России распространился. Это несколько станций, которые ты должен преодолеть: прыжковые, тяжелоатлетические, беговые, рукоход. То есть это высокоинтенсивная круговая тренировка. Одну станцию я очень хорошо запомнил. Она называлась «телефонные столбы». Там действительно лежали на земле телефонные столбы. Берешься за один конец столба, вытягиваешь, поднимаешь над головой и опускаешь. Тот городок, который строил Тихонов, и сейчас остался в Латвии. Спортсмены до сих пор его используют.
Про Знарка
История успеха тандема Знарок — Витолиньш — это прежде всего история о том, как их два раза не уволили в тех ситуациях, в которых все было за их увольнение: в 2009-м Знарок с Витолиньшем не смогли вывести ХК МВД в плей-офф, а в сезоне-2010/2011 потерпели с «Динамо» 11 поражений подряд. Их не уволили — и оба раза это решение было верным: в 2010-м ХК МВД играл в финале Кубка Гагарина, а в 2012-м «Динамо» взяло этот кубок.
— Я согласен, это довольно редкое доверие со стороны руководства — и я благодарен за него. В тех ситуациях со стороны начальства было недовольство, но при этом чувствовалась поддержка. Первый сезон был неудачным во многом потому, что это был наш дебют на таком уровне. Пока мы поняли, как работать, пока узнали лигу, сезон уже кончился. В первый сезон мы многое поняли. Даже в мелочах. Если в Европе ты можешь разговаривать с игроками без матерных слов, то здесь ругаться иногда приходится: в некоторых ситуациях так хоккеист лучше усвоит информацию.
— Вы шесть лет работаете с одним и тем же коллективом. Это сильно помогает, например, в плей-офф? Я просто замечал, что очень многих тренеров подводит то, что они не очень хорошо знают своих хоккеистов.
— Это действительно важно — знать, кого выпустить в решающий момент. Ты же помнишь, как в последние несколько лет этот хоккеист играл в стрессовых ситуациях. Чем дольше ты работаешь, тем эффективнее будешь использовать их игровые качества как инструменты.
— Все задают вопрос: будет ли Знарок на скамейке?
— Я даже не знаю, как ответить. Серьезно — не знаю.
— Ну, вы же можете ответить: «Нет, не будет». Или: «Да, будет».
— Мы даже не обговаривали этот вопрос, ведь понятно, что Олег будет больше занят делами сборной. А вариант, когда он то будет, то не будет на скамейке, тоже вряд ли правильный. Игроки должны понимать, кого слушать. При этом, я уверен, Олег очень поможет в роли консультанта: его взгляд со стороны позволит взглянуть на ситуацию объемно.
— Есть популярная точка зрения, что если бы Знарок остался в «Динамо», то вы попробовали бы себя главным тренером в другом клубе.
— Мне трудно отвечать на этот вопрос. Мне и в Латвии всегда его задавали. Жизнь складывается так, как складывается. Сейчас я получил шанс посмотреть, на что я сам способен. Это будет трудный год. С одной стороны — я знаю всех ребят, знаю их возможности. С другой — им нужно будет перестроиться, слушать то, что говорю я, воспринимать это буквально и не ждать, пока это повторит Знарок.
Подпишитесь на PROспорт бесплатно:
ВКонтакте Facebook Twitter
Читать PROспорт на iPad.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео